Как сделать руку с факелом


Как сделать руку с факелом

Как сделать руку с факелом

Как сделать руку с факелом



Шермер Ольга:

[]   []  [] [] [] [] [] []
  • Аннотация:
      ...однажды вы проснетесь со странным намерением - заполучить себе в жены некромантку. Что ж, остается только посочувствовать, но коль скоро отказываться от задумки вы не планируете, наше пособие это то, что вам нужно!   Вам понадобится:   Некромантка в количестве одной штуки (для начала).   Кровопийца в роли подружки невесты.   Безбашенный оборотень в роли главного пособника.   Демон разрушения в роли запугивающего элемента.   ...и много, бесконечно много терпения.   Предупреждение: является продолжением , написанных в соавторстве с Дарьей Снежной и её   Обновление 11.06. Комм.565. Маленький стихотворный бонус - комм.198. Общий файл полностью обновлен.    За столь милую обложку спасибо огроменное         

Часть I

  Пособие для начинающих.      - Госпожа Алмор?   Ветвистая молния расколола небо, и на несколько ударов сердца чётко обрисовала силуэт, замерший на пороге. Зябко поправив сползший на плечо палантин, я скрестила на груди руки:   - Допустим. Что вам нужно?   - Вашу душу. И жизнь.   Закатив глаза, я покрутила у виска пальцем:   - Проспитесь.   Дверь хлопнула прямо перед носом незваного гостя, и я, развернувшись на пятках, шагнула в сторону гостиной, но путь мне преградил все тот же силуэт.   - Вы не дослушали. Ваша жизнь мне не нужна. Но вы в силах дать мне то, что я хочу.   - И какова моя выгода? Вам моя душа, вам же чья-то жизнь, доставленная с моей же помощью. А мне что?   - А вы будете жить дальше. Долго и счастливо.   - Насколько долго? - хмыкнула я, опустившись в кресло, и насмешливо изогнула левую бровь.   - Десять лет - это очень долго! - заверил меня гость. - У некоторых и такой возможности не было.   - У кого, например? - я перебросила ногу на ногу. Пальцы медленно, выжидающе постукивали по подлокотнику.   - У господина Феля, например! - рявкнул силуэт, сбрасывая капюшон. Новая вспышка молнии озарила комнату, осветив изрядно перекошенное лицо Мефисто. Сквозь щеку с одной стороны проглядывала оскаленная челюсть, вместо глаза - лишь бездонная впадина.   Серебряный росчерк медальона кошачьей мафии рассек воздух у меня под подбородком, холодом охватив шею, и я ощутила, как плотно стиснулись его звенья между собой, точно под прессом. Вскинула руку, но лишь ядовито-зеленая искра сорвалась с пальцев, и упала на ковер перед камином.   - Не старайтесь, госпожа Алмор, вас никто не спасет! Как никто не смог спасти меня!..   Чувствуя, как сознание угасает, я попыталась ухватить стоящий на тумбе подсвечник, но лишь сбила его на пол, судорожно хватая рукой воздух.   - И ты умрешь, слышишь?! Я лично тебе отомщу!..   Хрисс тебя дери!   Я подскочила на кровати в ужасе. Рассвет уже вольготно расположился вдоль горизонта, охватив яркими лучами небосвод. Эскалиол давно проснулся. Какое-то время я, не моргая, пялилась в окно, собирая мысли по кусочкам, и наконец-то тряхнула головой, осознавая, что это просто странный, страшный сон.   Госпожа Алмор... Вот же кошмар!      Урок 1. Не спугните жертву.      Впрочем, если 'госпожа Алмор' меня изрядно пугала, то господин Алмор был крайне мил. Особенно когда сидел на диване в углу, задумчиво покусывая угол закладки, и внимательно бороздя взглядом потемневшие страницы древнего фолианта. Светлые волосы непослушными прядями падали на лицо, и вместо того, чтобы просто перехватить хвост, собрав их все в пучок, верлен каждые несколько ударов сердца заправлял их за ухо.   - Чем занимаешься? - пусть вопрос и был не самым разумным, поскольку ясно же - читает, но для привлечения внимания его вполне хватило.   Лесс вздрогнул, книга соскользнула с его колен и грохнулась корешком об пол, рассыпав ворохом несколько выдранных страниц.   - Порчу библиотечное имущество, - вздохнул он, с тоской окинув взором пострадавшую.   - Лучше бы вместо меня к практике подготовился.   - На кладбище-то? Ага, побежал, - фыркнул он, собирая листы в стопку и пытаясь приколдовать на место.   - Ты боишься моих милых мертвячков? - печально затрепыхала ресницами я.   - Мертвячки совершенно очаровательны. А вот скакун твой доверия мне что-то не внушает.   - Асамиэль просто не любит, когда кто-то шумит, - пожала плечами я.   - А еще ходит, дышит и смотрит в его сторону. И существует в принципе.   - Вам просто нужно подружиться. Со мной же ты смог общий язык найти! - я перебралась к верлену под бок, и ткнулась носом ему в ухо.   - Аргумент, - усмехнулся Лесс и, отложив в сторону книжку, приобнял меня за талию. - Знаешь... Я, пожалуй, смогу смириться с твоим Сэмом. Только при одном условии.   Я улеглась головой ему на коленки, и снизу вверх взглянула в темные глаза.   - Что за условие? - я сонно потянулась, выгнувшись всем телом.   - Свадьба, - спокойно констатировал верлен, положив теплую ладонь мне на живот.   В общем-то, я хотела зевнуть. И даже уже начала, но так и замерла с открытым ртом, отчего выражение лица стало крайне соответствующим ситуации. Несколько ударов сердца мы так и смотрели друг на друга: я, не шевелясь, и верлен, улыбаясь.   - Это ты так у меня... руку попросил? - наконец-то отмерла я.   - Хотел сердце, но боюсь ковер испачкать, - совершенно серьезно отозвался Лесс. - Да и тебе оно еще пригодится.   - А рука, по-твоему, не пригодится? - насупилась я.   - Подзатыльники студентам сможешь раздавать и одной, - пожал плечами остроухий. - На самом деле, я не знал, как лучше это сделать. Чтобы ты сходу на меня армию мертвецов не натравила, хотя бы.   Под ребрами что-то ощутимо дернулось и даже, кажется, скрипнуло.   Девушкам, в большинстве своем, свойственно об этом мечтать. Шумные празднества, наряды, куча гостей, весь такой расфуфыренный жених... Но нельзя было не признать: некромантка из меня получилась лучше, чем девушка.   ...поэтому когда спустя веску я сидела на кладбище, подбрасывая куски сырого мяса за магическое защитное ограждение Сэму, а он радостно орошал их огнем, и, чавкая, пожирал, я даже осмелилась задать вслух терзающий меня вопрос:   - Как ты думаешь, он сильно на меня злится из-за того, что я вместо ответа удрала?   Рогар задумчиво выпустил пламя из ноздрей и вопросительно наклонил голову, отчего лавовые разломы, тонкими ручьями разливавшиеся от глаз по лошадиной морде, сверкнули под солнечными лучами, и мне даже на миг показалось, что лава сейчас выплеснется за их пределы.   - Что? Мужская солидарность? Ты меня теперь тоже не любишь?   Асамиэль, правда, вовсе не 'пыхал' пламенем и тем более не извергал его из ноздрей, а всего-навсего магичил, о чем порой любила напоминать мне Киа, но с воображением справиться было сложно.   Лавовые разломы глаз сменились отнюдь не лавовым крупом с подрагивающим хвостом, как воплощение всего пренебрежения ко мне и разочарования.   - А Лесс еще с тобой дружить не хочет, - вздохнула я, бросила за ограждение последний кусок, оставшийся проигнорированным, и, соскользнув с ограды, медленно отправилась в Академию.   - Не стесняемся, показываем бумажечки, личность вашу подтверждающие, - прозвучало слева, едва за моей спиной хлопнула входная дверь. - А то ходят тут всякие, а потом учебные пособия да колбасы с кухни пропадают.   - Колбасы, тэр, вы и тырите, - мило улыбнулась я, обернувшись на Ли.   Оборотень важно прошагал по парадному залу, забросив на плечо бесформенную тряпицу цвета формы городской стражи. Полученная в казарме, она была предметом особой его гордости. Правда, так и не определившись с тем, какой вариант развития событий нравится ему больше, он сочинял то, что лично стащил этот трофей из кабинета тэра Лернского, то - что его ему подарили за спасенную жизнь короля Василиана. Но больше всего впечатление произвела история о том, что сей мундир обладал истинной магией и сам выбирал своего хозяина. И уже двести лет он не подпускал к себе никого, но тут на пороге казарм возник Он - тот самый герой, рыцарь и просто красавец, так что сия реликвия теперь принадлежит ему по праву...   Мечтой работать в городской страже Ли обзавелся курсе на восьмом. Было и куда энергию девать, и выдающиеся магические таланты пристроить, но подвох подкрался, откуда не ждали. Брать на службу его категорически отказались сразу по двум причинам: во-первых, оборотень, во-вторых, не служивший в военных гарнизонах, а значит - не имеющий подобающей для стражника подготовки.   Если честно, я была уверена, что письмо от правителя Аркхарии как раз напугает бедную стражу еще больше, чем клыкастая и хвостатая ипостась будущего коллеги. Но сир де Асти все же оставил после себя самую незапятнанную репутацию и безграничное уважение, так что к его мнению, озаглавившему послужной список Ли, все же прислушались.   И отправили парня на год набираться опыта. Но тут мы недолго думали. Ректор Росский удивительно легко согласился взять Ли... стражником Академии.   Но между собой мы все равно называли его 'тэром'. Пусть 'ребенок' порадуется.   - Наговариваете, госпожа, наговариваете, - процокал языком оборотень. - Весь порядок здесь на моей совести, а вот у вас лицо больно уж подозрительное. Извольте вывернуть карманы, жители домишек близ Академии жаловались, что корова пропала!..   - И вы считаете, - с наигранным возмущением прижала руки к груди я, - что честная жительница столицы Гремора способна на такую низость?! Да за кого вы меня держите, я буду жаловаться! Где здесь ваш главный?!   - Да мне здешний главный самолично чай носит! Так что все вопросы вам следует решать через меня!   - Через вас, говорите... - задумчиво потерла подбородок я. - Какая жалость. Уверена, такой важный человек едва найдет для меня место в своем графике, так что я, пожалуй, сначала переговорю с одной своей хорошей знакомой, вы, должно быть, слышали о ней, Кий эо Ланна зовут...   - Тьху ты! Госпожа Дарк, как же я вас сразу не узнал! - внезапно раскинул объятия оборотень. - Богатой будете! Что ж вы мнетесь на пороге, как не родная, проходите уже!..   - Да кто ж знает чего от вас, тэров, ожидать! Вот до вас тут шнырял один...   - Это который порцию божественного озарения-то получил? - осклабился Ли, вспомнив одну из наших с Киа 'удавшихся' гулянок. - Слыхали, слыхали... Жалеем, что не видали и не участвовали, но слыха-али.   - Вот станешь полноценным тэром, повторим как-нибудь неожиданно всё от и до!..   - Вот спасибо! - залихватски махнул рукой оборотень. - Вот уважила!   Отвлекшись от мрачных мыслей о свадьбе, я разулыбалась, потрепала оборотня по волосам, и ринулась к своему кабинету. Пробегавший мимо Лесс как ни в чем не бывало чмокнул меня в щеку, напомнил, что после третьего занятия у нас совещание, и испарился. На несколько ударов сердца я даже застыла. Может, никакого предложения вовсе и не было, и все это лишь продолжение страшного сна?   По крайней мере, обиженным или расстроенным верлен не выглядел абсолютно. Надо будет зайти к нему в перерыве и сообщить, что вообще-то он сейчас должен меня проклинать и убиваться.   За поворотом мне встретилась Киа. Либо моя стремительно развивающаяся подозрительность сыграла свою роль, либо вампирка действительно меня поджидала. Пусть это и не в ее привычках, но... У Лесса делать предложения тоже раньше привычки не было! Что ожидать от прочих приятелей после такого, я уже и представить не могла.   - Доброе утро, - насмешливо поприветствовала меня подруга   - Просто утро, - пробубнила я.   - Если что, Лесса мы уже видели, - сообщила Киа многозначительно. - И даже успели перекинуться парой фраз.   Конечно, рассказал. Явным плюсом было то, что вампирка уже знала, какая я идиотка, и мне не придётся самой в этом признаваться.   - Можно подумать, ты могла бы ответить 'нет'.   - 'Да', как видишь, у меня тоже не очень-то вышло. Зато отлично получилось удрать.   - И ты будешь бегать так до тех пор...   - Пока это возможно, - хмуро завершила фразу я.   - Ну-ну, - скептично хмыкнула вампирка.   Киа с Ли поженились всего пару месяцев назад, но с тех пор она изредка намекала, что замужем не так уж и плохо. Есть свои неудобства вроде тех, что вместо одного пирожка приходится покупать два, а еще ночью порой сражаться за место у стенки и одеяло, но пережить это можно. И так она ненавязчиво это порой произносила, что закрадывалось в мою душу подозрение о сговоре между троицей приятелей во главе с несостоявшимся женихом.   - Вот заберу Сэма, и умчусь с ним в дальние дали, где не достанут меня ни обручальные кандалы, ни остроухо-клыкастая братия, - буркнула я, дернув на себя дверь кабинета.   И едва не получила зеленой змейкой заклятия в лоб.   - Это еще что такое!.. - негодующе выдохнула я, и услышала ядовитое подругино за спиной 'салют в честь помолвки'. И прежде чем я развернулась, прозвенел колокол, напомнивший о начале занятий, Киа с сожалением пожала плечами и удалилась.   - Заклинание сорвалось. Прошу меня извинить... госпожа Дарк?   Я окинула удивленным взглядом неожиданно воспитанного товарища, и даже не сразу смогла ответить. Чем должно было так оглоушить моих учеников, чтобы из них повылазили такие изысканные манеры?   Но парень был не знаком. Часть темных волос была забрана в небольшой хвост на затылке, остальные плавными волнами спускались до плеч. Небольшая бородка добавляла парню лет, хотя в карих глазах явно читалось, что он еще молодой и зеленый.   - Мне крайне неловко за мою неосторожность, - смущенно улыбнулся он и протянул мне свиток. - Ректор Росский велел отдать это вам.   Так-так. Кайлан Алларий. Переведен из Межрасовой Академии в связи с переездом в Эскалиол. На девятый курс. Башня Рун. Подпись, число, печать. Даже придраться не к чему.   - Ну что ж, студент Алларий. Присаживайтесь на любое свободное место, после занятий подойдете ко мне, нужно будет уточнить пару учебных моментов, чтобы я знала, чего от вас ожидать, - я вернула бумагу парню и вытряхнула из шкафа плакат со стадиями разложения покойников.   Кайлана перекосило. Молодой человек явно не был готов к столь радушному приему.   - А сегодня мы поговорим о чернокнижии, - прицепив плакат на самое видное место, я обхлопала ладони друг о друга, и с улыбкой обернулась на учеников. - Мы уже затрагивали эту тему в прошлые годы обучения, но не думаю, что парой фраз смогла полностью расписать вам эту магию во всех красках, чтобы наверняка отбить любое желание даже задумываться о ней.   - А плакат зачем?   - Для красоты, - зловеще усмехнулась я. - Начнем, пожалуй, с истории. Из названия, разумеется, понятно, почему магия называется именно так. В 513 году Века Химеры (Сноска: Век Химеры - четвертый век с начала существования Дариола. Редко используемое обозначение, применяющееся в учебниках, но если руководствоваться им - то на данный момент идет 924 год Века Феникса, он же Век Седьмой. Век равен тысяче лет.) жил такой господин, как Растор Элейн. Всем он был неплохой, сочинял какие-то книжечки, ставил опыты, никому не мешал. Да вот с женой его беда приключилась. Не то чума, не то тиф, не то просто головой об угол стола приложилась - во всех источниках написано по разному, увы, - да и остался господин Элейн вдовцом. И это с тремя детьми на шее. Опять же - в некоторых источниках говорится, что детей было пятеро, но на данный момент для нас это значения не имеет. Тут-то Растор и загорелся идеей свои книжечки людям 'во благо' пустить. Точнее, сначала убедиться на личном опыте, что благо от этого будет, а потом пустить. Старался-старался, мучился-мучился - стоит ли уточнять, что дело происходило в подвале его собственного дома, над уже довольно неприглядным телом супруги? Да пришло ему печальное озарение, что силы мысли и желания ему не хватит. Тогда слова 'магия', кстати, тоже толком не было, его, кажется, приняли чуть позже. И тогда решил господин Элейн приложить дюже обширную фантазию. Нашел свечки, покрыл их черной краской - поскольку свечи-то храмовные были, а Растор какой-то частью своего мозга понимал, что занимается откровенно не 'богоугодным' делом. Якобы черная краска могла 'закрыть' глаза богов и они не заметят того, чем он занимался. По той же причине закрасил чёрным и обложку своей книги. Потом накапал крови молодого петуха. Решил, что дело не в петухе, и накапал крови собственного сына.   Девочки охнули. Кто-то из парней охнул вместе с ними, остальные лишь поморщились.   - Нет, сначала сын не сильно пострадал. Но вошедший в раж Растор решил, что дело не в качестве, а в количестве. И выжал сынишку. Не спрашивайте как, - усмехнулась я, мысленно уже представив, что надумали себе ребята. - Потом еще немного пошаманил. И оставил дочурку без сердца. Увы, дочурка присоединилась к 'усопшим' ранее родственникам, чем, кстати, не очень удивила озабоченного папашку. И вот дождавшись определенной стойки Лун, вынес господин Элейн все свое добро вместе с женой в мешочке, да погулял до ближайшего кладбища. Что именно он там наворотил история умалчивает, но - жена вернулась. И знаете, неприятной оказалась особой! Мужа не признала, детей не оплакала. Сожрала живого кролика, свернула шею супругу, неблагодарная такая, да понеслась деревню крушить! Настоящая, вполне себе ломовая баба! Долго за ней гонялись и священнослужители с крестами, да водой освященной, и жители с вилами... В общем, когда приехал купец из города ближайшего, то встретила его ну о-очень большая женщина, с явными внешними изъянами, местами похожими не на царапины, а на лица, искаженные криком, в самых неожиданных местах, кстати! То пятерня чья со спины торчит, то еще что. Купец сказал 'ах ты ж хрисс тебя дери!' и умчался за знакомым магом. Ну, на ту пору их звали, кажется 'мирослышащими', но неважно. Упокоил тот маг разбушевавшуюся госпожу Элейн, деревню сжег, на всякий случай, а вот книжку-то Расторовскую себе прихватил. И нашел там некоторые 'несостыковки'. И решил, что если сможет это переправить, то пустит он 'Черную Книгу' во благо народа... Что было дальше, я думаю, вы уже догадываетесь, - и я лучезарно улыбнулась.   - И так появилось Чернокнижие? - немного огорчился Тарис. - А я-то думал...   - Ну простите, коли разочаровала, - ухмыльнулась я. - Иногда история бывает излишне прозаична. Еще вопросы?   - А как считаете вы, госпожа Дарк, если бы господину Элейну удалось провести ритуал успешно, чернокнижие бы стало сейчас запретной магией? - поднял руку Кайлан.   - Безусловно, студент Алларий. Для ритуала Растору, как я уже упоминала, понадобились не только свечки и картинки, но еще и два убитых ребенка. Как вы считаете, может ли это быть спокойно принято в нынешнем обществе? Даже на миг представьте практические занятия для чернокнижников в Академии. 'А теперь, студенты, аккуратно надрежьте соседа по парте и сцедите кровь в специально приготовленные для ритуала тазики. Соседей не выбрасывайте, на следующей практике будем учиться их пробуждать в виде личного мертвого раба'!   - Мне кажется, вы несколько предвзяты, - чуть смущенно произнес Кайлан. - Насколько мне известно, в чернокнижии существуют ритуалы, вовсе и не требующие человеческих жертв.   - И откуда же то вам известно, позвольте спросить? - скрестив руки на груди, я присела на край стола и с интересом склонила голову, глядя на ученика.   - Будь здесь мой наставник, он бы вам с радостью рассказал о моем самом любимом месте во всей Межрасовке... - мягко улыбнулся парень. - Если бы была возможность, я в библиотеке бы даже ночевал!   Мне не удалось сдержать ответную улыбку. Библиотека в Межрасовке была действительно бесподобная - сотни полок, от пола и до потолка напичканные разными фолиантами. Были там и стеллажи под стеклянными куполами, хранящие в себе древнейшие талмуды, от которых даже пахло по-особенному: перелистываешь страницу, а кажется, что шагаешь в прошлое. По углам стояли кресла с высокими мягкими спинками, и сидеть там зимой с книгой и огромной кружкой травяного чая, было едва ли не главным удовольствием не только учеников, но и преподавателей.   Один раз я там действительно заночевала. Когда на кону стоит целая бочка эля, которую на спор придется купить сокурсникам, если найдут, и не в такое место заберешься. Так и не нашли, кстати. Но подозреваю, что они просто не знали, где в Академии библиотека. Оболтусы.   - И вас так спокойно допускали во все секции?   - Мне кажется, или вы хотите меня подловить, госпожа Дарк?   Узнаю студента Межрасовки. В моей Академии было несколько иное отношение к учащимся. Я никак не могла перестать мысленно звать девятикурсников детьми, хоть они и были уже поголовно совершеннолетними, а в Межрасовке к нам относились как к коллегам. Немножко туповатым, часто ошибающимся, но коллегам. Поэтому манера общения Кайлана вовсе не казалась мне странной. Привыкнет, осмотрится, может быть, исправится. Если нет - будем исправлять. И у меня есть как минимум три секретных оружия. Одно клыкастое, второе пушистое и третье остроухое. А скоро из Вилеи вернется еще и четвертое. Крылатое.   Студенту Алларию уже пора начинать бояться в преддверии уготованной участи.   - Подлавливать я вас буду на практическом занятии, когда вместо 'пробудить' вы мне скажете, что собираетесь 'оживлять', - ухмыльнулась я, и с облегчением услышала звон колокола. Годы летят, а радость от этого звука остается неизменной.   - Некромантка, - в кабинет сунулся бархатный черный нос. - Там Росский всех собирает срочно в Главном зале.   Нестройный умиленный вздох женской аудитории уже был привычен, Алларий же привыкнуть еще не успел. Ни к реакции на нашего личного академического 'стражника', ни к самому стражнику. Ли, вполне удовлетворившись и одним недоумевающим взглядом, прогарцевал дальше по коридору, я же привычно застыла у двери, выпуская студентов, но Кайлан не торопился.   - Вы просили меня задержаться после занятия, - напомнил он.   Мне осталось лишь виновато пожать плечами. Ректорское собрание меня дожидаться не будет, а узнавать все из третьих уст мне не хотелось. Пообещав, что мы восполним этот недостаток сразу после собрания и обеда, я спешно направилась к лестнице.   Где меня уже и подцепил под руку Лесс.   - Смотрю, поседевших учеников от тебя с каждым разом все меньше и меньше выходит, - усмехнулся верлен.   - Боюсь, преподавательница защитной магии отобрала все мои лавры на этом поприще, - наигранно вздохнула я.   Нет, он правда ни слова не скажет про мой утренний побег?   - Не огорчайся, ваши шансы по-прежнему равны, - улыбнулся Лесс. - Росский сказал, что у нас новый ученик.   - Удивительно, но Родерик не соврал! - всплеснула руками я. - Да, милый мальчик, зовут Кайлан, прибыл из Межрасовки, еще не сообразил, как себя вести, но на забитого недоучку не похож.   - Милый, говоришь? - недобро сверкнули черные глаза.   - Образно, - тут же исправилась я, в очередной раз себя одернув, что при Лессе мне иногда стоит следить за языком.   Тот лишь гаденько захихикал. И когда он только научился так правдоподобно изображать настолько ледяной праведный гнев? Неужто в тюрьме времени зря не терял?   Едва скопище народа заполонило весь главный зал, преподаватели заняли свои первые ряды, а Родерик громко откашлялся, прочищая горло, рядом с нами нарисовалась Киа.   - Кабинет цел? - усмехнулась я.   - Разумеется, я же профессионал! - вампирка гордо задрала нос. - А вот у госпожи Тиэльской два новых пациента.   - Говорили тебе, не ешь там, где работаешь, - поддакнул Ли, незаметно подкравшись сзади. - Или хотя бы делись с богами данным спутником жизни!   Киа шлепнула оборотня тетрадью по лбу, стоящая перед нами Зегрисс с душой прошипела веление утихнуть. Мы и утихли. Поскольку Родерик наконец-то заговорил.   - Господа преподаватели и господа учащиеся! Имею честь сообщить вам, что через полторы недели к нам прибудет почетная делегация из Межрасовой Академии. Хотелось бы попросить каждого из вас сделать все возможное, чтобы встреча столь уважаемых гостей прошла по высшему разряду.   - Это он так витиевато сказал 'пожалуйте, не разломайте то, что еще не разломано'? - почесал макушку Ли.   - И склейте то, что уже разломали, чтоб хотя бы пару недель подержалось, - поддакнула вампирка.   Родерик громогласно откашлялся, сверкнув глазами в нашу сторону, но вслух претензию не озвучил. Где-то на кончике его языка наверняка зудело 'студент Д'арк!', но увы, студентом Ли уже не являлся, а одергивать нас Росский еще пока не решался. Да и 'суровый взгляд сира де Асти' у него ещё получался слабовато. Арестир-то чай не один год практиковался!   - Также хочу заметить, что для Академии это будет новый опыт, поскольку подобные встречи планировал в свое время еще сир де Асти, о чем активно вел переговоры с сиром Арромондом...   - Арромонд живой еще? - не сдержавшись, тихо хихикнула я.   - А не должен был? - усмехнулась подруга.   - Когда я училась, он уже песком иссыпался. Скрипел даже громче, чем Ли в день, когда его отправили грузить 'добровольные пожертвования' для затопленного Квирина.   - Там бочек двести было! - возмутился оборотень. - Академия решила единолично, что ли, всех обездоленных прокормить и одеть?!   Киа с усмешкой издевательски погладила оборотня по макушке:   - Мучали котика, на работе работать заставляли, нехорошие...   - Угу, - разноцветные глаза расширились до размера медалей, проникновенно уставившись на вампирку, точно рассчитывая на какую-нибудь более весомую компенсацию за пережитые страдания.   По правде говоря, работа у Ли была весьма не пыльная. С защитой территорий прекрасно справлялись и амулеты, главным нарушителем спокойствия внутри здания мог быть только он сам, так что в основном оборотень шатался по коридорам, отвлекал нас, заигрывал с Киа, периодически пугал новичков, вкусно кушал, поскольку внезапно стал любимчиком кухарки, и изредка выполнял какие-нибудь поручения. В духе 'перенеси-подай-сгоняй'.   В общем, жизнь оборотня в стенах Академии не сильно изменилась. Разве что занятия можно было не посещать. Хотя если учесть, что он и во время учебы был тем еще прогульщиком, то можно сказать, что не изменилась вовсе.   - ...сир Арромонд с господами Раминским и Керэльским. Спасибо за внимание.   Я отвлеклась на Росского, услышав знакомые имена, но как выяснилось, именно ими ректор и завершил свою речь. Получается, сам Арромонд с Раминским наведаются к нам в гости? Вот удивятся-то, узнав, что я всё ещё здесь работаю. Керэльского не помню вовсе, возможно он преподавал на других факультетах, а то и вовсе устроился на работу после моего выпуска. Иринэй Раминский не очень любил меня на своих лекциях, равно как и я - его лекции по Истории Веков. Ну, и я как-то ошиблась, сообщив ему, что у него имя женское. До сих пор помню его печаль в глазах:   '- ...уверяю, это мужское имя!   - Да ну что я, женщину от мужчины не отличу? Уверена, Историю Веков у нас будет вести какая-нибудь противная тетка!   - Историю Веков у вас буду вести я... Специально для вас - противный дядька'.   И потом мстительно несколько раз вызывал меня отвечать, обращаясь 'господин Дарк'.   А вот Эамон Арромонд был ко мне весьма терпелив. Хотя... У ректоров, наверное, что-то в крови этакое, заставляющее их любить разных нарушителей спокойствия. Если подумать, я была не многим лучше Ли.   - Кто-нибудь слушал, о чем он говорил? - поинтересовался оборотень, хлопнувшись на зад среди холла. На пантерий зад, разумеется.   - Я пытался, - пожал плечами Лесс. - Но был вынужден слушать вас.   - Не ворчите, декан, - фыркнула я, и потянулась было к его волосам, чтобы заправить за ухо выбившуюся прядь, но замерла на полу-жесте, словно испугавшись, что Лесс тут же набросится на меня и начнет пытать о женитьбе. Отдернуть руку я, в общем, тоже не решилась, то как-то неловко получалось: мы уже не первый год вместе, а я вдруг отчего-то смутилась? Но меня спас Кайлан. Никогда не думала, что могу так радоваться новой головной боли!   - Госпожа Дарк, а мы не сможем переговорить сейчас? Ректор Росский велел зайти к нему после обеда и...   - Конечно, без вопросов! - выпалила я и рука, что тянулась к Лессу, вдруг просвистела рядом с его ухом, указывая куда-то ввысь. - Пройдемте в мой кабинет, студент Алларий.   И лишь в районе второго этажа осознала, что веду себя как полная идиотка. Но отступать было некуда, да и кроме новенького удивить этим мне никого бы не удалось.   - У кого вы учились, Кайлан? - деловито осведомилась я, возвращаясь в роль суровой преподавательницы.   - Преподаватели часто сменялись. Какой именно предмет вас интересует? - парень сел за первую парту, напротив меня.   - Допустим, некромантия, - пожала плечами я. Интересно, Шиарский еще не сбежал на вольные хлеба, как грозился?   - Меледан Шиарский. Вы знакомы?   - Имела честь общаться, - хмыкнула я. - И как он оценивал ваши знания?   - Вся информация обо мне хранится у ректора Росского, госпожа Дарк. Вы уверены, что хотите все выслушивать?   - А я никуда не тороплюсь, - и я откинулась на спинку стула. - Полагаю, все темы, вами изученные, там тоже указаны?   Кайлан кивнул:   - Разумеется. Признаться, некромантия меня крайне заинтересовала. А откуда вы знаете Шиарского?   - Тоже у него училась. В Межрасовке.   - Да вы что! - неподдельно изумился парень. - А вас он тоже заставлял домашнее задание на кладбищах самостоятельно делать?   - Еще как заставлял! Представляешь, у меня даже один из одногруппников на занятия с ручным пробужденным явился! Так крепко его к себе привязал, что Шиарский заставил каждого из нас провести на нем работу над ошибками! Полторы вески парень стоял столбом перед аудиторией, пока мы шаманили вокруг!   - И как? - расхохотался Кайлан. Судя по радости в глазах, на его долю тоже выпадали подобные развлечения. А то и еще хлеще, зная извращенный ум господина Меледана, который с каждым годом придумывал нам все более и более заковыристые задачки, предварительно погружая нас живьем в их условия.   - Так никто и не распутал, - вздохнула я. - А сам Шиарский спокойно вышел после занятия, ни слова не сказав бедняге. И вообще перестал его замечать. Дня два тот вокруг да около ходил, ныл, просил, чтобы эту 'гадость костлявую' обратно под землю отправили. А в итоге психанул, перекопал аж четыре учебника - а это в два раза больше, чем общее количество прочитанных за его жизнь книг - и самостоятельно избавился от 'хвоста'. Вышел с кладбища довольный такой, в гордом одиночестве наконец-то, и Шиарский ему с порога радостно 'О, что-то давненько я вас не видел!' Еще и занятия заставил отрабатывать. На которых он его якобы не видел.   - Методы у него и впрямь своеобразные, - с некоторым умилением в голосе произнес Кайлан. - Зато действенные!   - О-о, тут не поспорить!.. Ты, кстати, сильно голодный?   - Не особо. Мне ведь перед вашим занятием выдали кое какой паек с дороги. А что? Хотели пригласить меня пообедать? - произнес парень и резко залился краской, осознав, что вопрос прозвучал несколько двусмысленно.   - На кладбище, - хмыкнула я. - Поскольку все темы, что вы изучали, я смогу и в ваших бумагах прочесть, а вот как дела с практикой обстоят хотелось бы выяснить до того, как вы случайно мне пробудите все учебные пособия, которые переедят остальных учеников.   - Отлично, - парень окончательно оживился.   Поэтому когда спустя четверть вески он буквально за два взмаха упокоил поднятого мной скелета, а потом - тремя жестами пробудил еще двоих, я осознала, что Кайлан питает к некромантии не менее светлые чувства, чем я. И что у меня наконец-то появился не просто ученик, но еще и единомышленник.   А вот обрадовало меня это или озадачило - я еще не поняла.       В комнату я возвращалась ближе к ночи, тихо крадучись, словно спящий верлен мог бы услышать мои шаги и вновь наброситься со своими странными и страшными вопросами. А может даже начал бы пытать!    На самом деле, мне очень хотелось спокойно ввалиться к нему в комнату, улечься под бок и беспечно выпасть из этого мира до самого утра. И не опасаться, что он вновь поднимет нежеланную для меня тему. Впрочем, сообщить ему, что эта тема нежеланна, и чтобы больше он к ней не возвращался, я тоже не могла, поскольку для него это было важно. Так, будучи не очень-то разумной, я и застряла между 'не хочу' и 'не могу'.    Когда-то, конечно, придется к этому вопросу вернуться, но сейчас вся моя сущность отчаянно этому сопротивлялась.    Полторы вески мы проторчали с Кайланом на кладбище. Он рассказывал про опробованные им ритуалы, про заклинания, которые он только собирается изучить, упрашивал меня продемонстрировать некоторые из них... Потом кто-то опять сломал Фаула. Потом меня вызвал к себе Росский. Потом пришла Киа с горой свитков, и по одному лишь хмурому карему взгляду стало ясно, что в одиночку она разгребет их лишь к утру. Спустя примерно еще полторы вески в кабинет влетел Ли с радостной новостью о том, что был замечен разгуливающий по территории Академии бес. Информация о жертвах была не точной, но поговаривали о пяти трупах, трех пропавших и одном покалеченном...    Покалеченный действительно был один. Им оказался сам Ли. Причем на голову. То ли в знак протеста, что Киа занята работой (на работе, вот ведь мерзавка!), то ли просто от каких-то внутримозговых разногласий, он не шибко-то перетрудившись, взломал кабинет Нортской и выпустил из клетки учебное пособие. Нет, все живы.    Но все полвески, что мы пыталась перехватить мелкую тварь и отправить обратно в клетку, перед глазами стояло по-отцовски опечаленное лицо сира де Асти, со взглядом, в котором читалось откровенное 'И что ж мне с вами, убогонькими, делать...'    Ближе к ночи Фаула сломали еще раз. Ломали долго и мучительно, судя по всему, а также по пробоине в стене, двум новым пациентам у Тиэльской и полному скорби лицу Родерика, грустно поинтересовавшегося 'Может быть, попросим господина Д'арка повыполнять обязанности по хозяйству, а Фаула проводим на вечный покой?'    Но терять свою пусть и небольшую, но прибавку к зарплате, мне не хотелось. Поэтому еще четверть вески я расписывала в красках все ужасы, которым подвергнется Академия, если поставить отвечать за всё, что связано с внутренними порядками, того, кто вовсю старался (и старается до сих пор) их нарушать. Родерик грустнел все сильнее, Ли польщено заливался краской, я мысленно мечтала, что с очередной 'премии' куплю новые сапоги.    Ну и под конец я не побрезговала 'проведать' ребят, что шли вопреки собственному страху и здравому смыслу, заботливо намекнув, что в следующий раз я действительно не стану восстанавливать Фаула. У меня на примете есть целых два новых ходячих мертвеца, которые с радостью будут выполнять любые мои приказы.    Для учеников Башни Фор они были удивительно доверчивы, внушаемы и пугливы. Впрочем, через год у них начнутся занятия у Киа, и они сразу многое в этой жизни переосмыслят.    Дверь я открыла тихо. Привычно призвала светопульсар, непривычно обнаружила, что его место под потолком уже занято, равно как и кровать.    - Знаешь, если бы не заметил твой кошелек в ящике, решил бы, что ты сбежала, - хмыкнул Лесс.    - Случайно забыла. Вот вернулась забрать. И дальше в бегство, - пожала плечами я. И мысленно содрогнулась, понимая, к чему всё идет.    - Ты тогда либо беги уже, либо спать ложись, - верлен отложил в сторону испещренный символами пергамент и потянулся всем телом.    Не сдержав улыбки, я прямо в одежде завалилась рядом с ним, пристроив голову ему на плечо, и прикрыла глаза. Мягкие губы коснулись виска.   - С новым студентом мучилась?   Я кивнула:   - А еще с кучей трупов, сбежавшим бесом и будущими заместителями завхоза.   - Даже завидую, насколько твой день был насыщенней моего. У меня сегодня только двое выпустили заклятие 'Ледяных клинков' из-под контроля, и лишь один нос разбил, удирая. Надо будет с Росским поговорить, чтобы пересмотрел распределение мелкого, больно уж трусливый. Так что ты думаешь об этом Алларии?   - Ничего особенного, - передернула плечами я. - Он молодец. Вроде как. И за все три года, что я работаю в Академии, у меня впервые появился ученик-некромант.   - И ты ревнуешь?   - Ничего я не ревную! - фыркнула я. Еще чего. Да хрисса с два я вслух признаюсь, что настолько мне нравилось быть единственным некромантом в Академии, что так и хотелось прижать новенького к стенке и зловеще прорычать на ухо: 'И не вздумай некромагичить! Здесь только я имею право это делать!' Но, наверное, это даже для Полли было бы чересчур по-детски, поэтому придется терпеть.   - Как скажешь, - усмехнулся верлен. Этому остроухому и говорить ничего не надо было. Сам все знал. - Тогда спать?   - Тогда спать, - буркнула я, отвернувшись к стенке.   Щелчком отозвав светопульсар, верлен перевернул подушку обратной стороной, взбил и лишь тогда устроился.   - Нет, ты издеваешься? - резко села в кровати я.   - Ммм? - темные глаза уставились на меня с искренним удивлением.   - Я весь день, как на иголках, а ты ляпнул, значит, про свое предложение утром, и все, забыл?   - Ну ты очень мастерски ушла от ответа, - усмехнулся Лесс. - Думаю, тебе надо дать лет десять, чтобы это переварить. Верлены живут около двухсот лет, верлены-маги подольше... Так что я-то никуда не тороплюсь. Правда, ты через такое время будешь менее прекрасной невестой, но зато наши чувства пройдут самое что ни на есть надежное испытание. И если мы друг друга не попереубиваем...   - Нет, ты издеваешься, - уже не вопросительно, а утвердительно проговорила я. - То есть, ты это просто так ляпнул, а я страдай?   - Это слишком грубо, пожалуй, - задумчиво потеребил кончик носа Лесс. - Но похоже на правду. Так что спокойной ночи. Можешь спать спокойно и не бояться, что утром откроешь глаза - а ты в свадебном платье и с обручальным клеймом на лбу.   - Точно? - прищурилась я, надеясь, что уж под таким-то взглядом он расскажет все, что задумал.   - Торжественно клянусь! Пыльным мешком тоже бить не буду, чтобы под венец утащить. Честно. Была такая мысль, мне ее Ли подбросил. Сказал, что у них с Киа это примерно так и вышло. Правда, якобы это вампирка его била, а он сопротивлялся, но...   - ...главное - результат, - заключила я.   Коснулась губами виска Лесса, на что он чуть крепче прижал меня к себе, и накрылась одеялом.   Мысли ворочались в голове хуже, чем шайка мильканов, запертых в ящике локоть на локоть размером. И раздражали примерно также. Шумные, копошащиеся чудовища, норовящие высунуть лапку в самую тонкую щель, и больно ей цапнуть.   Цапнуть удалось.   Я не боялась свадьбы. И женой Лесса стать не боялась, а подсознательно даже хотела. Но все перечеркивал Арлан одним лишь воспоминанием.   Он ушел на битву буквально через неделю после того, как я согласилась стать ему женой. Эта неделя - пять лет назад - была самой счастливой. В суматохе, ожидании, выборе нарядов, списках гостей... И закончилась самым страшным горем, которое только можно было предположить. Арлан погиб, и мне хотелось осыпаться прахом в чернозем, развеяться по ветру, только чтобы больше никогда не вспоминать ни о браслете, что он подарил мне и пообещал одеть на запястье в День Единения, ни о доме, что мог быть только для двоих, ни о том, как я рисовала себе эту нелепую картинку: белое платье, фата, цветы... Как ждала того дня.   Лесса я любила. Даже больше, чем могла любить вообще. Но эта мысль, мелкая, гадкая, давняя мысль, никак не хотела выветриваться из памяти. И внушала мне лишь уверенность: согласись я стать 'госпожой Алмор' с Лессом что-то случится. Что-то страшное и непоправимое, с чем я справиться не смогу.   Но и расскажи я об этом ему... Лесс понимающий. Он порой разумнее, чем мне бы хотелось, но боюсь, даже он сочтет это простой попыткой отвертеться от свадьбы.   А передать ему на словах всё, что копилось годы, я не смогу.   Лесс сонно выдохнул мне в волосы, невольно фыркнул и осторожно, кончиками пальцев, отвел мешавшие пряди в сторону. Я легко сжала ладонью его руку, меня обнимавшую, и задумалась... о покойниках.   В конце концов, именно они завтра меня ждали на практике. Как никто другой.      Урок 2. Если жертва напугана - затаитесь.      Бейлис Сейлетская манерно поправила кружевные перчатки и закинула ногу на ногу. Родерик невольно скользнул по новому декану Башни Аннун взглядом, откашлялся и произнес:   - Господа преподаватели. Сегодня я вас собрал здесь...   Речь Арестира. Да, сир де Асти любил начинать наши сборища именно этой фразой, а Росский пока не придумал свою, но мы все-таки прислушались.   - Всего полдня осталось до прибытия гостей из Межрасовой Академии Гремора, посему я ожидаю доклада от каждого из вас. Что проделано на данный момент, на что еще стоит обратить внимание...   - Ректор Росский, - учтиво кивнул Лесс, и встал, сжимая в руках свиток. - На данный момент на Башне Рун были устранены недочеты в виде трех разбитых окон, одного зеркала, исправлены учебные манекены, что сгорали в пепел при использовании заклятия 'Вихрь пламени', теперь они выдерживают до десяти сильнейших магических атак, и...   Я невольно закашлялась.   - Госпожа Дарк, есть что добавить? - Родерик перевел взгляд на меня.   - Сбежавший вчера с практики мертвец был пойман и обезврежен, кладбище перекрыто защитным заклятием госпожи эо Ланна, рогар никого не сожрал.   - Сожрет, - вздохнула декан Сейлетская. И тут же исправилась:   - Но никто не расстроится!   Пришедшая на замену господину Фелю, да отыграются на нём Безликие, преподавательница Провидческих Материй, иногда ставила нас всех в тупик. Крайне женственная, иногда завораживающая своими движениями, женщина лет тридцати с небольшим, совершенно не стеснялась делиться с нами таинствами своих 'приходов'. Не то новая должность ее настолько воодушевила, что видеть она стала всё, не то она и раньше видела, но стеснялась признаться, но теперь сообщать нам обо всем увиденном она считала своей непосредственной обязанностью.   Когда она, цокая высоченными каблуками, пару недель назад прошагала через обеденный зал, а после сочувственно произнесла 'Если что - комнаты для уединения есть и на шестом этаже башен', студенты, да и чего греха таить, преподаватели, замерли на несколько мгновений с поднесенными ко рту вилками.   Стоит признать, что запеченная рыба в тот день действительно не удалась.   Тиэльская осчастливила нас докладом, что колбочки вымыты до блеска и перенесены в лабораторию в целости. А еще, что зацвел папоротник. Из высаженных семян гортензии.   Преподавательница рас и сущностей Нортская жаловалась, что предоставленные ей Фаулом клетки не выдерживают ее подопытных зверьков, на что мне захотелось поинтересоваться, не пыталась ли она в эти клетки впихнуть живого оборотня? Судя по насмешливому выражению на лице Киа, она подумала о чем-то подобном.   В самый разгар выступления самой госпожи эо Ланна, полного оптимистичных заверений, что все лучше некуда, в кабинет ворвался наш доблестный тэр Д'арк, и сообщил, что на Башне Фор сгорел дотла кабинет Защитной магии, огонь ползет дальше по коридору и ученики уже не справляются. Все мы знали, что доверить ученикам тушить пожар равносильно тому, что дать им разрешение забросать огненными шарами и пылающими головешками каждую комнату, уточнив, что тот, у кого лучше загорится - получит желанную единицу в ведомости.   Собрание было прервано. Тиэльская ринулась спасать чистые колбочки и выросший из гортензии папоротник, Сейлетская пожала плечами, мол, звиняйте, не увидела, а во взгляде Росского в миг, когда он ринулся вперед нас, мелькнуло что-то настолько грозно-Аресовское, что аж на душе потеплело.   'Сгоревший дотла кабинет' оказался чуть опаленным ковриком у двери. 'Огонь, ползущий по коридору' - потемневшим углом занавески. Тарис и Тирис чесали макушки, виновато глядя то на нас, то на оплавившуюся ножку, оставшуюся от манекена из кабинета Боевой магии.   Лесс хмуро осмотрел подставку, потыкал в оплавленное пальцем.   - Нет, 'Вихрь пламени' у вас хорошо получился, - нарушил он нависшую тишину. - Вопрос в другом. Каким божественным озарением вас так огрело, что вы додумались практиковаться среди коридора, без преподавателей, да еще и на старых манекенах?   - Тык... - неуверенно начал Тарис. - Мы слышали, что новые зачаровали...   - Думали, что не горят... - вторил ему Тирис.   - А этот вы где взяли? - грозно вопрошал декан Алмор.   - Н... на первом этаже. Недалеко от комнаты Фаула...   - И вас ничего не насторожило?   - Насторожило, - признался Тирис. - Почему хорошие манекены выбрасывать собрались. Вот и...   - Это я им подсказал, каюсь, - развел руками Ли. - Не думал, правда, что они среди Академии удумают практиковаться. Довольны? - грозно сверкнул разноцветными глазами оборотень.   - Н... нет, - братья втянули головы в плечи. - Правда, не сообразили что-то...   - Еще раз услышу, что вы подобное проделываете - сам лично к ректору отведу, поняли?   Мы с Киа обменялись уважительными взглядами. Точнее, моим 'ничего себе, как ты его выдрессировала' и её 'сама в шоке, не думала, что получится'.   Тэр Д'арк вежливо откланялся, и ухватив братьев за воротники, утащил прочь с наших глаз. Мы лишь вознадеялись, что Ли не настолько вжился в роль, чтобы награждать расшалившихся учеников плетьми или устраивать публичные порки.   С трудом ковыляющий Фаул несколько раз махнул веником рядом с манекеном, да так и удалился с пустым совком.   - Кажется, у нас опять сломался завхоз, - вздохнул Родерик, проводив того взглядом.   - Может, ему в отпуск надо просто? - неуверенно предположила я. - То у этого бедолаги даже смерть не стала уважительной причиной, чтобы пропустить работу...   Росский вздохнул еще раз. Только как-то еще грустнее. После ухода де Асти и смерти Феля должность ректора свалилась на него, как снег среди лета. И вместо того, чтобы как и все порядочные маги, поехать домой, проведать семью, подышать свежим воздухом на трактах, половить шишиг сачком, поубегать, если шишиг окажется слишком много, Родерик был вынужден сидеть в кабинете Арестира и пытаться понять, что за счастье ему привалило, и не стоит ли повеситься, пока не поздно?   Тогда я, кстати, впервые неприлично возрадовалась, что не выбрали Лесса, хоть у того и были все шансы и права.   Это после оглашения результатов и моих тяжких мысленных потуг среди голосования, выяснилось, что верлен со всей своей врожденной благочестивостью, заранее попросил остальных избрать ректором Росского. На мое возмущенное 'Но почему?', Лесс пожал плечами и вполне логично отметил, что каким бы ложным не было прошлогоднее обвинение его в убийстве Таники, родители учеников вряд ли одобрят, что он, пусть даже трижды оправданный, будет стоять во главе Академии. А репутация Академии важнее прибавки к зарплате.   Поганец остроухий. И не поспоришь же.   Паника среди преподавателей, вызванная 'пожаром', утихла спустя полвески. Тиэльская, что-то бормоча себе под нос про пугливых коллег просеменила по лестнице обратно в свой кабинет, прижимая к груди эвакуированный папоротник и коробку с колбочками, а мы зашагали обратно в кабинет Росского, как вдруг перед нами вновь нарисовался Ли со скорбным:   - Приплыли...   Мысль о студентах, решивших после 'вихря' опробовать 'Водный исток', пришла не мне одной, посему мы тут же заметались по коридору, ожидая хоть какой-то информации о местоположении очередной катастрофы. Но все оказалось еще хуже.   - Гости ваши приплыли.   - У нас же было еще весок пять! - Родерик прошел туда-обратно перед нами. - Что там с манекеном? Убрали?   - Фаул убрал, все в порядке, - заверила его Киа. - С третьей попытки, правда, но...   - Так, теперь уберите Фаула, - скомандовал ректор. - И всем живо в парадный зал. Я пока встречу их у ворот.   Завхоза, подвязанного к моей магии, заманить в коморку было довольно легко. Объяснить, почему он должен сидеть там, а не махать веником в зале, поднимая пыль в глаза гостям, было чуть сложнее. Пришлось пойти на крайние меры - чуть ослабить некромагическую подпитку, оставив Фаула в состоянии кабачка. И лишь тогда, с чувством перевыполненного долга, я вылетела к главному входу.   Преподаватели уже стояли двумя полукругами, освободив по центру ковровую дорожку и прямой путь в Большой Зал. Кто-то волновался, кто-то был в радостном предвкушении, и лишь декан Аннун была неприлично мрачной. Даже черный платок на голову повязала. И одела кружевные черные перчатки, в которых теребила бумажную салфетку.   Распахнулась дверь, мы уже было собрались зааплодировать столь почетным гостям, но...   На пороге возник уже привычный Родерик. За ним Ли. А за Ли...   Мое предвкушение от встречи со старыми преподавателями раздулось до неимоверных размеров и... лопнуло под металлическими звуками строгого марша, с которыми в парадный зал вторглись шестеро стражников.   - Всем разойтись по рабочим местам! - громогласно объявил Росский. - Немедленно! И проследите, чтобы студенты не слонялись по коридорам!   - Да что вы, в самом деле, я ж не девочка уже, чтобы туда-сюда-обратно... - пробухтела Зегрисс, махнула на всех рукой и сердито утопала в родную лечебницу.   Парадный зал наполнился негодующими возгласами, но, тем не менее, в скором времени опустел. Лишь мы с Киа, Ли и Лессом остались на своих местах, пожираемые любопытством.   - Ректор Росский? - наконец провозгласил первый стражник.   - С кем имею честь? - вежливо отозвался Родерик, скрипнув зубами. Явление стражи вместо почетной делегации как-то не вызывало никаких положительных ассоциаций.   - Тэр Лагонский. Командир двадцать первого отряда городской стражи. Нам поручено донести до вас весть, что полвески назад на границе был задержан раненый стражник, один из тех, кого Василиан послал в сопровождение вашим гостям из Межрасовой Академии. Стражник был отправлен в лазарет, но успел сообщить нам некую информацию, вас касающуюся.   Да оставьте же вы эти подробности для своих отчетов! Неужели сложно прямо и по существу сказать, в чем дело?   - На делегацию напали еще на подъезде к Эскалиолу. Из стражей выжил только один.   - А что с самой делегацией? - не выдержала я.   - Простите? - тэр Лагонский перевел на меня взгляд.   - Прощаю. Что с делегацией?   - Исчезла. Это все, что сообщил нам потерпевший. Что вы можете сказать об этом?   - Что мы крайне сожалеем и находимся в легком замешательстве, - произнес Росский. - Они должны были прибыть приблизительно через пять весок. И новость эта для нас тоже крайне неожиданна.   - У вас были разногласия?   Я испуганно распахнула глаза, отчетливо уловив, куда клонит Лагонский.   - Позвольте. Преподаватель защитной магии, Кий эо Ланна, - отчеканила подруга откровенно по-стражевски. - Этот визит был давно запланирован, и подготовка в стенах Академии к встрече гостей шла полным ходом. Неужели у вас есть подозрения, что в исчезновении замешаны мы?   - Разумеется, есть, госпожа эо Ланна, - отозвался тэр. - Но пока что нет мотивов. И мы сделаем все, чтобы разобраться в данной ситуации.   - Уж будьте любезны, - Родерик так интересно сыграл бровями, что Киа промолчала, а сам он приобрел тон, доселе мне незнакомый. - И не оттуда вы начали свои поиски. За информацию - благодарим. И хотелось бы попросить вас держать меня, как ректора Академии, в курсе расследования.   - Я думаю, мы будем вынуждены еще не раз встретиться в связи с возникшей проблемой. Ректор Росский, - прощаясь, кивнул стражник.   - Тэр Лагонский, - отозвался схожим тоном Родерик, и стража покинула зал также стройно и быстро, как и вторглась в него.   Прежде чем хлопнула со всего размаху огромная входная дверь, стражу настигло мое возмущенное 'какого?!?...'. '...хрисса' осталось внутри Академии, и так звонко разлетелось эхом по углам и закоулкам, что даже нарисовавшийся на лестнице ученик тут же юрко шмыгнул обратно на второй этаж.   - Тише, - осторожно произнес Родерик, в характерном жесте подняв ладонь, точно давая команду собаке.   - 'Тише'? Хочу напомнить, что только что сообщили, что троих сильнейших магов недавно похитили. Понимаете? Похитили магов. И не просто магов, а ректора и двух деканов Межрасовки. Это вам, извините, не ребенка конфеткой завлечь, и как минимум там должны были постараться маги на порядок сильнее.   - Госпожа Дарк, - все тем же примирительным тоном изрек Росский. - Я в свою очередь хочу напомнить вам, что обвинение в исчезновении нависло над нашей Академией. Над каждым преподавателем и учеником по отдельности и всеми вместе.   - Но... - зачем-то поспешила возразить я, еще даже не зная, что противопоставить Родерику. Шестнадцатилетняя Хельга Дарк похлопала меня по плечу с некоторой гордостью: спустя десяток лет я вернулась к тому, от чего бежала. От вредной, делающей лишь назло, девицы. Возражать? Принципиально. Собеседник прав? Да наплевать.   Моё неразумное 'я' было тут же утрамбовано грязными сапогами в свое невзрачное прошлое, и я со вздохом кивнула.   - Расходитесь по своим делам.   Мы ожидали, что Росский велит и нам сидеть и не высовываться, но вместо этого прозвучало вполне здравомысленное:   - К вечеру зайдете ко мне, поделитесь, что надумали.   Слегка удивленно кивнув, мы проводили Родерика взглядом, а после, пробежав глазами по совершенно опустевшему залу, переглянулись сами.   - Опросить бы раненого, - проговорила Киа, задумчиво убрав за ухо выбившуюся из косы капризную короткую прядь.   - Кровушки испить на халявушку, - передразнил супругу Ли, получил легкую затрещину и обиженно пояснил:   - Нет, ну а что он там зря такой весь соблазнительно-окровавленный будет валяться? Так хоть твою порцию ужина можно будет слопать...   От следующей затрещины оборотень уже увернулся. Замер, огляделся, прислушался, выискивая свидетелей и, не обнаружив оных, сделал Киа подсечку, опрокинув её себе на плечо, зловещим гыгыканьем и зычным шепотом оповестил нас:   - Я спёр вампира! Пусть правитель Аркхарии ждет письма с требованиями о выкупе дочуры!.. - и унесся вверх по лестнице.   Хмурое лицо вампирки, свисающей вниз косой, не смогли бы описать даже талантливейшие из художников Дариола.   На пару ударов сердца повисла тишина, но тут же меж перилами вновь показалась коварно-осклабившаяся физиономия оборотня:   - Ректор тоже пусть готовится! Его преподаватель защитной магии - у меня!..   Чудовищное 'муахаха' растворилось вместе с Ли в лестничном пролете, и если бы я не знала, что Родерик велел загнать всех учеников по комнатам, то уверилась бы, что несколько заикающихся с непривычки учащихся младших курсов нам гарантированы.   Не успели мы отвести взгляд в сторону, как из того же проема свесилась коса, следом за ней - вампирка, что сообщила 'во время похищения ни один вампир не пострадал, а вот оборотень пострадает буквально через несколько ударов сердца', после чего велела мне зайти к ней в комнату после занятий, ибо у нее есть несколько задумок, и скрылась. Мстить, наверное. За ту угрозу, под которой оказалась ее репутация, увидь все это ученики.   Вопреки моим ожиданиям, отменить лекции Росский не догадался. Что и понятно: для большей части учеников и преподавателей пропавшая делегация была всего лишь тремя пропавшими магами. Это событие напугало, удивило, но не выбило их из колеи как тех, кто учился под их чутким руководством, или рука об руку работал с ними.   Я же понимала, что учитель-практик на данный момент из меня никакой, а шестой курс внушал лишь опасения, но никак не надежды на скрытые способности. Поэтому выслушав плач по 'прогулке на свежем кладбищенском воздухе', я задумчиво замерла перед грифельной доской в попытке собрать мысли, а после - махнула рукой и рухнула на свой стул.   - Вопросы есть?   Ученики зашумели, перебрасываясь слегка растерянными взглядами. Где-то в подсознании их отчетливо произошла несостыковка в устоявшемся цикле 'сначала тема, потом вопросы'. 'Вопросы' прозвучали, где тема?   - Спрашивайте что угодно, - выждав несколько мгновений озадаченной тишины, смилостивилась я, но все же уточнила:   - Касательно предмета.   Можно подумать, я поставила перед ними Его Величество со словами 'прошу, можете кидать в него камни, тухлые яйца и помидоры, но через пару весок он вернется в свой замок и подпишет приказ о вашем немедленном четвертовании. Но вы все равно кидайте!'   - Вы как-то говорили, что разумный некромаг не использует сложных ритуалов для пробуждения мертвых, а 'просит'. То есть, получается, совсем-совсем не нужен ритуал?   - Зачастую да. Если вашего 'чувства смерти' хватает, разумеется. Вставать над могилой, махать руками и кричать 'дяденька, пожалуйста, восстаньте и разнесите мне тут всё к хриссам' бесполезно. Оно где-то здесь, - я задумчиво покрутила пальцем у виска.   - А вам когда-нибудь приходилось такое делать? - студент, кажется, Вернский, с любопытством придвинул стул ближе к парте, и подался вперед.   - Приходилось, - созналась я. - И не раз.   В 'детских' глазах читалось отчетливое: 'Расскажите!' Сомнения в том, что это будет полезно для юных магических дарований, у меня были. Хотя с точки зрения некромагии, это даже не запрещено.   - А что вы знаете о Варсаке? - я начала свой рассказ с неожиданного для студентов вопроса.   - Там оборотни. И арены. И еще тирания. И они не любят прочие государства, - наперебой начала перечислять моя аудитория. Непроизвольно хмыкнув себе под нос, я с некоторым облегчением заметила, что никто из них не сообщил, что 'оборотни кусают людей и тем самым превращают их в оборотней'. Хотя, помнится, такая легенда гуляла по городам в довольно красочном виде.   - Хорошо. А про Арены что известно?   - Там оборотни меряются силой друг с другом, - неуверенно отозвалась с третьей парты Ланния.   - На деньги, - поддакнул мальчик со смешными ушами, что постоянно сидел дальше всех от меня на первом ряду. Собственно, я его запомнила только по ушам. Фамилия его тут же вылетала у меня из головы, стоило покинуть кабинет. А вот уши оставались.   - Почти верно. Только меряются они там не силой, а скорее благосостоянием. Кто сможет себе купить раба посильнее, тот и в выигрыше. И если вдруг у вас возникло заблуждение, будто эти рабы идут туда добровольно, словно на работу, то нет. Как правило, это либо попавшие в руки работорговцев, либо на свою голову загулявшие на территорию Варсака люди, эльфы, орки... Кто угодно. Кто подохлее - на плантации. Кто повнушительнее - на Арену. Мне довелось там побывать. Нет, не в качестве раба или гостя, просто так получилось. И вот там мне пришлось 'просить'. И погибшие на Арене не побрезговали воспользоваться таким даром. Вы догадываетесь, в чем еще отличие 'добровольно' пробужденного от пробужденного насильно с помощью ритуала?   - Они... умнее?   Я с некоторым сомнением прищурилась, покачав головой:   - Не могу сказать, что вы не правы, хотя и верным ответ назвать сложно. Они имеют только одну цель. Им не нужно крушить, ломать и убивать напропалую. Встали, сделали то, для чего встали, и ушли обратно с чистой совестью, досматривать свои вечные сны. Например, восставшие на Арене лишь отомстили своим обидчикам, тем, кто держал их в плену, заставлял биться против их воли. Тем, по чьей вине они и погибли.   - Выжившим бойцам? - ойкнул кто-то в аудитории.   - Нет. Каждый из них понимал, что либо - он, либо - его. Поэтому пострадали лишь владельцы Арен и 'хозяева'. Завершать ритуал было не нужно, они сами знали, когда им пора вернуться. И ни один невиновный не был даже ранен. А можете представить, чем бы это обернулось, окажись они пробужденными насильно? Злые, ошалевшие от ненависти ко всему живому... Одно неверное движение, и через пару дней от Варсака остались бы одни руины. И лишь ошметки от любого живого существа, попавшегося у них на пути. От некромага в том числе.   - А можно попросить 'пробудиться' кого-то одного?   - Попросить можно. Но знаете в чем преимущество просьб, адресованных к целой 'армии'? Они едины духом. Он вынуждает их держаться вместе. А вот когда это лишь один человек - он быстрее смиряется со своей участью. Вы до него скорее всего и не дозоветесь, чтобы 'попросить'. От него этому миру осталось лишь тело, а то и вовсе - ветхий скелет в куче тряпья.   Бесполезный, поднять который под силу лишь магии...   '... и то лишь магии черных книг' - пронеслось в голове, и я отчего-то вдруг задумалась, уцепившись взглядом за перо в руке Вернского.   ...в сводках городской стражи значилось, что с господином Фелем поквитались извечные его конкуренты, 'Псы'. Следов ныне покойной Таники Эйлетской обнаружено не было. А могло...   Я тряхнула головой лишь когда в сознание вбурилось уже обеспокоенное:   - Госпожа Дарк!   - Я тут, - вскинуть взгляд оказалось легче, чем мгновенно сосредоточиться. Вот еще только мыслей о Мефисто мне не хватало. Его последний день не был моим поводом для гордости, потому спустя уже почти год желание этим поделиться с Киа или Лессом меня так и не посетило.   А еще я не помнила, что произошло тогда, на городском кладбище, у могилы Таники.   После занятий я так стремительно ринулась в комнату Киа, что едва не смела быстрым шагом летящего мне навстречу Кайлана.   - Госпожа Дарк!   - Студент Алларий?   - Слухи расползаются с неимоверной быстротой. Это правда, что все, входившие в состав делегации, погибли?   - Неправда, - отрезала я, и попыталась обогнуть парня. Не тут-то было!   - Постойте! Я должен знать, мне... - и он вдруг смутившись от своей наглости, отнял преграждающую мне путь руку от стены, извинился и отвел взгляд.   Справившись с желанием рявкнуть на так некстати явившегося студента, я рассудила, что коли уж это и его учителя, то переживает парень не меньше.   - Они пропали. Возможно, их похитили.   - Или... просто растворили, - голос парня дрогнул.   - Прости?   - Я читал, что такое может быть... Запрещенный ритуал, 'Ярость ветра'.   Ярость ветра. Памяти пришлось изрядно потрудиться, чтобы найти где-то в закромах малейшее воспоминание о 'ярости'. К сожалению, полезной информации не нашлось. Только шутка из студенческих времен, когда преподаватели, про спешно ретировавшихся с места 'происшествия' учеников, говорили 'ну точно яростью ветра унесло'. Что обозначало, что испарились они молниеносно, не оставив и следа, и, скорее всего, насовсем.   В сторону комнаты Киа мы двинулись уже вместе. Мне не хотелось стоять на месте, а Кайлану очень хотелось поговорить. Похоже, парень, как и рогар, учуял во мне что-то 'свое' и поэтому в любой непонятной ситуации пытался прибиться ко мне хвостом.   - Один из стражников выжил, - произнесла я. - 'Ярость' ведь выкашивает сразу весь отмеченный квадрат? А пропали только маги.   - Стражники, быть может, держались поодаль. А выживший и вовсе мог отлучиться... за кустики, - смутился парень.   - Ты так хочешь, чтобы ректор не пропал живьем, а вовсе исчез с лица Дариола? - нервно хмыкнула я.   - Н... нет, ни в коем случае. Просто ведь нужно знать точно, насколько рациональны поиски. И начинать стоит с места исчезновения...   - И почему ты вообще решил со мной своими наблюдениями поделиться? - хмыкнула я, приподняв левую бровь.   - Я подслушивал, - признался студент Алларий. - Точнее, подглядывал. Кажется, госпожа, что преподает защитную магию, попросила вас к ней зайти после занятий, поскольку ей нужно кое-что обдумать, вот я и решил, что вы так просто это не оставите и...   - ...и заодно поспешил намекнуть нам, что мы бы не догадались, откуда надо начинать поиски? Мило, - усмехнулась я, и с садистским удовольствием пронаблюдала как меняется лицо ученика, сознавшего, что он нанес преподавателю 'смертельную обиду'. Мысленно коварно потерла ручки, вслух произнесла:   - Главное, не говори вампирке что ты это видел.   - Ва... Вам...   - И вам, и нам... Никому, - и я улыбнулась настолько мило, насколько могла, ободряюще похлопала парня по плечу, и сбежала вниз по лестнице.   Не объяснять же парню, что вампиры у нас тут явление обычное. А один из них тут и вовсе управлял больше пятидесяти лет!      - А если Академию без меня ограбят? - печально спросил тэр Д'арк, шествуя во главе нашей следопытской процессии. - Как я смогу смотреть в глаза Росскому?   - Как обычно, - вздохнула вампирка. - Нагло и свысока. И уверенным тоном рассказывая историю о том, что 'это золото вообще было поддельным, так что вас же бы еще и арестовать могли!'   - Видали, как мне с женой повезло? - Ли подмигнул нам с Кайланом, словно это должно было заставить меня возжелать либо его жену, либо в принципе любую другую.   Кайлана, впрочем, никто не звал. Поганец сам выбил разрешение покинуть Академию по 'личным делам', на что, к сожалению, имел полное право первые десять дней после переезда, и с гордым видом нахохлившегося индюка плелся в паре шагов от меня.   - Студент Алларий, позвольте спросить, - вспомнив про парня, отвлеклась я. - А ваши 'личные дела' долго будут совпадать с нашими?   - Я вам мешаю? - хлопнул глазками Кайлан.   - Смущаете, - буркнул Ли. - Мне, может быть, хочется направо и налево сыпать тролльими ругательствами, а при студенте приходится сдерживаться.   - Ну... я просто тут еще плохо ориентируюсь, - смущенно признался он.   - А спросить, куда и как тебе лучше пойти, язык не повернулся? - скептично заметила Киа. А я про себя отметила: 'К хриссу и очень быстро'.   - Мне нужен Патриций... Монтус? Торговец... Мама просила узнать у него про одну вещицу...   Патриций. Монтус. Любопытно, зачем в первую неделю пребывания в Эскалиоле, семейству Алларий понадобился хрусталь? Помнится, этот проныра больше ничем и не промышлял.   - Последний раз торговал где-то в районе перекрестка Серебристых Фей и Лунной Паутины, - бросил Ли. - Так что тебе прямо во-о-он туда! - и оборотень ткнул пальцем в каменный забор вокруг одного из домов. 'Убейся об стену с разбега' - вновь подсказал внутренний голос.   Впрочем, наши с внутренним голосом мнения не всегда совпадали. Поскольку он периодически пытался отбросить меня в пору юношеской неразумности, а я старательно отбрыкивалась. Да и легкая неприязнь к Кайлану была, как сказал Лесс, не более чем ревностью к моей магии. А еще я не очень любила выскочек. В число которых Кайлан определенно вписывался.   Студент, хоть и нехотя, но отправился в указанном Ли направлении. Стену, впрочем, все же обогнул. Разумеется, перед этим со всей вежливостью нас поблагодарив за неоценимую помощь.   - Странный он какой-то, - озвучил общую мысль Ли. - У вас, в Межрасовке, все такие?   Я вопросительно изогнула бровь.   - Ты же тоже сразу куда-то влезла, едва пришла к нам, - ответил на мой подозрительный взгляд оборотень. - Хотя... Киа вон у вас не училась, а тоже туда же.   - Проще прийти к выводу, что это Академия портит людей, - хмыкнула Киа.   - И вампиров, - подсказала я.   - Я по привычке расследовать пошла.   - А я по привычке вляпываться, - пожала плечами я.   - А я просто милый, но ужасно невоспитанный, - пресек наш спор Ли. - Вот ваш Кайлан...   - Он не наш, - хором отозвались мы. А вампирка добавила:   - Он Хельгин.   И очаровательно клыкасто улыбнулась в ответ на мой хмурый взгляд.   - Ладно, ладно, - согласился Ли, - вот Хельгин Кайлан...   Как там говорилось? 'Муж и жена - одной квалификации нечисть'?   - ...просто хочет сразу 'сдружиться' с самыми веселыми ребятами, ибо в первые дни пребывания в новом коллективе как раз закладывается фундамент для того, кем он станет в будущем среди сверстников и...   - Признавайся, что ты вчера читал? - подозрительно покосилась на супруга вампирка.   - Дариольские байки, - глазом не моргнул оборотень. - Ну сами представьте, он пришел сюда, он никого здесь не знает, и для него самый надежный способ привлечь к себе внимание одногруппников - это сойтись с преподавателями и бесподобным, потрясающим тэром-оборотнем, душой любого дурного общества...   - На что твой муж намекает?   - На то, что очень хочет остаться без сладкого.   - Велика беда! К кухарке пойду, уж она-то меня всегда... Что? Ты не про это сладкое? Буэ, - и оборотень содрогнулся с таким омерзением, будто только что ему на разгоряченную солнцем спину плюхнули мерзкую соплеподобную медузу.   Посерьезнеть пришлось моментально, поскольку за дружеским обменом любезностями мы не заметили, как переступили порог лазарета, где покоился... то есть, лечился раненый стражник.   Либо лица наши были преисполнены суровостью и убежденностью, что нам очень нужно попасть внутрь и допросить бойца, либо тех, кто охраняют город, охранять не надо, но нас никто не остановил, не спросил, куда мы, к кому, кем ему приходимся. Да и самое печальное, что ответить на этот вопрос как полагается, мы бы тоже не смогли. Не довелось нам быть представленными с пострадавшим.   Навстречу нам просеменила полная знахарка в белом фартуке, красочно заляпанном спереди чем-то смутно похожим на кровь. Багровый узор плелся с самой груди и заканчивался на носу смешного левого лаптя. В руке светочь оздоровления несла здоровенный тесак, да так вольно им размахивала, что я невольно начала понимать природу возникновения узора на ее одеяниях.   - Фанька! - гулко прогремела женщина, и голос ее прозвучал как самая басовая труба из тех, что выступают на королевских церемониях. - Я ногу ему оттяпала! Тебе-то чаво надыть?   - Голову мне! - проголосило в ответ. - На похлебку сойдет!   Мы невольно замерли, и переглянулись. Ли сделал шаг к выходу, Киа подцепила супруга под локоть, либо чтобы приободрить, либо чтобы самой не так страшно было. Я на всякий случай отступила к стене. Знахарка протопала в обратную сторону и скрылась в одной из комнат, откуда спустя несколько ударов сердца раздалось:   - Иииэх! - а следом звук удара тесаком и отлетающей конечности.   Я шумно сглотнула:   - Надеюсь, это не нашего свидетеля единственного... исцелили?..   - Зато полная гарантия того, что у него больше ничего болеть не будет, - шепнула Киа.   И втроем мы прокрались на носочках к двери, после чего выдохнули с облегчением: разделанная свиная туша лежала на железной каталке, а милейшая женщина пыталась отвернуть ей голову в тех местах, которые прорубить не удалось.   - Чаво вам, милки? - бодро вскинула она на нас взгляд и вытерла окровавленные руки о фартук.   - ...нам бы не быть зарезанными, - шепнула мне на ухо Киа. Я прыснула в любезно подставленную спину Ли.   - Она будет жить? - печально шмыгнул носом оборотень, тыча пальцем в безголовую тушу.   - ...если только в наших сердцах, - зловеще протянула я.   Знахарка посмотрела на нас, на останки свинюшки, почесала репу и... пожала плечами.   Впрочем, оплакивать животину и требовать ее достойного погребения мы не стали. Помнится, литианцы некоторое время пытались пропагандировать, что животных есть плохо, и нужно питаться лишь растениями. На что появились еще более 'верующие' литианцы, и заявили, что растения тоже живые, и их есть нельзя. Манифест, за глаза называемый 'Всем жрать камни' не нашел своего отклика в суровых сердцах сильных мира сего. За проявленное к заляпанной кровищей женщине с тесаком уважение, мы были вознаграждены полезной информацией.   Стражник, которого мы ищем, лежит на третьем этаже, в дальнем углу восточного крыла. Поговорить вряд ли удастся, ибо он еще толком в сознание не приходил. Свинью привез ее деверь, чтоб его хриссы задрали, пьяницу треклятого! Как мы поняли из рассказа - без последнего уточнения история появления свиньи в лазарете была не полной. А без рассказа о свинье в принципе мы и вовсе бы не могли обойтись.   Раскланявшись, и с содроганием глядя, как нам трогательно вслед машут сразу двумя конечностями - своей и свиной, мы отчалили в поисках лестницы.   - Потрясающая женщина, - цокнул языком Ли. - Пожалуй, надо полистать списки своих врагов и найти того, кому можно такую тещу пожелать!   - Утро доброе! - радостно провозгласила я, вваливаясь в палату.   Подруга назидательно ткнула меня в бок.   Лежащий у окна мужчина едва качнул головой. Либо спал, либо находился под действиями целебных трав, либо действительно чувствовал себя не очень хорошо.   - Вы можете ответить нам на пару вопросов? Простите, что так срочно, но это правда не может подождать...   Очередной кивок. Мы сочли это сигналом к действиями и заняли позиции в палате. Киа угрожающе нависла над потерпевшим, я устроилась на краю кровати, Ли же оккупировал подоконник.   - Вы можете особо не разговаривать, - предупредила Киа. - Нам нужно знать, где на вас напали...   - На случай, если вы не можете разговаривать, мы вам в оборотне карту принесли! - поддакнула я. И пихнула Ли под коленку:   - Карту дай!   - Я так и знал, что вы меня с собой из каких-то корыстных побуждений взяли. Конечно, кто же вам кроме меня еще карту бы тащил... - разворчался парень, извлекая из-за пазухи чуть смятый пергамент.   Усталый взгляд, подернутый мутной пленкой, тут же лишил меня желания веселиться дальше. Ли, впрочем, тоже. Зато Киа, кажется, ощутила себя мамашкой (ладно, не мамашкой, но старшей сестрой) двух неразумных детей, которым правила приличия нужно с основ объяснять, и возможно - ремнем.   - Просто ткните пальцем туда, где приблизительно это случилось, - уже тише и спокойнее произнесла я, присев на корточки перед кроватью и поднеся развернутую карту к его руке.   Кисть чуть дрогнула. Трясущийся палец тем не менее уверенно ткнулся в Лернский тракт.   А мы удивленно переглянулись. Из Тейрина, где находилась Межрасовая Академия, в Эскалиол, был прямой путь. Какой хрисс занес делегацию на тракт, крюк до которого только занял бы в лучшем случае день?   - Вы уверены? - переспросила Киа.   Мужчина чуть приподнял голову, что видно, давалось ему с большим трудом. И повторно указал на Лернский тракт.   - Вы ехали в Эскалиол по объездной? - уточнила вампирка, будто ожидая, что мужчина сейчас хлопнет себя ладонью по лбу, и скажет: 'От дурак-то старый, какой Лерн, конечно же по прямой мы ехали!'   Но нет. Стражник еле заметно кивнул.   - Но почему?   - Там... предупреждение...   - Какое предупреждение? - я даже подскочила от нетерпения. Киа взглядом намекнула: 'Тише'.   Мужчина немного повернул голову в сторону прикроватной тумбочки, точно в ней крылся ответ.   - Можно открыть? - спросила вампирка.   Вновь кивок согласия.   Сначала я решила, что подруга там увидела мышь. Или таракана. Или того хуже - бабочку. Так уж решительно она отпрянула в сторону, едва не сбив меня с ног.   Ли одним прыжком сорвался с подоконника и вылетел между женой и тумбой, словно закрывая ее от неведомой опасности. И сам изменился в лице.   Сердце подскочило до самого горла, а после ухнуло вниз.   Не думала, что после смерти Мефисто еще хоть раз увижу эту морду.   Нахально глядящую на нас с разломленного надвое амулета морду кота.   - Ты чего испугалась? - шепнул Ли супруге.   - Не пугалась я, - буркнула Киа. - Просто... неожиданно. А ты?   - Тем более не пугался. За тебя просто решил попереживать. Раз в год-то можно! Хелл?   - Тащи нашатырь. Некромантка решила в работу углубиться.   То, как резко я побелела, мне удалось даже ощутить. Будто не какой-то дурацкий обломок медальона лежал в ящике, а отрезанная голова Феля, которая при нашем появлении резко распахнула глаза и оскалилась в зловещей улыбке.   - Нет, вы серьезно? - наконец-то пробормотала я.   - Это ваше? - Киа брезгливо извлекла амулет на свет божий, и качнула им перед носом у стражника.   Он кивнул головой. Или качнул. То ли соглашаясь, то ли отрицая. Очень познавательно.   А потом что-то прохрипел, указывая на перекресток на карте, лежащей у него под рукой. Теоретически где-то там и должна была оказаться вся процессия на тот момент - приблизительно в пяти весках езды от Эскалиола.   - Именно здесь на вас напали?   Но мужчина все еще хрипел, и уже довольно пугающе. Лицо начало приобретать пунцовый оттенок, на лбу проступили жилы...   - Человеку плохо! - взметнулась вампирка, и вылетела в коридор. - Кто-нибудь!..   Вопреки ожиданиям уже знакомая нам знахарка сменила фартук на белоснежный, тесак оставила в свинячьей пыточной, и в целом уже куда больше стала походить на коллегу госпожи Тиэльской. За ее широкой спиной мельтешили две девицы помоложе и помельче, но впечатляющие не меньше. Нас тут же выкатили в коридор как ненужную мебель, и захлопнули дверь перед носом. Затем распахнули дверь вновь, всучили нам нашу забытую карту и опять закрылись.   - Я его с того света достану, если они его не откачают, - произнесла я, воздев очи к потолку.   - С тебя-то станется, - разочарованно протянула Киа.   Почему он не мог начать умирать чуть позже? Хотя бы перед нашим уходом, сначала рассказав все, что знает? Но я довольно быстро обругала себя за такие мысли. Профессиональный некромантский юмор, конечно, хорош, но в меру. И к месту.   - Одно мы знаем теперь наверняка - что-то заставило делегацию сменить маршрут, и если у этого нет никаких логических объяснений...   - То у нас есть зацепка, которую пока не за что зацепить, - вздохнула вампирка, когда мы уже брели по улице в сторону Академии.   - Вырваться бы на день за город, - хмыкнула я. - Да доскакать до этого места.   - Мысль имеет право на жизнь, - пожала плечами Киа. - Жаль, что у нас не было такой возможности в первый же день. Поскольку коли уж там замешана магия, она могла уже выветриться...   - Но магия там замешана вполне себе сильная, остаточные явления могут провисеть еще не одну неделю. Если, конечно, тот, кто ее навел, не затер все следы.   - Надо быть полным идиотом, - усмехнулся Ли. - Провернуть такое глобальное волшебство и оплошать в самом банальном?   - Глупее только записку на месте происшествия оставить 'здесь был маг, живущий там-то и там-то, которого зовут так-то'.   Не сказать, что эта мысль нас ободрила, но вселила надежду.   Идиотов в Дариоле, благо, хватало.      Урок 3. Убедитесь, что жертва ничего не подозревает, и нападайте.      - Мне вчера платье снилось. Белое. Пышное такое, - задумчиво произнесла Бейлис, отпивая из фарфоровой чашечки чай. Как полагается, кокетливо оттопырив мизинчик.   Я швыркнула своим травяным сбором и зашлась в приступе кашля. Лесс сочувственно хлопнул меня по спине так, словно хотел отомстить.   - ...а на нем такой узор красивый. Правда, кровью. Но, кажется, в форме сердечка.   - Настоящего? - с неподдельным любопытством спросила Тиэльская, даже отложив в сторону свежую булочку с маком.   - Нет, - вздохнула Сейлетская, словно даже огорчившись. - Вот думаю теперь. У нас никто случайно не собирается жениться?   И декан Аннун пристально уставилась на нас с верленом синими глазами. Чай в меня определенно больше не полез.   - Приятного аппетита, - пробормотала я, и вылетела из-за стола, пробежав через ряды учеников и едва не сбив восседающего на цветочной этажерке оборотня, про себя отметив, что спатифиллум в объемном горшке на этом месте смотрелся куда лучше.   Ну и что за смятение вновь поселилось в мыслях и душе? Мы ведь вроде все решили, что он меня не заставляет, я могу не бояться, а тут вот, снова. Платье белое. В кровище. Почему нам так 'везет' на провидцев? Почему они не могут быть обычными рыночными шарлатанами, чтобы над их предсказаниями можно было посмеяться и забыть?   Мне показалось, что я уже умчалась в самый дальний угол Академии, про который не знали даже те, кто ее возводил, как из обеденного зала на меня вышел верлен. И встретил с распростертыми объятиями, сопроводив это удивленным: 'Опа!'   Я уткнулась носом ему в плечо, обвила руками талию. И зажмурилась.   - Ты чего, некромантка? - даже немного опешил Лесс. Пяткой помог двери зала захлопнуться, скрывая нас от лишних глаз, и запустив пальцы мне в волосы, коснулся губами лба. - Откуда эти приливы необъяснимой нежности?   Я лишь пожала плечами. И вцепилась пальцами в тонкую ткань деканской рубашки. Постояла так, не шевелясь, несколько ударов сердца, чувствуя кожей у виска, что верлен улыбается. Снисходительно так.   Как это объяснить я и вправду не знала. Просто захотелось. Обняла, погрелась, все стало хорошо, и можно снова идти на занятия. Так, молча, я напоследок прильнула щекой к его щеке, и резко отцепившись, умчалась на второй этаж, оставив остроухого в легком недоумении.   Пока студенты возились с некроматериями на кладбище, я зашла к рогару в 'стойло' и потрепала по морде. Асамиэль фыркнул и отступил на шаг в сторону, тревожно вглядываясь лавовыми разломами мне в глаза, словно говоря 'ты что-то совсем, мать, с норта рухнула'. Осталось еще прислать открытку Киа с каким-нибудь дурацким заголовком в духе 'любимой подруге', а Ли сообщить, что очень скучаю по нему на занятиях, и лимит приятельского удивления будет исчерпан на пару лет вперед и на все двадцать - назад.   'Замуж тебе надо', - с немым укором в глазах покачал головой Сэм.   Я фыркнула - да так душевно, что даже рогар удивился: у него порой и то хуже получалось.   - Госпожа Дарк!   'Госпожа Алмор', - чуть было не поправила ученика я. Ужаснулась, затрясла головой, и ринулась к группе.   - Итак, что вы подчерпнули из сегодняшнего урока? - решив, что с нахмуренными бровями я выгляжу умнее, поинтересовалась я.   - Некроматерии есть везде! - гордо произнесла светловолосая девочка с косичками.   - Верно. Нащупать удалось?   - Нет, - повесила нос она. - Только увидеть.   - Тоже неплохо, - пожала плечами я, нисколько не привирая. Это действительно было 'неплохо'. - Еще что?   - А еще нам ваш помощник показал ритуал!   Мои сурово нахмуренные брови резко взметнулись ввысь, тут же сняв с лица печать интеллекта.   - Какой еще помощник?   - Ну такой, темненький, симпатичный...   К такому описанию еще надо было добавить 'у него две руки, две ноги... и голова!'. 'Темненьких, симпатичных' у нас было в избытке. Правда среди них не было ни одного 'моего помощника'. Впрочем, как и среди светленьких. Как и среди несимпатичных.   - Ладно, что за ритуал? - вздохнула я, и немного на себя поругалась за то, что выпала из мира настолько, что даже не обратила внимание на какого-то подозрительного типа, который, возможно, учил моих учеников плохому. А потом решила поругаться еще и на учеников за то, что слушают какого-то незнакомого товарища.   - Он нам показал, как можно при помощи костей найти ответы на вопросы!   Ладно. 'Советник' был вполне безобидным, в магических семьях 'знающие' родители частенько применяли его при ребенке, и даже ему обучали по мере способностей. Я им уже 'наигралась' еще будучи совсем мелкой, когда то и дело 'пытала' костяшки вопросами в духе 'а Нолан дурак?', 'а я нравлюсь Арлану?', 'а Арлан позовет меня гулять?'   Стоит ли говорить, что главный вопрос я в свое время так и не задала. Смелости не хватило. И к ритуалу я больше не притрагивалась.   - И что узнали?   - Что Ли Д'арку нравится кто-то из Академии, - смущенно призналась девочка с рыжеватым хвостиком.   Угу. Нравится. Из Академии. Я сдержала улыбку, представив, как сейчас оживилось воображение девочек в попытке угадать, кто же, кто же завладел сердцем нашего оборотня. Заветы Арестира о личных отношениях внутри Академии мы исполняли, мало кто из учащихся мог знать как о том, что наш тэр не так давно, но очень прочно женат, а я с присущим мне нахальством провожу ночи в комнате декана Алмора.   - А из полезного? - насмешливо фыркнула я, скрестив руки на груди.   - Что я экзамен сдам! - гордо выпалил конопатый мальчишка. О Дейм, когда же я их запомню! Стоит более менее приноровиться к одной группе, как проходит год и ко мне приходит новая. И опять заново. Нет, буду впечатывать им на лбы руны с именами. Или просто углем писать, уголь смыть проще.   - Какой?   - Э...   Действительно, какая разница, какой. Главное, что хоть один, но сдаст!   - И все? - окинула я взглядом остальных учеников.   - А я узнал, что вы тоже кем-то в Академии увлечены, - раздался за спиной голос.   Кайлан! Конечно, кто еще мог влезть туда, куда не стоит, представиться моим 'помощником', и учить 'моих' детей незапланированным ритуалам!   - Студент Алларий, можно вас на несколько мгновений? - ядовито улыбнулась я, и прошагала за склеп. Кайлан просеменил за мной следом.   - Объясните мне, будьте любезны, чьей это подписью был утвержден документ, позволяющий вам влезать в учебный процесс в должности моего 'помощника', учить детей совершенно не тому, что у них полагалось по учебному плану, да еще и набраться глупости озвучивать при учениках подобный вопрос!   - Ну, ритуал этот не так уж и не вписывается. Вы ведь проходите 'некромантию в быту'? А 'Советник' в эту категорию, можно сказать, вполне попадает. И я заметил, что вы как-то растерянны, а ученики на тот момент уже чуть было не расплескали полезную некроэнергию по соседним могилкам... Вот и отвлек. Прошу прощения за наглость, - виновато потупил глазки студент. - Но если бы я им представился учеником, то слушать они бы меня и вовсе не стали. А так и вы смогли отдохнуть, и дети что-то новое узнали, и вредных последствий не наступило. Еще раз прошу прощения.   Не придерешься. Вот совсем ведь не придерешься к такому пояснению! А хочется. И нагрубить хочется, и обругать. А... за что? За самовольство?   - В следующий раз не стоит делать вид, что меня здесь нет. Увидите, что мои ученики делают что-то неверно, позовите меня в первую очередь. И затем идите по своим делам, если у вас ко мне лично нет вопросов, хотя и они вполне могут подождать до перерыва, - отчеканила я, и вылетела из-за угла.   Студенты мигом прекратили перешептываться - уж поводов для слухов они получили достаточно - и преданно уставились на меня.   - Занятие окончено, - бросила я. - Всем спасибо.   И скрылась в переходе.      - Я его убью, - призналась я, влетая в кабинет декана Алмора.   Лесс замер на полуслове, Росский, куда меньше верлена привыкший к подобным налетам, криво черкнул что-то на пергаменте, вместо аккуратной закорючки изобразив молнию в пол-листа, декан Аннун, стоявшая рядом с дверью, сочувственно посмотрела на меня, и даже коснулась плеча, мол 'скорблю вместе с тобой'.   - Госпожа Дарк? - Родерик отложил перо в сторону. - Не хотелось бы влезать в тонкости вашего учебного процесса, но...   - Снаружи подожду, - хмуро заключила я и вышла в коридор, решив, что слишком зла, чтобы отшучиваться, но слишком разумна, чтобы при ректоре описывать методы расчленения, которым хотела подвергнуть собственного ученика.   Бейлис осторожно выскользнула следом:   - Вы бы завтра на Лернский тракт не ездили.   Я хотела было дернуться, огрызнувшись, 'с какого перепуга нам вообще туда ехать?', а потом вспомнила, что завтра День слияния лун, а значит - выходной. И значит, наша разведочная группа, как и планировала, отправится на место, указанное раненным стражником.   - А что случится? - все же полюбопытствовала я.   - Мне кажется, нехорошее что-то, - вздохнула она. - В прошлый раз когда казалось, мне ученики ножку стула подпилили. Не хотелось бы лишний раз рисковать.   - А нам что, ножку лошади могут перепилить? - внезапно рассмеялась я.   - Могут, - вполне серьезно сообщила декан Аннун. Улыбнулась, и ушла, оставив меня одну с дурацкой ухмылкой в пустом коридоре.   - Госпожа Дарк, - учтиво откланялся не лезущий не в свое дело Родерик, придержал дверь кабинета Лесса, позволяя мне нырнуть внутрь, и удалился.   - Ничему тебя жизнь не учит, ага? - усмехнулся Лесс, и хотел было встать мне навстречу, но я впечатала его плечом в спинку стула, шлепнулась на колени и повисла на шее, словно небрежно накинутый свитер.   - Нет, я рад, что ты внезапно решила начать проявлять свои чувства, но... С непривычки меня это как-то пугает, - признался верлен.   - Меня тоже, - со вздохом призналась я. - Но ничего не могу с собой поделать. Терпи.   - Терплю, - смиренно отозвался Лесс. И по привычке запустил пальцы мне в волосы, взъерошивая их.   Мне нравилось, когда он так делал. Этот жест был каким-то уютным, и порой казался мне даже более нежным, чем объятия, и даже чуть более сближающим нас, чем общая постель. А главное - со стороны в нем не было совершенно ничего особенного. Ну по-дружески потрепал некромантку по макушке, ну с кем не бывает.   А у меня мурашки пробегали по спине. Целое стадо мурашек. И весь мой мир сходился в одних только черных глазах, насмешливо на меня глядящих.   И куда-то далеко на задний план отходили все мои негодования и злость, студенты Алларии, пропавшие делегации. Вот был Лесс, а вот я, пропадающая в нем до последней крупицы сознания. А вокруг, где-то вдалеке, пестрящая красками бесконечность и сотни звуков, слившихся в один.   Мы сидели, улыбаясь как два дурака, соприкасаясь кончиками носов и прикрыв глаза. Верлен придерживал меня за талию одной рукой, второй перебирая пряди волос, а я думала о том, что Хельга Алмор не так уж и плохо звучит...   Стук в дверь выдернул нас из этого состояния не сразу. Я лениво оторвалась от Лесса, тот со вздохом опустил руки, и лишь когда я обошла стол и устроилась напротив него в кресле, произнес:   - Войдите.   - Господин Алмор, - всунулась в кабинет каштановая голова.   - Слушаю, Лоран? - посерьезнел верлен.   - У нас отменили пару по Расам, госпожу Нортскую куда-то отправил ректор Росский. Мы подумали, может быть если вы свободны, то...   - Пару у вас пронести, чтобы не ждать следующей? - улыбнулся Лесс.   Лоран кивнул.   - Пойдемте, - пожал плечами он. Подцепил книжку из ящика стола, забросил на плечо забавно гремящую сумку, и открыл дверь, одарив меня вопросительным взглядом в духе 'не извольте ли выйти вон?'   Выйти вон я изволила. Не сидеть же одной в запертом кабинете в ожидании верлена? Но идти в комнату не хотелось, до ужина еще долго, Киа на занятиях, Ли хрисса с два найдешь, когда нужен. Я подумала-подумала, и заявила:   - Тогда пойду к тебе на занятие!   Лесс немного опешил:   - Что это вдруг?   - Поучусь боевой магии, - пожала плечами я.   - Если ты свою некромагию сделаешь еще более боевой, то от Эскалиола одни руины останутся, - хмыкнул декан. Но возражать не стал.   Я прокралась на задний ряд, стараясь не привлекать к себе внимания. С учетом того, что взоры учеников тут же устремились на преподавателя боевой магии, это оказалось несложно. Устроилась на лавочке в углу с ногами (ай-ай-ай), как всегда и делала в Межрасовке, и приготовилась перенимать опыт старшего поколения.   - ...заклинание Четырех Стихий в применении сложнее всех прочих, связанных с природной магией. В первую очередь тем, что нужно одновременно уловить подпитку от всех стихий, во вторую - что нужно очень осторожно его применять. Поскольку если не рассчитать площадь воздействия - можно покалечить даже себя. Это заклинание обширно применялось во время войн боевыми магами, и лишь в моменты, когда противники еще только на подходе. Не дай Лита вам шарахнуть им рядом с собой или сотоварищами. Главный его плюс - оно все же охватывает очень большое пространство. Минус - не каждый маг способен удерживать его дольше двадцати-тридцати ударов сердца.   Лесс что-то чертил на доске. Два квадрата напротив друг друга, дуга, их соединяющая, 'лежачий' треугольник, нависший над тем, что справа...   - Моя обязанность дать вам необходимые теоретические знания о нем, но в то же время предостеречь от использования без крайней на то необходимости, которая, хочется верить, никогда не наступит. И разобьем мы его изучение на несколько частей. Сначала я научу вас сплетать огонь с воздухом, потом землю с водой. И последним шагом - мы сплетем их все воедино. Разумеется, на улице. И разумеется, куда менее разрушительной силы.   - А если мы не сможем... - попыталась возразить девочка со второй парты.   - Сможете, Джуна, не переживайте, - улыбнулся Лесс, и отложив мел, обхлопал ладони друг о друга, после чего продемонстрировал ту самую, бряцающую, сумку. - Неужели вы думаете, что я на свой страх и риск позволю вам рушить нашу любимую Академию?   Содержимое со звоном выкатилось на учительский стол. Издалека мне показалось, что это сверкающий клубок змей с драгоценными камнями, но верлен отважно сунул в связку руку и продемонстрировал аудитории обычный амулет:   - Вы ведь знаете, что маги сталкиваются с разными проблемами. И наравне с амулетами, усиливающими магию, есть те, что ее 'гасят'. Таким образом, это 'страшное' заклинание произнесенное под действием вот этой милой вещицы будет выглядеть не ужаснее, чем небольшой порыв ветра во время грозы у костра.   - А если оно такое опасное, зачем нам его изучать? - спросила девушка, сидящая прямо перед Лессом.   - А затем, что знать и уметь вы должны практически все. Мы не говорим о смертельных проклятиях и прочем, разумеется. Исключительно о боевых природных заклинаниях. И куда лучше, если вы изучите их как можно больше, а уж какие и когда применять - вам подскажет ваш здравый смысл...   - И наш любимый преподаватель, - вздохнул женский голосок откуда-то из центра аудитории.   - Вы льстите мне, право, - усмехнулся господин Алмор.   Усмехнулся! Нет, он просто усмехнулся? Никаких 'что за фривольности!'? Никаких суровых взглядов? Это он тут так с каждой любезностями обменивается?   И этот верлен мне что-то еще говорит о нарушении субординации!   - Джуна, не могли бы вы составить мне компанию? - приглашающим жестом указал он путь к доске. Нет, почему Джуна? Почему не вон тот лопоухий? Или вон тот, сутулый? Неужели больше некого? Например, мальчика. Или мальчика. Выбор-то богатый.   Девочка встала перед Лессом, одернула юбку - вот кто носит юбки на уроки боевой магии! - и приготовилась внимать с выражением полнейшей бестолковости на лице. Или у нее всегда такое выражение, а не только когда думает?   - Не могли бы вы продемонстрировать нам 'Бьющий ключ'?   Девушка аж кончик языка прикусила от усердия. Верлен махнул рукой, набрасывая полог неуязвимости (хорошее заклинание, да зачастую только против детей и пригодное - висит недолго, и крайне легко пробивается несмотря на свое звучное название), и вынырнувший из-под земли столп воды легонько окатил покров, рассыпавшись на искры. Верлен стоял спокойно, скрестив на груди руки, и периодически обновляя полог, кивал девушке, давая сигнал к новому заклинанию.   Так Лесса уже не взял 'Бьющий ключ', 'Водный вихрь', 'Ледяной смерч'... А я сидела, со скучающим видом подперев щеку кулаком, и думала о том, кто же эти названия выдумывал. Уж не сам ли верлен одинокими вечерами?   - Я не буду повторять вам водную теорию, - наконец-то верлен провел ладонью в воздухе дугу, так, что очередное заклятие, собравшись в переливающийся голубой шар, коснулось кончиков его пальцев, и по их движению скрошилось, как песок, на пол. - Уверен, если вы доучились до седьмого курса, то как минимум ее и еще парочку вы знаете. Благодарю вас, - верлен подал девочке руку, вежливо сопроводил к парте, учтиво кивнул, словно они не у доски были, а как минимум на балу и благодарил он ее за прекрасный танец (тьфу).   И едва он отвернулся, я увидела, как девица оглянулась на подружек с выражением неописуемого счастья на лице, прижав к груди руки... Да ладно, она теперь может и мыться на будет? То когда еще такое счастье перепадет.   - Карвер, - Лесс кивнул парню, сидящему на дальнем ряду. - Позволь использовать тебя в роли огнедышащего дракона?..   - Но ведь драконов... - недоуменно попытался возразить молодой человек, но Лесс спокойно улыбнулся:   - Да-да, не существует, но не лишайте меня небольшого полета фантазии.   'Иначе вы тоже можете перестать существовать', - мысленно добавила я.   Парень довольно легко соорудил несколько огненных колец, что закрутились вокруг верлена, словно пожирающие собственные хвосты змеи. По просьбе Лесса к Карверу спустя несколько мгновений присоединился еще и Далин, и из-под сапог декана Алмора выползло черное грозовое облако, которое клубами окутало тело преподавателя. Лесс прикрыл глаза, проделал пару движений пальцами, словно разминая их, и...   Сначала растворилась туча, будто впитавшись в пламя. После пропал и огонь, а легкое свечение каркасов колец заменилось на всплески молний, что сначала сцепились между собой, после стеклись в один большой обруч, а после верлен, ловко пригнувшись, вынырнул из своих 'оков', махнул рукой и - оба ученика оказались сцеплены ими же спина к спине у доски. Подергались, потеряли равновесие и дружно повалились на пол под дружный хохот одногруппников. Лесс, извиняясь, помог парням выпутаться, встать и отряхнуться, после чего пообещал, что их жертва будет припомнена на ближайшей контрольной, и отправил по местам.   Я покинула кабинет сразу по звуку колокола, в то время как Лесс еще что-то чертил на доске, а ученики мирно помечали в своих бумагах, даже не пискнув ничего возмущенного касательно задержки. Мои, конечно, боялись начать собираться до моей отмашки, но на дверь поглядывали весьма красноречиво, в то время как у Лесса они, кажется, и вовсе уходить не хотели. Особенно девочки.   И, конечно же, я не ревновала. Верлен от меня никуда не денется. А если одна из учениц в меру наивности вдруг посчитает, что такое внимание перепадает лишь ей... То это будет всего лишь первым чудовищным разочарованием в ее жизни. Не больше.   Лесс нагнал меня уже на лестнице. Заговорщически огляделся, поцеловал в висок, и моментально отстранился в сторону едва позади раздались шаги.   - Жаль, что мы не успели продемонстрировать взаимодействие магии стихий с магией смерти, госпожа Дарк, - произнес верлен. - Не выберете ли вы еще как-нибудь свободное время, чтобы составить мне компанию на занятиях?   - Я ознакомлюсь со своим расписанием и сообщу вам. Либо попрошу кого-нибудь поставить вас в известность.   Лесс приподнял бровь. Одну. У меня, что ли, научился?   Но перехватывать мои настроения он научился тоже. И я надеюсь, что прекрасно понимал, что я совершенно не ревную. Никого. Ни к кому.   В конце концов, я взрослая и мудрая женщина!   ...и в ответ на это заявление мой внутренний голос ехидно захохотал.      День слияния Лун наступал дважды в год, чем несказанно радовал работяг, выпивох и владельцев трактиров. Миг, когда все Луны сходились в одной точке небосвода, считался ничем иным, как божественным посланием людям, и церковники год за годом предрекали 'этой осенью Луны не сойдутся', намекая, что человечество настолько разгневало Всевышних, что в этот раз они наверняка от него отвернутся.   Будучи одной из тех немногих 'счастливцев', которым пришлось лично столкнуться с нашими богами, я могла с присущим мне злорадством заявить, что Дариолу ничего не грозит хотя бы потому, что богам без нас будет просто скучно. Но не стала. В лучшем случае меня бы сожгли, в худшем назначили бы гласом божьим и принялись активно поклоняться за компанию еще и мне.   Хотя я бы смогла из этого извлечь некоторую пользу.   А что? Вот мне, например, еще никто никогда не приносил кровавых жертвоприношений.   Изначально в дорогу мы собирались вдвоем с Киа, хотя, зная верлена и оборотня, полагать, что нам это удастся, было в высшей степени наивно. Поняла я это еще когда увидела у двери затертую сумку из темно-коричневой кожи, аккуратно сложенную веревку, несколько склянок Тиэльской, составленных в ряд на краю тумбы и сверток, из которого заманчиво выглядывали хлебцы. Кажется, с прослойками в виде нарезки белого мяса и зелени.   Представить, что мужчины, зная о наших планах, спокойно решат отдохнуть в Академии или сходить на празднование, действительно оказалось невозможно. Поэтому встретив в конюшне Киа, седлающую Каса, и пантеру, задумчиво сидящую на обширной филейной части, и почесывающую за ухом скорее ради соответствия образу, нежели с целью почесаться, я уже не удивилась.   - И где восторг? Где изумленные возгласы 'о боги, сам Ли пойдет с нами'?, - обиженно проговорил оборотень, перевоплощаясь.   - Предлагаю тогда всем дружно умереть еще от осознания собственной важности, коли нас решился сопровождать еще и сам декан Башни Рун, - хмуро проговорила я и погладила обузданного Асамиэля по морде.   Дин с Касом окинули рогара вопросительными взглядами в духе 'оно идет с нами? вы уверены?'. Подобным образом они негодовали каждый раз перед совместными прогулками, но уже спустя полвески становились закадычными друзьями... И так ровно до очередного расставания. Либо у регарда с единорогом была плохая память, и поэтому они начисто забывали, что 'это' их приятель, либо они умудрялись ссориться без нашего ведома, а оттого так презрительно встречали его на следующий день.   Да и кто их разберет, этих странных существ. Из трех скакунов ни одной нормальной лошади!   Хотя возможно с обычными лошадьми дела обстоят еще хуже. Просто мне сравнивать не с чем.   - Я предупредил Росского, - Лесс стремительно ворвался в конюшню, перебросил сумку через седло и вскочил следом сам. - Дорога займет у нас около пяти весок в одну сторону, стоит учесть и то, что возможны разные ситуации в пути, от нас не зависящие, плюс как минимум веску-полторы на месте, плюс пять весок обратно...   - Эх, был бы я умным, соорудил бы какую-нибудь такую штуку, - Ли задумчиво сцапал ладонь Киа и приложил к уху под недоумевающим взглядом вампирки:   - 'Ректор Росский? Здрасти. Мы застряли на Лернском тракте и немного задерживаемся. Вы нас не теряйте, хорошо? До скорого!' И все. Представляете, сколько проблем бы решилось.   - Изобретатель хриссов, - вздохнула подруга. - Итого...   - Итого на праздник мы не попадаем, - с надрывом изрек Ли. - А я, может быть, целых полгода мечтал о 'Сахарном облаке'!   - Вчера ты о петушке на палочке мечтал, - возразила Киа.   - Вчера о петушке. А полгода - о 'Сахарном облаке', - невозмутимо парировал Ли. - Так что если поторопимся - может быть еще успеем.   - И этот оборотень еще о детях заикается. Куда мне еще одного! - восклицание было очень прочувствованным.   - Одного? Женщина, ты с каких пор такой мелочной стала? - всплеснул руками оборотень.   Я не смогла сдержать улыбки, Лесс же спокойно подстегнул регарда и выехал из конюшни под одобрительное ржание местных кобыл. Хотелось бы верить, что адресовано оно было все-таки Дину, а не Лессу, иначе мне бы стоило повнимательнее приглядеться к верлену.   Взмыть в седло также ловко как Киа или Лесс у меня еще пока не получалось. С рогаром такой номер в принципе не проходил, поэтому каждая поездка сопровождалась целым ритуалом. Сначала мне нужно было увернуться от огненной вспышки, потом прождать, когда рогар три раза прокрутится вокруг своей оси и успеть уцепиться за седло, при чем уцепиться достаточно крепко, ибо Сэм делал резкий прыжок в сторону, стоило моей ноге оказаться в стремени... И лишь после того, как я справлялась с этим неумелым шпагатом, позволял взобраться в седло.   Но скрыться с территории Академии без лишних вопросов мы не успели.   Нелегкая в этот раз принесла того же, кого и в прошлый, и тем вызвала в свой адрес много мысленных ругательств.   Кайлан стоял у ворот, что-то пытаясь разыскать в напоясной сумке с видом совершенно отрешенным, но едва мы появились на боковой тропе, ведущей к выезду, тут же забыл, чем занимался, и приветливо помахал нам. Ну, что на этот раз?..   - Госпожа Дарк? Прекрасно выглядите, - проговорил он, загадочно глядя исподлобья с подозрительной улыбкой на губах. - И черный цвет вам так к лицу...   - Кхм, - ненавязчиво откашлялся Лесс, даже воспитанно прикрыв рот ладонью.   - И вам хорошего дня, студент Алларий, - как можно менее ядовито отозвалась я, вывернула поводья, чтобы рогар не испепелил ученика на месте.   Пока Ли открывал ворота, чтобы мы могли проехать, Кайлан многозначительно строил нам глазки. Даже Лессу, кажется. И Касу. Если он что-то хотел у нас попросить, то сомневаюсь, что мы прислушаемся к мнению единорога, реши тот пойти нам наперекор.   Но к счастью однорогий остался на нашей стороне в этот раз, что и продемонстрировал наглядно, сунув морду в плохо закрытую сумку студента и самодовольно чавкая извлек на свет божий огрызок карты.   - Что? О Дейм... - парень всплеснул руками обнаружив пропажу и с отчаянием воззрился на Каса. Тот внимательно посмотрел на Кайлана, после чего ловким движением, вскинув морду, заглотил откушенный кусок карты, не разжевывая, а затем хлопнул ресницами и сделал вид, что все это студенту привиделось.   - Не думала, что единороги едят пергамент, - прошептала я Киа на ухо.   - Из вредности он даже булыжник заглотит и не подавится, - также тихо отозвалась она.   - Ну почему именно карта! - возопил Алларий и, вытряхнув содержимое сумки на землю, шлепнулся рядом с ним на колени. - Почему не морковка? Или не яблоко?   В голосе его прозвучал такой трагичный надрыв, что для полноты картины не хватало только воздетых к небу рук и проникновенного крика 'Не-е-ет, только не она-а!' Тем временем студент развернул карту - вернее, ее останки - и совсем уж убито уронил лицо на ладони.   Мы недоуменно переглянулись: что же такого важного было на выгрызенном клочке пергамента, что почти мужик практически рыдает от такой 'утраты'?   Нет, за навязчивость свою он, конечно, получил слишком мало, и совесть во мне даже не пошевелилась при взгляде на этот дешевый спектакль, но вот укоризненный взгляд верлена, ждущего по ту сторону забора, взывал к справедливости и рассудку. Испортил - возмести. Ты же преподаватель. Тьфу.   - Купим мы тебе новую карту, - нехотя проговорила я. Лесс взглянул на меня с надменной ухмылкой.   - Да хрисс с ней, с картой, - печально отмахнулся парень. - Там отметки были дорожные... Меня ректор Росский на праздники по делам отпустил, и без этих отметок я просто заблужусь!   - И куда тебе надо было попасть? - нехотя поинтересовалась Киа.   - На Лернский тракт. И я...   - Ты следил за нами всё-таки? - в лоб шарахнула вопросом вампирка.   Кайлан дернулся в сторону, точно в него летел по меньшей мере булыжник.   - Что? Нет! Я... Да, - окончательно повесил нос парень. А вот врать-то его в Межрасовке так и не научили. - Но они ведь мои преподаватели! Госпожа Дарк, вы ведь понимаете, что я не могу просто сидеть и ждать... - и тому взгляду, которым студент одарил меня, позавидовал бы и голодный дворовый собачонок.   Нашел на что давить, мерзавец. Но и брать его с собой желания не было ни малейшего. Мы с приятелями переглянулись, молча выбирая самого смелого, что выскажет студенту все, что думает о его чрезмерной самостоятельности и отправит обратно в Академию, сопроводив воспитательным пинком, наши взгляды сошлись на Ли, который в случае чего пострадает куда меньше нашего.   Смирившийся с судьбой оборотень, вышел вперед с парламентерской миссией.   ...и когда спустя веску мы впятером покидали пределы празднующего Эскалиола, взяли себе на заметку не доверять Ли переговоры в ходе которых есть возможность подгадить своим бывшим преподавателям. И неважно, что один из них - жена, второй - друг, а третий некромантка.      Место, указанное раненным стражником, мы едва не проехали, хоть и активно прислушивались. Природа точно онемела, воздух мерно колыхался, и от магии не было ни следа... За исключением нескольких темных пятен на придорожных камнях, что при дневном свете подозрительно напоминали кровь. Хотя зная, насколько безопасны наши тракты, кровь здесь могла взяться и без какой-либо магической помощи, а при участии вполне безобидной дубины или топора.   Я спешилась, и, припав на одно колено, коснулась песка кончиками пальцев. Земля молчала, я прислушивалась, Асамиэль сопел, вампирка осматривалась, оборотень задумчиво вилял хвостом, Кайлан разглядывал придорожный камень, верлен изучал направление ветра... В общем, все при делах.   Воздух звенел тишиной, оставляя неприятное ощущение в области солнечного сплетения. Это место было кристально чистым. Настолько, что только дурак не поймет, насколько старательно здесь все вычищали накануне. И вовсе не с целью спасения природы, а заметая собственные следы. А вот следы чего...   - По крайней мере, это не 'Ярость ветра', - внезапно сообщил Кайлан.   Мы недоверчиво обернулись на ученика, парень лишь смущенно вжал голову в плечи. Не торопясь спрашивать 'ну и с чего ты решил?', поскольку стыдно было признать, что трое преподавателей и один стражник не заметили чего-то важного, а он заметил, я скрестила на груди руки. После чего мой взгляд скользнул по направлению его, и успел углядеть лишь кончик тонкого хвоста шмыгнувшему в норку в песке за канавкой у дороги. Еще несколько таких же прошелестели по песку и юркнули в соседние.   Верно. Животные чувствуют все куда тоньше, особенно те, что ближе всего к земле. Если даже предположить, что обжились змейки на этом месте только в последние дни - проводись здесь черный ритуал хрисса с два бы они тут устроились. А если ритуал произошел после расселения - то их бы просто расщепило вместе с делегацией.   - Слышите? - навострил уши Ли, нарушив затянувшиеся мгновения молчания.   Ответить мы не успели. Киа молнией отлетела в сторону, присев на полусогнутых, меня отбросил с дороги Лесс, потоком воздуха в тот же миг снеся и замешкавшегося Кайлана. Ли припал к земле, готовясь к прыжку, и оскалил клыки, а рядом с ним огнем вспыхнули лавовые разломы глаз взмывшего на дыбы рогара.   Магия все же оставила свои отпечатки. Правда, не в том виде, в котором мы надеялись их обнаружить.   Дорога заметалась волнами, будто простыня на ветру. Регард и единорог кинулись в рассыпную, воздух вокруг рогара заискрился молниями, когда придорожная пыль закрутилась смерчем, сдирая с окрестных деревьев зеленые шапки, и с внутриутробным гулом ринулась на нас. С легкой руки верлена я улетела в траву, едва не откушав земли, и еще больше напугав и без того напуганных змей. Несколько разноцветных лент тут же исчезли за деревьями вдалеке, а я, выругавшись, обернулась на Лесса, чтобы уточнить, какого хрисса он делает. Хрисса тот делал вполне определенного. Из-за пыльного фонтана почти ничего не было видно, лишь красноватые ленты заклятий вампирки мелькнули вдалеке, да серебристо-фиолетовая вспышка дела рук Ли пронеслась между верленом и рогаром, да так и растворилась в вихре из камней и песка. Лесс стоял в боевой стойке напротив негодующей стихии, выставив перед собой перекрещенные ладони, словно позволяя смерчу подкрасться ближе, на нужное ему расстояние.   Волосы лезли мне в глаза и рот, и я в который раз позавидовала вампиркиной косе, которая если и мешалась, то только скомпанованно, в отличие от тонких прядей, что захлестывали лицо одновременно со всех сторон, да еще и путались в попытке их убрать хотя бы с глаз.   Где-то раздалось жалобное ржание, да тут же резко оборвалось. Рогар был в пределах моей досягаемости, значит, с ним пока что все в порядке. А вот остальные...   Среди песчаного вихря мелькнуло что-то багровое, и исчезло, а под моими ладонями запульсировала земля. Я подцепила несколько совсем свежих черных нитей, и дернула вверх, обрадовавшись такой сытной подпитке... И сама испугалась, когда точно марионетки под умелыми руками кукловода по сторонам от меня поднялись несколько вполне мертвых тел. Невооруженных и еще почти целых, видимо, просто проходивших мимо и попавших в странную магическую ловушку, оставленную здесь. Мои догадки касательно поддельной чистоты этого места подтвердились, иначе как еще объяснить случайно 'незамеченных' мной покойников? Что-то хрустнуло за спиной, и я невольно шарахнулась в сторону, где наткнулась на очередной поток сбивающего с ног ветра. Уцепилась за кустарник, оказавшись спиной к дороге, и окончательно перестала понимать происходящее здесь. Змейки возвращались к своим норам, вот только... Сомневаюсь, что теперь они в них поместятся.   Троих пробужденных они заглотили целиком, даже не подавившись, четвертого попытались поделить 'по-братски', а после развернулись на меня, с шипением демонстрируя раздвоенные языки. Змеи, что стоя на хвостах превосходили человека раза этак в три, мне доселе не встречались, и готовить таких я тем более не умела.   За спиной прогремел гром и между мной и живностью вылетел рогар. Грозовой сгусток завис у него перед мордой, с гудением вращаясь вокруг своей оси.   'Хороший мальчик', - с умилением подумала я, и позволила себе отвлечься на верлена.   ...чтобы увидеть, как в черных глазах сверкнул ужас, сжатые в кулаки руки скрестились на груди, и вихрь песка скрыл его полностью.   - Лесс! - заорала я, чуть было не бросившись следом, но чьи-то руки перехватили меня поперек груди, лишив возможности шевельнуться. Недолго думая (кого я обманываю? вообще не думая) я извернулась и отвесила оплеуху от всей своей широкой некромантской души тому, кто посмел встать у меня на пути - кто бы он ни был, и уже ринулась обратно, как с шипением и стрекотанием передо мной одним прыжком приземлилась желто-зеленая змея.   Тело ее извивалось, точно в желании загипнотизировать, странный звук усыплял рассудок... Благо, последним я не страдала, а оттого с размаху впечатала ладонь в землю, и прозрачные темные волны разбежались в разные стороны точно от брошенного в воду камня.   Змея моментально застыла, изучающе посмотрела на меня и выгнулась дугой, не отводя взгляда. В пресмыкающихся я не разбиралась, но интуиция мне любезно подсказала отойти в сторону. И быстро.   В один удар сердца произошло сразу три прыжка: первым я попыталась увернуться с траектории змеиного полета, вторым - сама змея кинулась на меня, и третьим - вылетевший из-за пыльной завесы оборотень вцепился клыками в чешуйчатую шею.   Что-то вспыхнуло фиолетовым, пантера, перекувыркнувшись через голову, приземлилась в двух шагах от меня уже в человеческом обличии, подмигнула лиловым глазом и одним взмахом руки прочертила в воздухе зигзаг.   Змея захлебнулась собственным же шипением, несколько раз дернулась из стороны в сторону и с мерзким всплеском разлетелась ошметками в разные стороны. Вместо отвратной массы, что по задумке должна была скрыть нас с головой, к моим ногам шлепнулся лишь маленький кончик хвоста не больше моего мизинца размером.   Оборотень ослепительно улыбнулся, что-то подобрал с земли и, подбросив на ладони, пояснил:   - Я вчера нашел свои старые игрушки.   И я разглядела в его руке руну разрушения, мигом вспомнив наше с ним знакомство, когда я подозревала его в создании голема, бродившего по коридорам Академии в первую неделю моей работы.   Песчаный столп по прежнему возвышался над дорогой, я прикусила губу, пытаясь сообразить, как поступить лучше, но оборотень вновь встав на четыре лапы рыкнул, и мягко отпружинив от земли скрылся за пеленой.   Запахло жареным мясом.   ...рогар спалил очередную змею до горелой корочки и задумчиво надкусил. Я поморщилась, все же стараясь не отводить взгляда от разбушевавшейся стихии, силясь разглядеть, что происходит внутри с Ли и Лессом.   Я услышала далекий вскрик вампирки, тут же растворившийся в свисте ветра, плавно переместившегося внутрь моей же головы, и воем своим напомнивший звук сферы, наподобие той, что колдует Асамиэль. Я зажала ладонями уши, точно это могло помочь, реши моя черепушка разлететься на осколки, и, прищурившись, заметила, как утихает вихрь. Внезапно серебристо-синим всполохом песчаная стена прорвалась слева, вышвырнула в траву два тела, издала протяжный визг, точно металлом по стеклу, и с глухим хлопком исчезла.   Повисла неуверенная тишина, в которой осторожно чавкнувший рогар отступил от змеиных останков, и перебрался на дорогу, мол 'нет-нет, я ничего такого не делал, как вы могли подумать'. Мы же словно по сигнальному выстрелу ринулись к Лессу с Ли, едва не сбив с ног друг друга.   - Я слишком стар для таких развлечений, - проскрипел Ли, приоткрыв один глаз. - Жона... Скажи нашим детям, что их отец погиб как герой...   - У нас еще нет детей, - с явным облегчением вздохнула вампирка. - Могу сказать чьим-нибудь чужим, но вряд ли они обрадуются.   Верлен тяжело дышал, лежа на боку и нисколько не торопился нас успокаивать. Я присела рядом, осторожно коснулась его плеча, убедилась, что умирать в ближайшее время он не собирается, и измученно уронила голову на руки. Вот же гад остроухий. Какой хрисс дал ему право меня так пугать?   - Как он? - Ли, издав мученический стон, все же смог сесть, хоть и не без вампирской помощи.   - Нормально по сравнению с тем, что я с ним сделаю, когда он очнется, - пробормотала я, так и не поднимая взгляда.   - Замуж за него выйдешь? - усмехнулся оборотень, и на всякий случай отодвинулся от Киа. А потом на еще более всякий случай и от меня. - Я просто страшнее наказания придумать не смог.   - А может, и выйду, - вздохнула я, и услышала сразу два изумленных выдоха. - Чтобы головой думал в следующий раз. Балда остроухая.   И я задумчиво отвела с лица верлена пепельную прядь. Он вздрогнул, нахмурился, но глаз так и не открыл.   Подложив ему под голову дорожную сумку, я поднялась на ноги и огляделась. Запуганный Кайлан сидел у дерева, с грустью держась за изрядно покрасневшую щеку. Дин с Касом пощипывали травку в стороне, рогар по-прежнему стоял среди дороги, точно глядя 'не летит ли сокол? Не бежит ли лиса?', а вот Кайлановской лошади нигде не было. Точнее, ошметок седла был, чуть окровавленный, а лошади не было. И, видимо, больше не будет.   - Ты в порядке? - спросила я у ученика.   - В порядке, - усмехнулся он. - Был бы в полном даже, если бы не вы.   Ну да. Я же кому-то в суматохе неплохую затрещину влепила, когда мне пытались помешать ринуться спасать Лесса. Вот и этот загадочный 'кто-то'.   - Извиняй, - пожала плечами я. - И в следующий раз так не делай.   - В следующий раз? - кокетливо поиграл бровями парень, что я аж попятилась.   - ...которого, надеюсь, никогда не будет. Осмотри местность, поищи какие-нибудь зацепки, отчего все это произошло. На земле следы может подозрительные, или какие-нибудь необычные вещицы...   - Не переживайте, госпожа Дарк, я не полный дилетант, - с легкой улыбкой кивнул студент и медленно зашагал в сторону кустов, по пути переступив через змеиный труп.   Действительно, что это я. Это он пусть переживает за свою сохранность, если продолжит мешаться у меня под ногами, и совать свой нос во взрослые дела.   То, что он 'не полный дилетант' меня и настораживало. То, как быстро он определил была ли здесь применена 'Ярость ветра', когда мы еще даже толком оглядеться не успели, уже казалось странным. Либо парень действительно очень умный и внимательный, либо...   Похоже, мне все же стоит как можно реже выпускать его из поля зрения. Как бы у меня под боком из юного некроманта не вырос опытный чернокнижник.   - Да царапина это! Ца-ра-пи-на! - раздалось сбоку. - Вот! Смотри!   Полуголый Ли возмущенно сорвал рубашку, и застыл, раскинув руки в стороны, вопросительно глядя на Киа.   - Мне подорожник приложить, чтобы ты не переживала?   Я усмехнулась, и прошагала дальше к кустарникам. Вылизанное до кристальной чистоты пространство отказывалось отзываться на мои взывания, посему пришлось довериться собственным глазам. Но направление я выбрала верное, что стало понятно, едва в траве мелькнул значок. Королевская стража - сопровождение делегации. Значит, сами тела где-то рядом, и можно...   Нельзя. Я покачала головой. Эти ребята со мной уже точно не захотят поговорить, даже крысячий ри... тьфу, Ритуал Последнего Вздоха не провести. Удивительно, как же наш свидетель в живых остался, коли его товарищи превратились в кучки перекореженных доспехов с прахом внутри?   Может, в кустики отлучился? Или... А что если он знал про засаду? А 'пострадал' для виду?   Кажется, нам придется снова проведать сударя, в чьих личных вещах был обнаружен хриссов кошачий медальон. Не может же это быть простым совпадением, верно?   К Лессу я вернулась так ничего не обнаружив. Коснулась ладонью его лба, вздохнула, и хотела было усесться рядом в ожидании, но его веки дрогнули и глаза распахнулись.   - Ну что?.. - сурово начала было я, но вдруг наткнулась на взгляд обычно теплых глаз, и замялась.   В следующий миг порыв ветра отшвырнул меня в кустарники, по лицу больно хлестнуло веткой, сам куст хрустнул под моим весом, и я оказалась на земле в полном недоумении. Огненная вспышка сверкнула в паре локтей от меня, ровно на том месте, где всего пару ударов сердца назад я же и сидела.   Он с ума сошел?!   - Лесс! - выкрикнула я.   Верлен замер, опустил руку, в которой теплился следующий огненный шар, тряхнул головой и... посмотрел на меня, как ни в чем не бывало.   - Хель, ты в порядке? Что произошло? - и направился ко мне, якобы помочь подняться.   - Не подходи, - предупреждающе выставила вперед ладонь я и, не отводя взгляда от верлена, поднялась на ноги и попятилась. - Ни шагу!   - Да что...   - Замри! - зловещий прищур глаз мне удавался неплохо, но раньше Лесса он не пугал. А вот сейчас он опешив, застыл, лишь растерянность плескалась в его глазах, пока к нам спешили Киа с Ли.   - Ребят, у вас всё в порядке? - Киа встала между нами, словно разнимая двух перебравших любителей пьяных драк.   - Понятия не имею. Хельга меня не подпускает на расстояние пушечного выстрела, - пожал плечами Лесс.   - А я тем более понятия не имею, - ядовито отозвалась я. - Я даже не совсем уверена, что это ты. Что произошло?   Точно осознав, что вообще-то ему бы сейчас в полуобмороке продолжать валяться, верлен резко побледнел, пошатнулся и наверное упал бы, если бы не Ли, в удар сердца оказавшийся рядом и поймавший приятеля под руку.   - Я категорически отказываюсь быть единственным разумным существом в этом бедламе, - закатила глаза Киа. - Лесс кидается на Хелл, Хелл шарахается Лесса, Ли... без комментариев. Где Кайлан? Мне кажется, ваш заучка единственный, кто мне сможет полноценно посопереживать.   - Не рекомендую, - фыркнула я. - Боюсь, что если вы с ним сойдетесь на почве нашей неразумности, то он и вовсе никогда от нас не отлипнет.   - Тьфу на тебя, - скрестила руки на груди подруга. - Если ты думаешь, что я буду рада его компании - то ты ошибаешься.   - Вот и не поминай всуе, - заключила я и вновь вопросительно уставилась на Лесса. - Давай по пунктам. Какого хрисса ты меня пытался пришибить?   Верлен потер переносицу, нахмурившись. Постоял в такой позе несколько ударов сердца, и отвел ладонь в сторону:   - Остаточная энергия. Ли выдернул меня из вихря в момент, когда я готовился ударить, но поток видимо прервался раньше...   Сложно было сказать, что верлен сам верил своим словам. Скорее, предполагал, пытаясь утешить нас.   - Ты же не думаешь, что я ждал какой-нибудь необычной ситуации, чтобы с тобой разобраться? - скрестил руки на груди Лесс.   - Нет, не думаю. А вот то, что твоим рассудком завладело 'нечто', которое еще себя проявит, вполне может быть, - отрезала я. - И это не первый слу...   Хрисс. Зачем я это сказала! Да даже недоговорила, но зачем вообще вспомнила!   Лесс молча вытряхнул веревку из сумки и протянул мне:   - Не доверяешь - можешь связать. Протащить с позором через все залы академии и запереть в комнате. Чтобы никто наверняка не пострадал.   И такой лёд в этот момент прозвенел в его голосе, что я невольно сжалась и пробормотала:   - Я не... Прости. Остаточная энергия. Это похоже на правду.   - Нет. Не похоже, - отрезал он, развернулся на пятках и направился к регарду. А я хлопнула себя ладонью по лбу. Идиотка.   Искать утешения у приятелей я не решилась. Молча возвела взгляд к небу, тяжело вздохнула и направилась к рогару.   - Ну и что ты мне скажешь? - потрепала я его по черной густой челке.   Рогар фыркнул, всхрюкнул и выплюнул на землю передо мной... камень, меньше ладошки размером.   - М... Молодец, - неуверенно похвалила Сэма я, надеясь, что он не хотел сказать этим, что плевать на меня хотел. Зашла сбоку, готовясь к ритуалу оседлания, но рогар был настойчив. Камень ему не давал покоя, и он обошел его вокруг, капризно топая рядом массивным копытом.   Прекрасно! Я езжу на поисковой нечисти!   Вытряхнув из кармана замызганный платок, я брезгливо подняла камень и протерла на всякий случай. После чего оглядела со всех сторон, ничего странного в нем не заметила - обычный гранат...   Ох Хельга. Твой разум тебя совсем ни во что не ставит.   В подтверждение этого, видимо, я сунула камень в карман прямо в платке, молча, вместо того, чтобы показать Киа, а уж стоило бы. Полудрагоценные камни на улицах не валяются, особенно те, которые иногда используются магами в различных амулетах и артефактах. Пообещала себе, что обязательно отчитаюсь перед подругой по прибытии в Академию, и успокоилась.   Мы расселись по местам, чуть не забыв про оставшегося пешим Кайлана, но рогар принимать лишнего седока отказался, что вполне веско подтвердил вспыхнувшими огнем глазами, Кас наградил парня презрительным 'прффф' прямо в лицо, после чего попытался ткнуть его рогом в глаз, а регард и вовсе молча уцокал вдаль. Ли развел руками, извиняясь:   - Это слишком интимный процесс, я не могу позволить оседлать меня мужчине. Будь он привлекательной девицей - другой разговор...   Киа обреченно покачала головой, молча протянула руку студенту и помогла взмахнуть на единорожий круп позади себя.   Задорный оскал медленно сполз с лица Ли.   - Удобненько? - ехидно осведомился он.   - Вполне, - честно ответил Кайлан и положил руки вампирке на талию.   От внутриутробного рыка, что издала уже пантера, даже я поежилась. Студент к сожалению был слишком плохо осведомлен, на кого он только что позарился, а потому мысленные проклятия Ли цели не достигали, но я-то видела, как заходили мышцы под его шкурой.   Киа издала возмущенное 'Эй!' и с душой шлепнула парня по руке.   - Понял. Простите, - виновато пробормотал Алларий и попытался уцепиться за седло. Получилось не очень, с учетом того, что теперь он находился в опасной близости с другой крайне ценной вампирской частью, а потому парень неловко ухватился за край чепрака и, кажется, помолился богам, чтобы Киа не удумала пустить единорога галопом. А заодно и чтобы единорог не решил продемонстрировать чудеса гарцевания, ловко подбрасывая круп.   Воображение нарисовало мне картину крадущегося позади Каса оборотня, что раззявливает пасть на всю свою ширину, а то и больше, готовясь поймать падающего студента и тут же заглотить целиком, не оставив даже косточки. Ну или просто тяпнуть за самое обидное.   И что мы узнали за эту вылазку? Что на месте пропажи возникла магическая ловушка, в которую попадались даже простые путники. Что стражников короля разметало, как фарш. Что Лесс и Ли с ловушкой справились. Что делегация жива, поскольку их останков не обнаружено. Вопрос только в том, куда же она все-таки делась?   - Лесс... - слабо позвала я, подогнав Сэма.   Верлен покачивался в седле, даже не желая одарить меня взглядом.   - Ну Лесс... - совсем уж тихо пробормотала я, так свято надеясь, что он обернется.   Не обернулся. Лишь пришпорил регарда, и скрылся за поворотом. А я прикусила губу, понимая, что задела любимого так, как не стоит задевать даже врагов. Гибель Таники и без того по нему ударила, хоть он и знал, что невиновен, но осознание, что этот ужас был сотворен его руками, не давал ему спать ночами. Я лично просыпалась просто от того, как он вздрагивал рядом со мной, а иногда даже и произносил имя. Он никогда не говорил об этом, не позволял завести разговор на эту тему мне, и вот теперь...   Да ну что за Дейм меня дернул за язык. Хотя чего пенять на богов, когда сама с собой не в ладах?   В Эскалиол мы вернулись уже затемно. Город продолжал праздновать, за королевским замком пестрили фейерверки, и я спешилась перед самой шумной толпой, что с ликованием пронеслась перед нами на центральную площадь.   - Пойдем, - кивнула я Кайлану.   Тот, поблагодарив Киа, соскочил на землю и подошел ко мне.   - Вы на праздник не хотите заглянуть? - уныло поинтересовалась я у подруги.   - Устали, - призналась Киа. Потом взглянула на Кайлана, на Лесса, что стал лишь белой точкой на темном горизонте, и переглянулась с супругом:   - Пойдем за 'Сахарным облаком'?   Ли всегда умилял меня своей мудростью, так тщательно скрытой за мальчишеским задором.   - С Вами хоть на край Дариола, госпожа эо Ланна. Мне как раз нужно присмотреть новую амуницию.   Подруга посмотрела на меня вопросительно: 'Ты уверена, что я тебе не нужна?'   Прикрыв глаза, я качнула головой, зная, что она прочитает этот жест правильно. 'Ты всегда нужна, но сейчас мне лучше отвлечься'. Киа кивнула и они с Ли свернули в проулок.   А мы с Кайланом и Асамиэлем зашагали в сторону Академии.   - А вы...   - Нет, - отрезала я.   - Но...   - Нет. Молчи. Просто молчи, - я набрала воздуха в легкие, пытаясь им уравновесить пошатанный душевный баланс. Но как назло мне хотелось говорить, и Кайлан был не лучшим слушателем. А оттого стоило собраться, вспомнить, что Киа и Ли наконец-то смогут побыть вдвоем, что мы с Лессом...   - Почему ты такой? - выдохнула я, перехватив Сэма под уздцы.   - Какой? - удивленно переспросил Кайлан.   - Всегда быть в центре событий, все знать, во всем участвовать... Зачем тебе это?   - Мне скучно сидеть над учебниками. Это во-вторых, - пожал плечами парень.   - А во-первых?   - А во-первых я своей жизнью обязан Арромонду. И у меня слишком мало возможностей помочь в расследовании его исчезновения.   - И поэтому...   - И поэтому я заноза в заднице, - сознался Кайлан. И смутился. - Простите.   - Точнее я бы и не сказала, - устало усмехнулась я. - Если честно, я пришла сюда работать будучи немногим старше тебя. И все неприятности находили меня сами.   Студент вздохнул. И мне стало его чуточку жаль: сложно представить, как бы я жила, если бы не притягивала проблемы на свою голову точно магнит.   - Одногруппники всегда куда-то впутывались, то нарочно, то случайно. А я как последний неудачник сидел за книжками, слушал про их злоключения и жутко завидовал. Думал, что на новом месте удастся выделиться из рядов посредственностей...   - Но и тут не прокатило, - хмыкнула я.   - Я пока не сдаюсь, - улыбнулся парень. - Но не знаю, надолго ли меня хватит. Но зато я понял наверняка - если неприятности обходят тебя стороной держись рядом с теми, кого они окружают.   Я невольно рассмеялась:   - То есть, вот какое впечатление наш бравый преподавательский отряд производит? Ох слышала бы тебя госпожа эо Ланна...   Парень трагично развел руками. И вдруг совершенно искренне выпалил:   - Спасибо вам.   - За что еще? - озадаченно покосилась на ученика я.   - Хотя бы за то, что не прогнали, и позволили составить вам компанию. Пусть даже это больше и не повторится.   Может, он и не такой уж плохой, а умничал просто чтобы продемонстрировать свою полезность?   - Жаль твою лошадь, - не нашла ничего более умного я. Ну не говорить же 'да всегда к твоим услугам, беси нас дальше'?   - Я удивлен, что она вообще до этого дня дожила, - признался Кайлан. - Но жаль, я привык к ней. Кстати. Я все хотел спросить, - и он оглянулся на Асамиэля. Тот в ответ окинул его презрительным взглядом. - Это ведь рогар...   - Что, правда? - картинно изумилась я, прижав руки к груди. - То-то я думаю, что он сырое мясо больше сена любит... Никому только не рассказывай, пусть это будет нашим маленьким секретом.   - Издеваетесь, да? - рассмеялся парень.   - Что ты! Как ты только мог такое обо мне подумать. Непростительная наглость... - развеселилась я. - Некроманты не шутят!   - Если вы не понимаете некромантского юмора - то вы, видимо, уже мертвы, - 'поправил' меня Кайлан. - И возможно потому, что не поняли юмора. На самом деле, мне просто странно, что нечисть вот так спокойно служит человеку...   Звук, который издал в этот миг Сэм, напугал даже меня, хотя казалось, уж я-то привыкла к любым его проявлениям.   - Ты бы поосторожнее, - предупредила я. - Иногда он умнее, чем кажется.   Недовольный фырк вполне отчетливо прозвучал как 'иногда?!', Алларий быстро смекнул что к чему и исправился:   - Я имел ввиду, удивительно, что такое гордое создание позволило людям подойти к нему так близко...   - Мне тоже интересно до сих пор, - хмыкнула я, вспомнив как орал незабвенный сир де Асти, когда из похода мы вернулись с таким необычным приложением.   - И что? Он действительно ведет себя как обычный конь?   - На удивление. Правда, магичит иногда. И вредничает. Хотя по сравнению с единорогом - сама покладистость. Пришли.   С некоторым облегчением я миновала защитный купол Академии, дружелюбно перед нами распахнувшийся. Наконец-то отправлю Кайлана в его комнату, рогара на кладбище (главное, не перепутать), а сама пойду... Нет, не спать, как мечтала бы в любой другой ситуации, а искать Лесса и заодно пути к примирению. Может, принеси я ему свой оторванный язык в мешке, бантиком подвязанный, он будет злиться чуть меньше? От главного оружия, так сказать, избавилась, а на приложенной записке начеркать 'я так больше не буду', и трофей приложу как доказательство. И пообещаю, что в ближайшие два месяца не пойду к Тиэльской дабы новый прирастила. Письменно, разумеется. Мне вообще после такого многое придется письменно делать.   - Вас проводить, госпожа Дарк?   - Этого еще не хватало, - закатила глаза я. - Спасибо, Кайлан. Можешь идти в комнату.   Парень вздохнул. И взгляд его сразу потускнел, и плечи как-то ссутулились. Словно я ему в первом свидании отказала, а не в походе на кладбище.   - Тогда всего доброго. И спокойной ночи.   Спокойной. Как же. В лучшем случае я буду ночевать на коврике возле кровати, поскольку Его Деканство может вполне справедливо меня к себе не подпустить и на расстояние пушечного выстрела. А в худшем...   ...а в худшем дверь комнаты Лесса вообще окажется закрытой. И никто не отзовется на стук.   От досады я пнула косяк, потом попробовала сбросить на пол насмерть приколдованную вазу, с которой на меня смотрел на редкость кривой дракон с перекошенной челюстью, и, приняв факт, что мне сегодня уже ничего не улыбнется, отправилась этажом выше. В комнату, где уже больше полугода хранилась часть моих вещей и примерно столько же пустовала кровать.   Хотя нет. Как-то после знатной гулянки с Киа в конце прошлого учебного года я по привычке вернулась сюда, а не к Лессу, но он устранил недоразумение примерно вески через три. Пришел, поворчал, что оббегал все кладбище, академию, дворы и башни в поисках, когда услышал, что Киа вернулась, а меня все еще нет, после чего подцепил меня на руки и утащил 'домой' под покровом темноты. И с тех пор я возвращалась сюда только за книжками, или одеждой. Комната была непривычно выстуженной - словно в ней не то, что не жили, а умерли накануне.   Холодный пол, шаги, эхом разбегающиеся по углам. Даже светопульсар ситуацию не исправил - мрачное, зеленоватое свечение привнесло стойкую ассоциацию с заброшенным подвалом, где древние чернокнижники проводят свои зловещие ритуалы.   Я тоскливо уселась перед окном, вглядываясь вдаль, туда, где все еще шумел праздник. Эскалиол, и без того яркий, по праздникам продолжал сверкать даже ночью, когда уже погасал последний факел. Радужные искры фейерверков отражались на крышах замка короля и прилегающих к нему башен, точно капли разноцветного дождя, падающие на зеркала. Даже сквозь закрытые рамы мне были слышны песни вдалеке - слов, конечно, не разобрать, да и мотив воспринимался скорее каким-то внутренним ухом, но мысль о том, что у всех все хорошо, а я поссорилась со своим верленом, угнетала с большим усердием.   Подумаешь, дверь не открыл. Ему сегодня крепко досталось, пришел да уснул сразу. Только вот дверь он раньше никогда не запирал.   А может быть сидит в обеденном зале, да запоздало ужинает? С дороги проголодался. Или и вовсе пыль дорожную смывать пошел первым делом. Мне бы вот тоже не помешало.   И самое мерзкое, что я прекрасно знала, захоти его сейчас найти - нашла бы. И полчища нежити, варсакских стражников и даже учеников не смогли бы меня остановить. Но прийти в свою заброшенную комнату, да закрыться здесь в полумраке мне показалось куда более простым решением проблемы. Может быть, Лесс перестанет сердиться. Или просто забудет. И мне не придется применять это ужасное заклятие 'извинименяпожалуйста', которое я так плохо изучила, хотя и были тысячи возможностей его практиковать.      Урок 4. Используйте отвлекающий маневр.      Моё утро рождалось в страшных муках.   Ванна с теплой водой и травяной чай были созданы богами для обеспечения хорошего сна после тяжелого дня кому угодно, кроме меня. И не помогла ни вторая кружка чая с большим количеством мяты, ни изучение потолка на протяжении двух весок с несмыкающимися веками, ни чтение 'Трактатов Дольмуса Реймика'. Хотя последнее было вовсе беспроигрышным вариантом - старик Дольмус словно самолично снотворной пыльцой страницы опылял, я стабильно проваливалась в глубочайший сон на второй же. Сегодня же, долистав до двадцать шестой, я убедилась, что у господина Реймика было все плохо не только со знаниями магии и истории, но и с головой, поскольку такую высококачественно-скучную ахинею писать мог только человек, откровенно гордящийся своим идиотизмом. При всем моем уважении.   Три вески после полуночи...   Из открытого окна в комнату хлынул прохладный ночной воздух с каплями моросящего дождя. Я отложила книгу в сторону, пожала плечами 'почему бы и нет?', и легла на ковер, сложив на груди руки. Представила, что бы подумал Лесс, войди он сейчас ко мне в комнату... Наверное, испугался бы, бросился ко мне, и тут-то мы бы и помирились, сами собой. И поэтому несмотря на то, что вскоре начало ломить кости как от твердости, так и от холода, я все же провалялась так еще четверть вески. Но сон не пришел. А верлен тем более.   Я вновь перебралась на кровать и спрятала голову под подушку. Если не получилось уснуть наоборот, может, хоть так выйдет?   Чуть не вышло. Особенно, когда перестало хватать воздуха. Крепкий бы сон мог случиться. Профессиональный, можно сказать. Я шумно выдохнула и перевернулась на спину, откинув подушку и вовсе в сторону.   За окном робко растворялась темнота.   Одна веска до рассвета. Четыре до завтрака. На завтрак Лесс наверняка должен выйти, а учительский стол не такой уж и большой, потому далеко не убежит. Если, правда, действительно убежать не удумает - мы проверяли, он быстрее.   Из комнаты я не вышла - вывалилась. На ходу заправляя в штаны черную рубашку с широкой горловиной, иногда сползающую с одного плеча, и пытаясь всунуть пятку во второй ботинок, не примяв задник.   Госпожа Тиэльская, встретившейся мне одной из первых учителей, с восторгом полезла разглядывать не то бескрайнюю ширину моих зрачков, не то красноту капилляров, после чего сообщила, что моим взглядом сегодня можно исцелять трудности пищеварения. Да, надеяться, что ей просто хотелось сделать комплимент моим зеленым глазам, было бы глупо. Мрачно пообещав, что если сегодня понадобятся мои услуги, то я их предоставлю во избежание бессмысленных трат ценных запасов трав и прочей целительской атрибутики практически бесплатно, я шагнула в обеденный зал.   Росский на своем месте, Нортская тоже. Сейлетская, как у нее это периодически случается, пила воду, зажевывая укропом. Сие она именовала 'Днем прочищения внутреннего ока', и вода с зеленью заменяла ей и завтрак, и обед, и ужин. Что-то пыталась нам рассказать про вставшие правильно луны по отношению к какому-то созвездию, и что дар ее после подобных разгрузок становится кристально точен, и открываются новые горизонты...   Но мы с Киа давно вычислили, что её луны с созвездиями всегда поразительно совпадают с днями после каких-либо празднеств, на которых госпожа Сейлетская либо злоупотребляла сладостями, либо - просто злоупотребляла и поэтому кроме воды и укропа организм больше ничего не принимал. Но 'прочищение внутреннего ока', безусловно, звучало куда более достойно.   Не разоряясь на лишние буквы и ненужное лицемерие, я пожелала всем просто 'утра', и плюхнула на тарелку перед собой ломоть хлеба. И кусок ветчины. И дольку помидора. И кусок огурца. И пару вишен. И кусок яблока сверху.   Ненавижу яблоки.   Родерик с легким офонарением наблюдал за разрастающейся у меня в тарелке конструкцией, которая по мере роста становилась все менее съедобной. Даже вернул ложку обратно в тарелку с овсянкой, и с интересом подпер кулаком подбородок.   - Может, велеть принести вам горсть щепок? Или гравия для вкуса?   Пожалуй, будь я в хорошем расположении духа, я бы даже удивилась, что Росский изволил пошутить и даже, кажется, смешно, но... Где носит этого хриссова Лесса?   - Не выспалась, - буркнула я, тряхнув головой. Помассировала переносицу, крепко зажмурилась, но не помогло.   - Что же ты, деточка, - сочувственно поцокала языком Зегрисс и мягко коснулась моего лба ладонью. Легко кольнуло, но разум тут же прочистился, будто у меня из головы вытянули какую-то вязкую массу, что мешала мозгу шевелиться. - На пару весок хватит, но ты успеешь.   - Успею что? - переспросила я, а после мысленно ругнула себя за скудоумие. Тиэльской, пожалуй, пришлось бы сегодня потрудиться, чтобы НЕ читать мои мысли, ибо, как мне казалось, я ими просто фонтанировала. Да еще и не самыми адекватными.   Пирамида из еды, салфеток и даже, кажется, пары столовых приборов, осталась украшать собой преподавательский стол, а я, сделав пару глотков томатного сока, поблагодарила декана Хар за хоть и временное, но просветление, и отправилась к верлену в комнату.   Сегодняшнюю ночь я с грехом пополам пережила, убедилась, что сама проблема не рассосется, а продолжения такого ожидания я не перенесу, и потому идти нужно было быстро. Если Лесса нет на завтраке, значит он в комнате. Если не в комнате, то в кабинете. Если он хотел избежать нашей встречи, то начинать лучше сразу с кабинета.   У лестницы мне встретились Киа и Ли. Оборотень даже в человеческой форме сейчас больше всего напоминал сытого кошака, от души налопавшегося хозяйской сметаны, пока тот не видел.   - Эй, некромантка! Гляжу я на твою прическу и очень хочу верить, что примирение прошло успешно, - усмехнулся парень, хоть и уверенности в его голосе не было. На моем лбу по-прежнему стояла печать 'всё плохо', и никакой челкой ее не скрыть.   Киа обошлась многозначительно сопереживающим взглядом:   - Он до середины ночи в кабинете сидел сегодня. Видели свет в окне, когда возвращались.   Зато я точно поняла, что мои сотоварищи самые честные. Зная, что произошло, почему и как, утешать меня с приторными улыбочками они даже не собирались. Никаких тебе 'ну ты не переживай, помиритесь', 'ну со всеми бывает'... Хотя стоит отдать должное: 'ну ты сама виновата' от них бы тоже не прозвучало.   Мы перекинулись еще парой фраз, после чего Ли заговорщически огляделся по сторонам, шустро поцеловал жену в щеку, пожелал мне быстрее уже со всем разобраться, и помчался на свой стражничий пост, пока ученики не разнесли без его чуткого вмешательства весь парадный зал. Мы помахали ему вслед, а после переглянулись.   - Он даже не завтрак не явился. Как раз в кабинет шла...   Киа вздохнула теперь в унисон со мной, одобрительно кивнула, открыла было рот, чтобы что-то ответить, как вдруг громкий девичий крик, полный ужаса, за нашими спинами заставил вздрогнуть и не разбирая пути ринуться на звук.   Где эта организованность у детей, когда нужно? Почему собраться в кучу да так, что хрисса с два растолкаешь, их вынуждает только любопытство, да еще и в такой неподходящий момент?   - Позовите госпожу Тиэльскую! - верещал девичий голосок. - Или есть тут кто с Башни Хар?   - Разойтись! - рявкнула я, получив очередной тычок детским локтем прямо меж ребер.   Волна силовой энергии пронеслась вперед меня, раздвинув плотную стену учеников в разные стороны, словно две горсти крупы из одной.   - Что произошло?   - Не знаю! Он просто шел, улыбнулся... а потом упал!   Ли?! Все произошло слишком быстро, настолько, что я растерялась. Он же вот, только что, совершенно бодрый стоял рядом с нами, и сейчас валяется среди коридора на животе, непривычно бледный, и совершенно не подающий признаков жизни.   - Все брысь по комнатам! - скомандовала Киа, склонившись над мужем. Но едва рядом возникла Зегрисс, совершенно невозмутимая в отличие от нас, вампирка точно по команде отпрянула в сторону, позволяя целительнице осмотреть оборотня.   - Интересно-интересно... Последнее время он ни на что не жаловался? Или, может быть, переутомлялся? - вопрос явно предназначался Киа, но стоило ей открыть рот, как Тиэльская вдумчиво хмыкнула. - Любопытное приключение у вас вышло. Значит, магический вихрь... Ни разу не сталкивалась. Просыпайся, - и она со снисходительной улыбкой смахнула волосы со лба оборотня, как тот тут же распахнул глаза и резко сел. - Как самочувствие?   Ли, похоже, не совсем понимал, что произошло, но уже судорожно придумывал, как бы отшутиться, чтобы разбавить неловкую ситуацию и стереть ужас в глазах супруги.   - Ну подумаешь, вздремнул чуток, - неуверенно усмехнулся он и почесал макушку, словно решая, насколько удачно вышло.   Тиэльская покачала головой, подцепила парня под локоть, помогая встать, несмотря на сопротивление, еще раз оглядела сквозь очки-половинки, вновь хмыкнула, на этот раз совсем уж загадочно, что-то шепнула Киа и спокойно удалилась.   Ли, на котором можно было пахать неделями без отдыха, ни с того, ни с сего теряет сознание, а его так просто отпускают и даже не пытаются утащить к себе, в логово зельеделия и целительства, чтобы поставить на нем хотя бы парочку опытов?   Кажется, кто-то похитил нашу Зегрисс и подсунул взамен ее точную копию. Иначе я это просто не могу объяснить.   Киа нахмурилась, глядя на Ли так, словно парень был виновен в случившемся. Любому другому на его месте тут же бы захотелось начать оправдываться и извиняться, торжественно клянясь, что больше никогда, ни за какие деньги, не будет падать в обморок. Даже если будут очень-очень просить! Но Ли это было привычно, и он с явным трудом удержавшись от желания игриво приобнять жену за талию, развел руками:   - Не смотри на меня так, я сам удивился.   - Что тебе сказала Тиэльская? - поинтересовалась я.   - Глаз с него не спускать. И отмечать любые странности, - ответила подруга, не сводя с оборотня взгляда.   Зря я переживала. С деканом Хар все в порядке. Она просто оставила свою жертву в естественной среде обитания, косвенно назначив его законную супругу своими глазами и ушами.   - Протестую! - возмущенно изогнул брови оборотень. - А как же карты, пьянки и девочки? Я при тебе стесняться буду!   Но карий взгляд ничего хорошего не предвещал, и владелица его категорически отказывалась воспринимать любые шутки, касающиеся ситуации. Ли это прекрасно понимал, но не сдавался.   - После смены я тебе докажу, что со мной все более, чем в порядке, - многозначительно заулыбался вампирке оборотень, и я невольно фыркнула, намекая, что мои нежные уши здесь не для того, чтобы вникать в их семейные таинства. Ли не растерялся:   - Не переживай! Киа тебе потом всё в подробностях расскажет!   Нестройное дружное 'кхм' было ему ответом, и парень немного поник. Но ненадолго. Какую новую порцию доказательств он придумал, я решила не выяснять. В конце концов, действительно важное Киа мне и сама расскажет, а без пары лишних Д'арковских шуток я уж как-нибудь переживу. У меня были свои неотложные дела в кабинете декана Башни Рун.   Но на мои мелодичные постукивания, подобные звуку тарана при взятии крепостных стен, вновь никто не откликнулся. Или Лесс прочно замуровался внутри, чтобы защитить себя от некромантских посягательств, или я была просто сказочно везучей, что второй день не могла его поймать в пределах одного здания.   Прислонившись спиной к двери, я возвела очи к потолку, вздохнула, и постучала еще раз. Пяткой. Хриссовы боги, не видите, что я тут страдаю? Я же, пока верлена отыщу, десять раз успею забыть всю ту пламенную речь, которую мысленно готовила. И вместо 'извини' получится что-то вроде 'чтоб тебя ткарш'ши сожрал, где ты был?!'.   Мимо стремительно пронеслись близнецы Тарис с Тирисом, но когда один уже скрылся за поворотом, второй внезапно остановился и оглянулся:   - Госпожа Дарк? Вы господина Алмора ищете?   Я вымученно кивнула.   - Он куда-то уехал рано утром. Я видел, как он за ворота выезжал!   - Спасибо, - назвать парня по имени я не рискнула. Братьев, конечно, развлекало, что их порой путали, но я не очень любила расписываться в собственной невнимательности.   Одарила дверь еще одним ударом ноги - просто от досады - и поплелась обратно к лестнице.   И первое, что бросилось мне в глаза по возвращении в комнату, был красноватый блеск. Вчерашний камень, подброшенный мне Сэмом, видимо выпав из кармана, укатился в дальний угол, и сейчас зловеще оттуда на меня позыркивал.   Я осторожно взяла его двумя пальцами и поднесла к окну, глядя на просвет. Размером гранат был не больше мизинца, с ровно очерченными гранями, переливающимися красно-сиреневыми оттенками. Правда, почему-то единственным местом, представившимся мне его вместилищем, была какая-то жутко разукрашенная корона с этим самым камнем точно по центру. То, что мне было известно о магии камней, давно погрязло под пылью и паутиной в самых отдаленных закромах моей памяти, и для каких амулетов, при каких условиях он использовался, мне могли подсказать лишь книги, или человек, непосредственно этим и занимающийся.   Но прежде чем идти искать этого профессионала, я решила все же выловить Киа - спрошу, как там Ли, и заодно как зовут нашего местного 'мастера камней'. Вдруг хоть она знает.      Найти вампирку оказалось проще, чем верлена.   Подруга сидела в собственной комнате, задумчиво бубнила под нос какие-то формулы и что-то выводила пальцами в воздухе. Мое вторжение не могло пройти незаметно, ярко-алая лента полыхнула возле левого уха, Киа помахала рукой, точно разгоняя дым, и поинтересовалась:   - Решила свести счеты с жизнью и заодно подвести меня под монастырь?   Я уверенно кивнула:   - Да. А еще поинтересоваться, хорошо ли этот камень будет на надгробии смотреться? - и протянула ей гранат.   - Хочешь преобразить будущую могилку скромной преподавательницы?   - И каждый раз, когда к ней будут подбираться охочие до моих сокровищ, буду зловеще гоготать из-под земли, а то и хватать их за ноги костлявой рукой.   - Да, дорогая, никогда не сомневалась, что ты умеешь развлекаться. Но я бы на твоем месте все-таки налегла на хризолиты, они тебе по цвету больше подойдут.   Так. Если Киа знает страшное слово 'хризолит', которое мне не сказало ровным счетом ничего, кроме того, что это наверняка камень, может быть, у нее еще что-нибудь полезное припасено?   - А про этот что-нибудь знаешь?   - А может быть, ты все-таки начнешь эту наверняка увлекательную историю с самого начала? - скрестила руки на груди она.   - Сэм нашел вчера на тракте камень, вот я и подумала, что надо поискать где и для чего его могли применить. Вдруг с его помощью каким-то образом и похитили делегацию. Либо кто-то из похитителей обронил.   Киа прищурилась, вглядываясь вглубь граната.   - Странный символ. Смотри, практически незаметный, во-от здесь, слева. Он явно пропечатан внутри камня, хотя сам камень цельный.   - Магия, - кивнула я. И как я его не заметила? Хотя признаться, это пятно и сейчас больше всего напоминало мне застрявшую внутри мошку с растопыренными лапками, но причин не верить вампирскому зрению у меня не было.   - Я его оставлю пока?   Мысленно возрадовавшись, что одну проблему я с себя временно скинула, я оставила Киа наедине с камнем и подготовкой, а сама направилась на улицу. Сначала долго стояла на лестнице и выбирала, забраться на башню или выйти во двор, но сумела таки здраво оценить, что если я завижу подъезжающего к воротам верлена, то с башни поймать его смогу лишь сверзившись на дорожку перед ним, а вот во дворе он уже от меня никуда не денется. Не станет же он убегать, как дурак размахивая руками и крича 'Не поймаешь! Не поймаешь!'?   По пути к выходу успела пару раз ответить, что нет, следующая пара у шестого курса будет в аудитории, да, у седьмого курса практика, нет, восьмикурсников пораньше я никуда не отпущу, махнула рукой нарезающему круги по парадному залу Ли, и вышла на улицу, не то попытавшись вдохнуть свежий воздух полной грудью, не то просто вздохнув.   Ощущение приближающей подлости прочно засело в душе, и оттого с каждым шагом мне все сильнее и сильнее казалось, что вот-вот откуда-нибудь на меня выпадет Кайлан, и именно в этот момент появится Лесс, который пройдет мимо с гордым: 'Хорошего дня вам, госпожа Дарк' и снова испарится.   - Хорошего дня вам, госпожа Дарк.   - И вам всего доброго, господин Алмор.   Верлен пронесся мимо сизой молнией с такой скоростью, что я не сразу поняла, почему, собственно, сизой. Только бросившись за ним следом обратно в помещение, я увидела его спину, покрытую серой накидкой с капюшоном.   - Лесс! - отчаянно выкрикнула я ему вслед, от души плюнув на все приличия. Ученики с неприкрытым любопытством воззрились кто на меня, кто на Лесса, ожидая представления. Декан гордо вскинул голову, сбросив капюшон, резко развернулся, отчеканил:   - Госпожа Дарк, если вы по поводу проведения общего урока, то подождите, будьте любезны, во дворе. Мне нужно переодеться после дороги.   Я прикрыла глаза, сосчитала до трех, выдохнула, одарила пронзительным взглядом застывших учеников так, что те кинулись врассыпную, и медленно вернулась во двор.   Трава зеленела под мерзкими солнечными лучами, затылок пекло, а я мрачно плелась по вымощенной камнем тропинке, сама себе создавая иллюзию похоронной процессии. Не хватало лишь оркестра, играющего 'Мелодию стоп, шагающих по последней тропе', и была бы полноценная картина.   Я подставила лицо гадкому солнцу, сев на первую попавшуюся лавку. Прикрыла глаза, мысленно уговаривая себя быть хорошей девочкой, досчитала до ста...   - Вы хотели поговорить?   - Очень, - я открыла глаза и посмотрела на верлена. - Лесс, я...   - Я был на могиле Таники. Понимал, что она меня уже не услышит, но я виноват перед ней. Думал, станет легче, но...   Я поднялась со скамьи, едва не ткнувшись носом в плечо Лесса, но не осмелилась обнять.   - А зачем?..   Он посмотрел на меня снисходительно, словно насквозь, и сделал шаг назад. А меня обдало промозглым холодом.   - Ты знаешь, ее могила разрыта. И никакой магии вокруг. Словно она проснулась и ушла. Это... мерзко.   Грудную клетку сдавило будто под десятком упавших кирпичных стен.   - Она ведь просто ребенок. Но...   - Ты ни в чем не виноват, - внезапно подалась вперед я, вцепившись в ворот его рубахи. - Это был не ты! На твоем месте мог оказаться кто угодно!..   - Меня просто использовали, - хмыкнул верлен. - И ты понимаешь, что если бы не я, то девочка была бы жива.   - Если бы не ты - могли бы погибнуть многие другие, - я даже прикусила губу от отчаяния. - Неизвестно, кого еще и в каких целях мог использовать Мефисто.   Лесс одарил меня снисходительным взглядом:   - Ты сама в это не веришь.   Не верю. Мы убедились в том, что для Мефисто было важно избавиться заодно и от конкурента, а потому Лесс был идеальным вариантом для одержимости. Это понимал и Лесс, но до чего был пугающим холод в обычно теплых глазах...   - Верю, - я прижалась к нему всем телом, не чувствуя отдачи. - И знаю. Я не понимаю, что меня дернуло вчера, я напугалась, и...   Теплая ладонь скользнула по шее, впилась в волосы, взъерошивая пряди, и ткнула меня лбом в изгиб плеча.   - Брось, некромантка.   Я прикрыла глаза, растворяясь. Он не злился. Он не пытался зацепить меня в ответ. Он пережил заново миг смерти Таники, выедающий его изнутри все это время, и... так спокойно вернулся ко мне?   Моё выстраданное 'извини' Лесс встретил с улыбкой, еще пока чуть натянутой, но уже не пугающей. Больше всего хотелось сейчас услышать клятвенное заверение, что могла бы и вовсе этого не говорить, и что все в полном порядке, и если мне полегчает, то извинения, разумеется, приняты, но пламенное приветствие тэра Д'арка заставило меня вздрогнуть, а Лесса нервно дернуть бровью:   - Счастья вам, добры люди... и нелюди, - усмехнулся оборотень, демонстрируя пылающую ладонь. - Прощеньица прошу, коли помешал, да вот не знал, кому похвастать.   - Мне кажется, тебя пора сдать на опыты, - разумно заключила я. - Но сначала - Киа. На этот-то раз что произошло?   - Это я так успешно перехватил огненный шар пятикурсника одного, - усмехнулся оборотень.   Лесс почесал макушку и ткнул пальцем в огонь, но тут же отшатнулся, зашипев и тряся кистью:   - Но...   - То-то и оно! Вообще не чувствую. Теперь гадаю, это у меня новые таланты проявились после вчерашних злоключений или...   - ...падая в обморок, сильно головушкой приложился?   - В обморок? Что я пропустил? - нахмурился Лесс.   - Ты почаще от нас сбегай, глядишь, последним узнаешь, что тебя ректором назначили, - усмехнулся оборотень. - Так что скажете, господа преподаватели? Стоит начинать паниковать или радоваться?   - Как факт - с тобой что-то происходит, и это 'что-то' очень странное.   - Предложишь пойти к Тиэльской - покусаю. Ибо всё самое странное, что вообще может произойти с живым существом, обязательно произойдет по милости декана в ее целительских покоях! Либо из любопытства. Её же. Либо во благо человечества. Когда я к ней попал впервые, она с крайне задумчивым лицом, не глядя, смешала содержимое трех разных колбочек, взболтала, хмыкнула, капнула пару капель на подопытную крыску и дождавшись, пока та уснет вечным сном, протянула мне со словами 'Пей! Может, поможет...'   - Это когда ты простуду подхватил? - усмехнулся верлен.   - Именно. Представьте, что она со мной будет делать, сообщи я ей, что ни огонь, ни холод не ощущаю?   Я пожала плечами и ущипнула парня за бок. С душой так, ощутимо. Ли даже не дернулся, точно я не кусок мяса из него выдрать попыталась, а ниточку убрала с рубашки.   - А вот это уже совсем интересно. Ты же вообще ничего не чувствуешь.   - Совсем-совсем? - вдруг огорчился оборотень, тряся рукой, пытаясь погасить огонь.   - Кажется. Лесс, кинь в него чем-нибудь?   Мужчины одарили меня озадаченным черным и негодующим разноцветным взглядами:   - Ну, ради проверки... Интересно же, насколько он стал бесчувственным. Но еще интереснее узнать, это он ничего не ощущает или просто неуязвимым стал?   В ответ оборотень продемонстрировал мне погасшую ладонь: ни покраснения, ни ожога. Я как-то слишком огорченно вздохнула, что даже видавший виды Ли отступил на шаг назад:   - Скажи честно, тебя Тиэльская не кусала?   - Если только она умеет заражать людей касаниями, - скривилась я. - Ладно, к ней мы тебя пока не потащим. Но ты должен рассказать Киа.   - Как думаешь, - вдруг засияли разноцветные глаза, - если я вбегу в комнату, как человек-факел...   - ...сколько тебе останется жить? Недолго, уверена, - припомнила я прилетевшее недавно в меня заклятие вампирки. - И не советую вообще ее пытаться разыграть чем либо, что связано с твоим самочувствием.   - За кого ты меня держишь! - оскорбился в лучших чувствах парень. Наткнулся на вопросительно приподнятую бровь и прекрасно понял, за кого. За Ли Д'арка. - У вас-то все в порядке?   Отвечать вперед Лесса я не стала, дождавшись, пока он улыбнется, окинет меня взглядом, а после спокойно произнесет:   - Пропадет она без меня. А я потом страдай, что не уберег единственного адекватного преподавателя некромагии.   Ли разулыбался от уха до уха, я легонько пихнула верлена в бок, насупившись.   - Видишь? Соглашается. Кстати, ты мне через пару весок понадобишься, - Лесс кивнул оборотню и перевел взгляд на меня:   - А ты если придешь подслушивать, знай, что мы будем не в моем рабочем кабинете, а в кабинете Боевой магии.   Я покачала головой. Нет. Он неисправим.   'Уж кто бы говорил', - насмешливо отозвался мой внутренний голос.      - ...а теперь передаем пергаменты с выполненными заданиями с последней парты на первую, - зевнув, проговорила я, и скучающе подперла щеку ладонью. Шестикурсники оживились, кто-то ринулся в панике наугад помечать варианты ответов, кто-то страдальчески глядел вслед удаляющемуся свитку, кто-то тут же открыл учебник, чтобы убедиться, что ответил верно... И судя по вздохам и выдохам, повезло далеко не всем.   - Результаты будут на следующей неделе, а вам задание...   Грохот сотряс дверь кабинета, уронил сначала учебный плакат с особенностями неупокоенных, а следом и саму доску, что одним углом осталась цепляться за гвоздь в стене, а вторым пробила небольшую вмятину в полу. Мою сонливость моментально точно ветром сдуло, ученики застыли в разных позах и со слегка перекошенными лицами, глядя на меня, как на своё единственное спасение.   Задумчиво почесав кончик носа, я прошагала к двери кабинета и по пояс высунулась в коридор. Три выбитых стекла напротив соседней аудитории, вздыбленные доски на полу, слетевшая со стен краска, ворох измельченной в труху бумаги и несколько костей. Впрочем, кости, по счастью, принадлежали уже давно и прочно покойному милькану из кабинета Нортской, а вот наш оборотень среди всего этого бедлама выглядел слегка растерянно, но вполне гармонично.   - Ну ничего себе, чихнул, - процитировал древнюю байку Ли, почесав макушку.   - Что произошло? - я медленно прикрыла за собой дверь кабинета, едва не прижав пару любопытных носов, высунувшихся следом.   - Нортской опять придется сутки торчать в зарослях чертополоха с сачком, чтобы отловить новый образец, - хмыкнул оборотень, легонько отопнув в сторону черепушку. - Ну, и еще потом пару недель без перерыва на сон и еду строчить новые конспекты.   Я скрестила руки на груди, укоризненно приподняв бровь. Ли на удивление быстро сдался:   - Я применил-то самое простое заклинание, хотел свиток упавший им поднять. И вот, пожалуйста, - развел руками парень. - Как думаешь, может, мне стоит придумать себе необычный костюм с перьями и маской, а ночами стоять на самой высокой башне, оглядывая Эскалиол с предместьями, и думая о том, что этому городу нужен герой? А то такие таланты пропадают в четырех стенах...   - Угу. Таланты, - кивнула я с совершенно серьезной физиономией. После чего хотела для красоты ухватить Ли за ухо, чтобы притащить в комнату Киа как нашкодившего первокурсника, но тот увернулся и в мои цепкие пальцы попался лишь ворот его рубахи, шнуровка на котором тут же распустилась, явив моему взору грудь... а если точнее, то царапину на ней, справа. И ничем бы не была эта царапина, размером с палец, примечательной, если бы края ее не зияли чернотой. Мерцающей.   Была бы я чуть менее опытной в делах магических, я бы назвала это меткой проклятия. Не верь я в магию - поименовала бы заражением. Но поскольку ни тем, ни другим я не могла похвастать, пришлось признать: царапина, хоть и несерьезная сама по себе, была получена самым что ни на есть магическим образом, вот только я впервые встречаю такую реакцию организма.   Довольно компрометирующую сцену я была вынуждена продемонстрировать Киа, у нее на глазах сорвав с Ли рубаху и облапав за грудь. Вампирка задумчиво отложила в сторону спицы (слава Лите) и будущий шарфик болотно-зеленого цвета (который почти наверняка перепадет мне с ехидным комментарием оборотня в духе 'смотри, какой мерзкий оттенок, очень подойдет к твоим глазам!'), после чего воззрилась на нас с неподдельным интересом.   - Угадай, что я чувствую! - без прелюдии выпалила я, не убирая руку от Ли.   - Сомневаюсь, что зависть, - хмыкнула вампирка. Оборотень, открывший было рот в целях самозащиты, был вынужден так и замереть. - Какие варианты?   Вариантов было немного, но и правильно их сформулировать мне не удавалось. Поэтому последующие полвески Ли ностальгировал по статуе Неизвестного мага, с точностью до оттопыренного мизинца повторяя его позу, пока мы с подругой изучали и царапину, и самого Ли в надежде вычислить, какие еще неожиданности приготовит нам эта хриссова зараза. Тиэльскую, несмотря на угрозы, мольбы и шантаж, мы все-таки приплели. Зегрисс явилась в комнату Киа с небольшим гремящим чемоданчиком и горящими глазами, разложила на столе гору пыточных орудий и страшно сверкнув очками выбрала молоточек.   Проверка на рефлексы увенчалась провалом. Ли от души продемонстрировал декану Хар язык, когда та, не дождавшись реакции после постукиваний под коленными чашечками, отложила молоток в сторону. Задор медленно сполз с самодовольного оборотневского лица, едва из груды инструментов на свет были извлечены жуткого вида ржавые щипцы. Воображение нарисовало, как сейчас наша милейшая госпожа Тиэльская, этими самыми щипцами начнет разбирать Ли на части, и начнет, например, с глаз. Фу.   Но нет, повертев приспособление в руках пару ударов сердца, Зегрисс пожала плечами, пробормотав 'это еще откуда тут взялось?' и отложила в сторону.   - Открой рот, - вдруг скомандовала она Ли, отставив чемоданчик в сторону. - И высунь язык.   - А что, я его до этого плохо высовывал? - обиделся оборотень. Покашливания супруги из угла ничего доброго не предвещали. Ли вздохнул.   Спустя еще четверть вески однообразие спектакля начало утомлять как зрителей, так и актеров, а посему Тиэльская почувствовав народные волнения спешно влила в главного героя 'яду', досчитала до десяти и проговорила 'странно'. После чего покачала головой, медленно провела раскрытой ладонью вдоль оборотневского тела, повторила 'странно' еще пару раз и неожиданно выдернула несколько волос из лохматой башки. Ли взвыл, мы вздрогнули, Тиэльская даже не покосившись на нас сунула фрагмент оборотневского скальпа в пустую склянку, сообщила, что вернется через веску с результатами, и удалилась, продолжая что-то нашептывать себе под нос.   После визита лекаря ситуация не столько прояснилась, сколько стала еще более загадочной. Чего только стоил взгляд Зегрисс, когда она то снимала, то вновь цепляла на переносицу очки-половинки, точно надеясь, что без них ей откроется нечто новое.   А я не в тему озадачилась вопросом, почему такая целительница, как Тиэльская, не смогла вывести для себя зелье, чтобы забыть про очки раз и навсегда? Хотя бесспорно, в них ее образ становился куда более грозным. Может, в этом и дело?   - Вы серьезно думаете, что это не я такой уникальный и удивительный, а просто какая-то магическая зараза во мне? - обиженно проговорил Ли и нижняя губа его дрогнула.   Впрочем, долго держать столь несчастное лицо он не смог, бодро притянул за талию супругу, ничуть меня не стесняясь, и сообщил, что если его замуруют в лечебнице, то он лично покусает обеих, чтобы нас привязали к кроватям по соседству. Почему-то оборотень был твердо уверен, что в нас сия загадочная болезнь будет протекать куда более красочно. Если вообще приживется, а не самоуничтожится по принципу клина вышибаемого клином.   - Скажи спасибо, что тебя до сих пор не упекли, - фыркнула вампирка. - Чем я, кстати, очень удивлена. Может, Зегрисс подменили?   - Наверняка, - хмыкнула я, вспомнив свои недавние мысли. - Может, она просто боится, что наш блохастый ей остальных жертв распугает?   - Это с чего это я блохастый?! - искренне возмутился Ли. - Меня только вчера постирали и вычесали!   Я не сдержалась и прыснула со смеху. Вот они таинства клыкасто-хвостатого семейства, вот чем они занимаются бессонными ночами. Воображение услужливо нарисовало Киа с жесткой щеткой в руках, намыливающую пантеру, которая старательно пытается вырваться из бочки с водой, иногда даже успешно. А после носится за кошаком с полотенцем, чтобы тот прекратил крушить все вокруг, а дал спокойно себя вытереть, вычесать и повязать бант для красоты. Большой и розовый. На хвост. Или нет, лучше на шею. Чтобы в любой ситуации можно было его быстро обезвредить, всего лишь плавно потянув за ленточку. Хотя, наверное, сам Ли это не одобрит.   Да и Киа расстроится.   Поэтому пусть лучше на хвосте. И кошки целы, и вампиры довольны... и некроманты живы.   Впрочем, 'больным' Ли себя совершенно не ощущал, как сообщил нам сам Ли и показала практика. В доказательство, он легким движением руки пересадил Киа со своей коленки в кресло, перекатился через голову в противоположный угол, озвучил 'алле оп!' и скрылся за дверью...   ...на пару ударов сердца. Обратно его ввела за шкирку Зегрисс. Лицо целительницы выражало какую-то пугающую эмоцию, поскольку невозможно одновременно было испытывать дичайший восторг и безграничную скорбь... но у нее как-то получалось.   - Господин Д'арк! - дрожаще-звенящим голосом провозгласила она и мы с Киа вжались кто в спинку кресла, кто в стену. - Вынуждена отправить вас в изолятор для проведения дальнейших исследований. Я обнаружила в вашей крови довольно интересный состав, мне кажется, это прорыв...   'В эмоциональном равновесии самой Тиэльской', - додумала фразу я. Судя по взгляду подруги, ее так и подмывало ляпнуть нечто подобное.   - ...в целительском деле, и если я смогу выяснить природу его появления...   - Подождите! - возмутился кошак, перекинувшись в человеческую ипостась. В руке Зегрисс вместо шкуры осталась рубашка, из которой сам Ли выскользнул и скрылся за широкой вампирской грудью и спинкой кресла:   - Вы меня лечить собираетесь или ради всеобщего блага исследовать?   Тиэльская задумалась так, что даже зрачки ее забегали. Правдолюб в целительской душе вел ожесточенную борьбу с дипломатом, а посему 'конечно, лечить' прозвучало не так уверенно, как хотелось бы.   - И что за 'интересный состав'? - нахмурилась вампирка, медленно поднимаясь в кресле и готовясь, если что, оказать Тиэльской посильную помощь в задержании пациента.   - Видите ли, - глаза Зегрисс вновь вспыхнули огоньком азарта, - магические частицы 'поглощают' частицы обычные. Как вам объяснить, чтобы вы поняли...   - Да вы вроде справились, - подернула плечами я. - Одни частицы его крови пожирают другие.   - Не просто пожирают, а заменяют! - радостно отозвалась целительница. - Если этот процесс не остановить, господин Д'арк станет идеально магическим созданием. Настоящим, до сих пор не существующим 'абсолютом'. Потрясающе!   Киа откашлялась, приостановив готовый излиться из Зегрисс поток счастья:   - А насколько это опасно?   - Чудовищно опасно! - воскликнула декан Хар. И на всякий случай, чтобы мы не подумали чего плохого, сделала печальное лицо. - Магия в редких случаях существует вне носителей. И скорее всего, когда она заполонит собой весь организм господина Д'арка...   - Меня разнесет цветастыми искрами по всему небосводу? - Ли недоверчиво скрестил руки на груди.   - Почти, - спокойно отозвалась целительница. - В целом, мой посыл вы уловили. А потому настоятельно требую, чтобы вы трое отправились со мной в лазарет.   - Трое? - изумленным хором отозвались мы с Киа.   - Конечно! - всплеснула руками Тиэльская. - А я разве не сказала, что это, скорее всего, заразно? Я просто не могу оставить вас разгуливать среди учеников. Вы-то здоровые лбы, вам пока ничего не будет, но детей-то пожалейте!   Спорить с Тиэльской, вставшей на тропу целительства, было себе дороже, а посему плелись мы в лекарские хоромы точно похоронная процессия.   Допустим, детей мы пожалели.   А нас-то - кто?..      Лесс скептично косился на горелку, над которой побулькивало сомнительного вида варево в прозрачной склянке. Ядовито-зеленые пузыри медленно всплывали на поверхность, лопаясь и орошая стенки шипящими каплями.   - Будь я лет на тридцать помоложе, я бы очень обрадовался тому, что можно не идти на занятия, - вздохнул верлен. - Один мой сокурсник, помнится, даже пытался сломать себе ногу, лишь бы избежать зачета по Истории Магии.   - Каким образом? - усмехнулась за стенкой Киа.   - Сначала старательно 'обезболивал', держа ее в ледяной воде, а потом бил по ней дверью. Но то ли инстинкт самосохранения не позволял ему замахнуться во всю свою силу, то ли силы у него в принципе было недостаточно...   - А заклятие для обезболивания он накинуть не мог? - хохотнул с другой стороны Ли.   - Господин Д'арк, - покачал головой Лесс, - эта история о человеке, который пытался избежать банального теоретического предмета. Как вы думаете, мог он накинуть такое заклинание?   - Но как-то же на учебу он поступил, - пожала плечами я.   - Умение швырять огненные шары направо и налево еще не свидетельствует о неземном интеллекте, - улыбнулся верлен.   - И как, ногу-то сломал?   - Руку, - вздохнул Лесс. - А еще через пару недель его отчислили, потому что вместе с рукой он сломал дверь в общежитии. И шкаф.   - У вас за это выгоняли? - присвистнул Ли, очевидно мысленно прикинув, сколько раз выгнать должны были его.   - Ходили слухи, что он еще послал к хриссу ректора, предварительно плюнув ему на лысину. Но мы ведь не станем верить слухам, верно? - хитро прищурился верлен и мы дружно рассмеялись несмотря на унылую обстановку целительского сектора.   Лесса Тиэльская приволокла в свою белокаменную темницу спустя буквально полвески с начала срока нашего заточения, разумно заключив, что во-первых, верлен был с нами в поездке на тракт, во-вторых, мы много времени проводим все вместе, а потому он тоже мог подцепить эту магическую заразу. Оставив нас в небольших комнатках, разделенных полупрозрачными стенами, по одному, целительница кинулась на поиски студента Аллария, и мое настроение изрядно улучшилось от мысли, что сейчас и этот поганец получит свою порцию 'заботы и ласки'.      К такому Кайлана жизнь не готовила. Не знаю, успела ли Зегрисс влепить ему особо целебную припарку, или зелье влила в какое-то не предусмотренное для зелий место, но лицо студента изобиловало всеми оттенками негодования. Волосы были наспех собраны в хвост, рубашка застегнута со смещением на одну пуговицу, а из штанины был выдран целый клок на месте заднего кармана.   - О боги, госпожа Тиэльская! - не сдержал эмоций декан Алмор. - Неужели он настолько отрицал ваши методы исцеления?   - Да сплюньте, господин Алмор. Я его в таком виде во дворе нашла, недалеко от кладбища госпожи Дарк.   При упоминании кладбища имени меня, я вскинулась не хуже чем Асамиэль, учуявший запах сырого мяса.   - Если он трогал рогара, лечить вам его не понадобится.   - Но... Я просто хотел посмотреть... - извиняющимся тоном пробормотал студент.   Я подошла впритык к прозрачной перегородке и встала, скрестив руки на груди.   - Накануне не насмотрелся?   - З... здрасти, - студент сделал шаг назад и уперся филейной частью в стол Тиэльской. Целительница не растерялась, и ловко взяла у парня какую-то пробу, от чего тот сначала покраснел, потом резко побелел, а после шумно выдохнул, и боком, боком отступил к стене, перебегая взглядом теперь с одного источника опасности на другой.   Не дай Дейм этот придурок что-то сделал с защитным ограждением. Асамиэль, конечно, мудрый мальчик, тем более выросший в дружелюбной среде и применяющие свои таланты исключительно во благо. Но если он окажется в толпе галдящиз учеников, кто знает что он примет за это самое "благо". Может быть, решит что наведение тишины это "то самое доброе дело" и вряд ли станет добиваться результата путем мирных переговоров, когда можно пару раз шарахнуть огненными шарами.   - Когда я отсюда выберусь... - мой тон должен был не оставить ни малейшей надежды на счастливый исход для Кайлана.   Но Тиэльская в этот миг радостно вскрякнула, и взметнула вверх руку с колбочкой с голубым веществом, точно кубок с вином во время застолья:   - А выберетесь вы прямо сейчас! У вас все чисто, - не уверена, что нотка разочарования в ее голосе мне не показалась. - Студент, пройдите пока в соседнюю палату, чтобы не контактировать с госпожой Дарк.   - И молитесь, - хмуро добавила я, и едва Кайлан скрылся за стенкой, вырвалась на свободу. - А как остальные?   Но декан Хар мгновенно потеряла ко мне интерес, и отчалила в мир анализов и реагентов, прикусив язык и ритуально позвякивая склянками. Я окинула прощальным взглядом подневольных приятелей, и, попрощавшись до скорого, вылетела из белокаменной темницы от греха и Тиэльской подальше.   Скорбеть по товарищам было некогда. И я решила не тратить вески зря, пока мои нелюди мотают свой срок. Первое, что я сделала, это отправилась на кладбище удостовериться, что рогар мирно сидит в своем загоне, а не пытается смущенно прикопать копытцем кучку пепла из бывших учеников.   Оба варианта были близки к истине, но лишь частично. Рогар мирно выдалбливал в одной из могил ямку, держа в зубах подозрительно что-то напоминающий клок ткани.   - Вкусно тебе? - усмехнулась я, приблизившись к Сэму.   Тот посмотрел на меня как на идиотку, и фыркнул, вскинув морду, точно предлагая мне самой отведать добытую им тряпку и самостоятельно оценить все ее вкусовые качества.   Потрепав нечисть по загривку, я попыталась прикинуть масштаб разрушений. В первые же мгновения осмотра мной был выявлен довольно неаккуратный прорыв в магическом ограждении, с которым Кайлан самостоятельно справиться, видимо, не смог, но Сэм ему помог с превеликой радостью. И, видимо, в знак благодарности, лишил штаны студента куска материи на штанах с тыльной стороны. Судя по всему, выползал на волю рогар как наглый деревенский кошак с чужого огорода - на пузе под забором, помогая копытами. Я пожалела, что не видела этого воочию, а затем сделала пометку попросить Киа укрепить защиту, то, кажется, мы слишком расслабились на фоне разумных и пугливых учеников, которые не то, что к рогару - на кладбище-то стараются без меня не заходить. А дурной-то пример, как известно, заразителен. Мне бы не хотелось, чтобы поднимался вопрос об изгнании рогара, или того хуже...   К прорванной защите я обнаружила еще и три разрытых могилы. Сэмом. Ну либо Алларий обзавелся симпатичными копытцами, судя по отпечаткам.   Как бы то ни было, окончательно обнаглевший студент получит свой заслуженный выговор от ректора. И это в лучшем - для него - случае. А я лично позабочусь о том, чтобы простой пометкой в личном деле это не обошлось.   От Росского я вышла злая. При чем не на Кайлана, изрядно сегодня провинившегося, не на Родерика, спокойно принявшего жалобу и пообещавшего разобраться, а на себя. Что все таки дошла до той стадии, которую так надеялась миновать: когда нарушение общественного порядка и устоев это уже не весело, а повод писать донос руководству. Боюсь, что у Ли не было бы шансов со мной подружиться, познакомься мы сейчас.   И значило это только одно. Я неминуемо старею. Становлюсь занудной мерзкой теткой, которая вместо того, чтобы посмеяться вместе с учениками идет жаловаться ректору. Не придумывает особо извращенные способы мести, а укоризненно качает головой, приговаривая 'стыдно, стыдно молодой человек'.   И это меня ужасно злило. Но это ведь - правильно?   Воспользовавшись тем что никто не может воззвать к моему здравому смыслу, а из важных дел на остаток дня запланирован лишь ужин и сон, насколько он будет возможен с учетом того что над друзьями нависла довольно весомая угроза опасности, я выскользнула с территории Академии в город.   Асамиэль любезно согласился не составлять мне компанию. Я в принципе для прогулок по городу брала его в самых исключительных случаях, поскольку далеко не все мирные жители готовы стойко перенести встречу с некромантом верхом на нечисти. А так как я направлялась к нашему потерпевшему-подозреваемому стражнику, мирно пасущийся возле лазарета Сэм мог бы вызвать некоторые народные волнения.   Но вылазка эта не дала нам ровным счетом ничего. Уже знакомая нам госпожа при виде меня всплеснула руками, и скорбно сообщила, что "его больше нет с нами", но опередив мой вопрос о местонахождении хотя бы тела, поведала красочную историю, что по распоряжению Его Величества Василиана стражник был переведен в лечебницу при королевском дворе, а значит добраться до него будет также проблематично как и до самого короля. Ждать, пока он поправится, времени не было.   - Чур сегодня я вампиром буду, - отвлек меня детский голос в проулке .   - Ты вчера была! Теперь моя очередь!   Я невольно гыгыкнула. Неужто пример вампирки окончательно развеял благоговейный людской страх перед промагиченной до мозга костей расой?   Впрочем, когда мимо меня пробежал мальчишка с деревянным (осиновым, возможно) мечом, а следом мчалась девчушка в невероятных размеров черно-чумазом плаще с угрожающе вытянутыми перед собой руками, я поняла, что легендам из нашего современного общества еще выветриваться и выветриваться.   - Сто-ой! - "грозно" прорычала мелкая. - Сейчас я тебя есть буду!   - Ма-ам! Найка меня съесть хочет!   Легкая занавеска отодвинулась в сторону, и в окне появилась миловидная женщина в фартуке в цветочек, протирающая полотенцем тарелку, и наигранно строго отозвалась:   - Ная, а ну не ешь брата! Во-первых, скоро ужин, а во-вторых ему еще отцу в огороде сегодня помогать!   Мальчишка осмелев, гордо выставил перед собой меч и высунул язык, а девочка так обиженно надулась, что казалось вот-вот могла лопнуть. Вся эта картина настолько отвлекла меня от тяжких дум, что я даже привалилась к забору неподалеку и сорвала с ветки нависшее надо мной спелое яблоко. Жаль, что я их не любила, то могла бы и похрустеть, а не только вдумчиво поперекидывать с ладони на ладонь...   "- Мама, ма-ам! Папа мне опять не разрешает играть с пробужденным!   - И правильно делает. Трупы детям не игрушка!..   И обиженный взгляд темных глаз из-под черных прядок челки был мне ответом..."   А потом упавшее из руки в траву яблоко выдернуло меня из придуманного будущего обратно в настоящее, даже не дав выяснить мальчика или девочку так спешно напророчило мне мое расшалившееся воображение.   Я тряхнула головой, проводила взглядом юного вампира с невинной жертвой, и шустро направилась в Академию. О чем я сейчас думаю, хрисс меня дери? О чем я думаю...      - Смотри, что я выяснила, пока сидела в плену, - Киа с умным видом откинула косищу за спину, и выложила передо мной толстый фолиант, раскрытый на середине.   Вечер успокоения не принес. Даже радость от амнистии Киа не смогла осветить вердикт Тиэльской. Лесса целительница выпускать отказалась, но по какой причине не объяснила. Наводящие вопросы проигнорировала, разве что как-то странно неуверенно покачала головой в ответ на 'Это та же зараза, что и у Ли?'   Более того, наш местный лазарет пополнился еще тремя кандидатами на длительное заточение: студенты с седьмого курса, у которых тоже начали проклевываться странные способности. Стоит признать, Зегрисс больше не сияла, и это уже пугало не на шутку. К исследованиям стали присоединяться студенты Хар со старших курсов, декан намагичила защитные барьеры по этажу, отрезав больных от здоровых, тем самым подняв панику в и без того нестройных рядах.   - В камне находится магически нанесенная руна, которая превращает его в небольшой, но достаточно сильный открытый магический источник.   - Открытый? - с сомнением переспросила я. - Но от него сейчас даже огненный шар не заправить.   - Выдохся, - пожала плечами Киа. - Если он имеет отношение к исчезновению преподавателей, значит лежал он там как минимум неделю.   - То есть, сейчас это бесполезная стекляшка?   - Не совсем. В сочетании с определенными ингредиентами, можно провести подобие твоего крысячьего ритуала. Считать с камня последние заклинания, а если очень повезет, то даже восстановить картинку последних событий. С одним только 'но'. Эти ингредиенты просто так на рынке не купишь.   - И если хриссов гранат не имеет никакого отношения к делу, то мы просто зря убьем на него столько времени? Киа с сожалением кивнула и убрала небольшой коробок с камнем обратно в карман:   - Есть второе 'но'. Только уже хорошее. В Аркхарии их добыть значительно легче, особенно имея связи с верхами, - по лицу подруги скользнула клыкастая усмешка. - Завтра же утром отправлю послание папочке де Асти.   Похоже, как обращаться к неожиданно обнаруженному родителю Киа так и не определилась, а оба варианта в чистом виде ее не устраивали. Оттого вампирка старательно экспериментировала на ходу.   - 'Привет, папуль! Привези пару-тройку пудов алмазов, да ласт стали гномьей. Срочно. Целую, дочь'?   - Почти так. Только на всякий случай именем подпишусь, мало ли какой из дочерей прилетит столь ценный дар - и предок, и приданое сразу.   - Обидно будет, - согласно покивала я. - Особенно если им мамашки уже наплели в свое время легенды о том, что родитель их был прекрасным эльфом, который геройски пал на поле боя, а тут шмяк - и правитель вампирий с рюкзаком походным за спиной в дверях: 'Ну здравствуй, доча!'   Просмеявшись, мы все же простились с подругой до завтра, поскольку день был насыщенныйи организм недвусмысленно требовал отдыха. Уходя Киа пообещала, что придумает, как достать нашего стражника, и я расслабившись, откинулась на кровать и вперилась взглядом в потолок. Коли уж у вампирки в прошлом году Большого Пса получилось достать, то 'свидетеля' из королевской лечебницы так и вовсе раз плюнуть.   Наверное.      Ли спал.   Утром следующего дня мы с Киа стояли перед защитным барьером, созданным Тиэльской и молча наблюдали, как растерянно декан Хар водит ладонями над телом оборотня, как суетливо бегают вокруг ее лучшие ученики и преподаватели в защитных масках на пол-лица, как бурлят на слабом огне разноцветные зелья.   Вчера больные с аппетитом истребили принесенный ужин, перекинулись парой шуток, попытались сыграть в карты, что несколько усложняли перегородки между их 'палатами', а наутро проснулись все, кроме Ли.   Оборотень совершенно не выглядел больным. Никакой непривычной бледности кожи, никаких синяков под глазами и выцветших губ. Нет, он лежал так, словно изо всех сил старался себя не выдать, казалось, что даже уголки рта его подергиваются, сдерживая улыбку.   - Кажется, это реакция на снадобья, - со вздохом проговорила Тиэльская, приблизившись к ограждению. Нас внутрь, само собой, никто не собирался пускать. - Я хотела замедлить процессы в его организме... и замедлила. Все. Он дышит, но очень слабо. И в два раза реже, чем это бывает во сне. С другой стороны вирус тоже больше не развивается, а значит время у меня еще есть...   - А как Лесс? - Киа держалась молодцом. Ошарашенным, но молодцом.   - Через полвески будут готовы его результаты, и я смогу сказать...   - Госпожа Тиэльская! - голос юной целительницы из другого конца коридора заставил Тиэльскую судорожно попрощаться с нами и чуть ли не бегом, пошаркивая ножками по полу, умчаться в лабораторию.   Крутящееся на кончике языка 'Всё очень-очень плохо' так и рвалось наружу, но полувзгляда на подругу хватало, чтобы сдержаться. Нам еще расклеиться не хватало, а у Киа на это было как минимум на одну причину больше.   Впрочем, вампиркины способы борьбы с хандрой устраивали всех. Чтобы меньше думать о Ли, подруга с головой нырнула в расследование и уже спустя полдня, когда я вышла с занятий, едва не сметенная с ног толпой студентов, опаздывающих на обед, поймала меня у кабинета и продемонстрировала пропуск на территорию королевских владений на двух персон. Прочитав немой вопрос в моих глазах Киа лишь пожала плечами и произнесла:   - У меня осталась парочка памятных вещиц из Аркхарской разведки, а королевской страже совершенно не обязательно знать, что сейчас они только на сувениры и годятся.   - Они там совсем наивные? - усмехнулась я.   - Немного. Но и ты не забывай, что нам нужен стражник, находящийся в лечебнице на территории дворца, а не аудиенция у короля. Разумеется, нам будет выделено сопровождение, но все в курсе этого расследования, и не видят причин препятствовать его ведению всеми заинтересованными сторонами.   - И в чем же заинтересована сторона вампиров?   - В исчезновении древнего вампирского артефакта, - усмехнулась подруга. - Очень похожего на обычный гранат, только с ма-аленькой гравировкой внутри.   - А я?   - А тебя назначил моим сопровождающим сам правитель Аркхарии. Он в свое время был ректором Академии, знаешь ли, и решил, что тебе можно доверять.   - О, какая честь, - протянула я. - И как, мне ему в письменном виде благодарность за оказанное доверие отправить или лично с поклоном наведаться?   - Достаточно просто выполнять любые капризы его любимой доченьки, и вы в расчете, - усмехнулась вампирка.   - Поди особо вредная особа?   - Чудовище просто, - сочувственно произнесла Киа. - Не завидую.   - Прямо не знаю, как это пережить, - подыграла я, покачав головой. - Ну, кто, если не я! Да не посрамим род людской перед родом кровопийским.   Наигранно бодрый тон выходил у меня слишком наигранно, но и поделать с ним я ничего не могла.   Актриса во мне умирала в муках, а оптимист, не выдержав ее мучений, застрелился.      Урок 5. Воспользуйтесь расслабленностью жертвы.      - Госпожа эо Ланна, госпожа...   - Госпожа Дарк, - представила меня королевским стражникам 'гостья из несолнечной Аркхарии', когда утром следующего дня мы нарисовались во всей своей красе у западных ворот замка.   Я натянуто улыбнулась, отчего дружелюбный оскал даже мне самой показался издевательской усмешкой, но стражники, что-то сверив с бумагами и учтиво кивнув, позволили пройти внутрь.   Скрипнули за спиной ворота, лязгнул замок и тяжелые шаги последовали за нами прямо по вымощенной камнем дороге. Это, конечно, не парадный въезд, но спасибо, что вообще пустили. Грех жаловаться.   Мы прошагали мимо печально известного здания-музея, где нам с учениками пришлось побывать в первый год моей работы в Академии. После того крушения его заметно перестроили и укрепили, добавили стражников у входа.   - Интересно, а де Асти не додумался какой-нибудь вампирий трофей королю в подарок прислать? - шепотом поинтересовалась у подруги я. - То когда мы тут были, от вампиров там один герб болтался.   - Додумался, - также тихо отозвалась Киа. - Образец пробковой черепушки, которые у нас вдоль границ наставлены для наблюдения. Подозреваю, что иногда он самолично через нее 'выходит на связь', чем доводит бедную стражу до икоты.   Я прыснула в кулак, стараясь сдержать смех. Свой же вампирка скрыла притворным кашлем.   - Ни на миг в нем не сомневалась, - переведя дыхание, пробормотала я.   Киа развела руками, показывая 'весь в меня'.   Королевская лечебница оказалась на удивление неприметным зданием. Не будь у нас сопровождения, я бы прошла мимо, решив, что это сарай с инструментами для сада. Ну да, очень большой сарай, потому что у королевского садовника наверняка очень много инструментов и очень большой сад.   - Предста... - точно в горн загудел один из стражников.   - Тише! - выскочил на нас с порога целитель, испортив всю торжественность момента. - Раскричались! Разгремелись! Дома у себя железяками своими бренчать будете и орать, а тут люди больные! Им покой нужен!   - Представитель Аркхарской стражи Кий эо Ланна и преподавательница Академии Магических Искусств Гремора Хельга Дарк прибыли, чтобы опросить недавно переведенного сюда стражника, - уже шепотом, а оттого куда менее внушительно, прошипел наш сопровождающий.   - Нелюди, что ж неймется-то вам, - целитель был явно не рад такому вниманию. Хотя и странно, что будучи на службе у правителя он еще не привык. - Вы не понимаете...   - Просим прощения, но это дело государственной важности, - попыталась пояснить Киа.   - Тогда при чем тут Академия ваша? - подозрительно прищурился целитель.   - Госпожа Дарк назначена сопровождающей и мы...   - А зачем вам сопровождающий?   - Чтобы госпожа вампирка случайно никого не сожрала и не надкусила находясь в человеческом обществе, - хмуро сообщила я. - Или чтобы если и надкусила, то я быстренько оживлю, и как будто так и было. Не хватало еще портить и без того хрупкие отношения между нашими государствами.   - Вот распоряжение, - шепотом проговорил стражник, протягивая бумагу.   Целитель пробежался взглядом по чернильным закорючкам, затем по нам, словно с чем-то сверяя, скорчил полную возмущения и презрения рожу и отошел в сторону, освобождая проход.   А еще говорят, что некроманты - ненормальные. Да по сравнению с целителями...   Внутри же сразу стало понятно, что лечебница действительно королевская. Двери были если не из золота, то по меньшей мере с золотым напылением, на ручках красовались сверкающие камни. Пол выложен белым мрамором, стены выделаны замысловатой лепниной с частично узнаваемыми очертаниями... Василиан здесь развлекался по полной.   - А что, королю не пристало болеть в собственных покоях? - поинтересовалась Киа, шествуя вперед по коридору.   - Скучно ему в покоях болеть. А тут из его личной палаты вид на прудик открывается, да уточек можно покормить выйти, - отозвался целитель.   - Из замка до уточек-то не дотянуться, - понимающе хмыкнула я.   - У Его Величества нет времени на подобные глупости! - искренне возмутился наш провожатый. Стражники за спиной гулко откашлялись. Видимо, король любил приболеть на пару дней в неделю. То уточкам так и лапки протянуть недолго.   Мы понимающе покивали со всем возможным уважением к королевской персоне, и за спинами наших провожатых обменялись с подругой усмешками. Многочисленные разномастные слухи о нашем правителе большей частью были правдой, и благоговейно трепетать в связи с ними было сложно. Хотя и нельзя сказать, что Василиан Пятый был категорически плох. Нет, он был весьма неглуп, безобиден и наверняка умилял пожилых горожанок, но мне всегда казалось, что правитель должен вызывать уважение, содрогание, восторг, даже порой откровенный страх... Но никак не желание потрепать за пухлые щечки, и согласиться практически с чем угодно, лишь бы только бедняга не расстроился.   Зато он не разбрасывался объявлениями войн, как один из его предков, и старался все межгосударственные дела решать мирным путем. И даже если он этого добивался горькими рыданиями в ногах у 'захватчиков', жителям важен итог.   Хотя, наверное, я все же утрирую.   - Пришли, - сообщил целитель, и остановился рядом со второй дверью. Я мысленно присвистнула, представив как выглядит изнутри та палата, вдоль стен которой мы сейчас шагали едва ли не добрую четверть вески.   Больной выглядел значительно лучше, чем в нашу первую встречу, и даже как-то раздобрел на королевских харчах.   - Добрый день, - Киа медленно прошла через палату, предварительно вытерев сапоги о придверный коврик. Впрочем, старания ее были напрасны, не прошло и двух ударов сердца, как в палату вбежала женщина со шваброй и, шустро вытерев пол, убежала обратно.   - Все схвачено, я смотрю, - хмыкнула я, пристраиваясь на софу у окна. Киа же взяла стул из угла и подсела к больному. Целитель со стражниками точно по команде застыли в дверях и вперились в нас взглядами, олицетворяя собой борьбу закона с моралью. Они словно подозревали, что стоит им отвернуться, мы покрошим пострадавшего в капусту и сбежим через окно (прямо в пруд с уточками), но и в то же время не хотели нам эти подозрения демонстрировать, а мешать в ведении допроса и подавно.   - Как к вам можно обращаться? - деловито осведомилась вампирка.   - Харин меня звать. А вас я видел... - говорить ему по-прежнему было тяжело, но отсутствие предсмертных судорог и хрипов уже радовало.   - Да, мы уже приходили опросить вас в лечебницу при гарнизоне. Кстати, зачем его перевели? - Киа перевела взгляд на стражников.   - Дык там его чуть со света белого не сжили. Какие-то странные к нему посетители начали наведываться...   - Мужчина приходил, - прохрипел Харин. - В тот же день, что и вы. Волосы темные, до плеч, волнистые. Щетина такая... дня три не брил поди. Роста... хорошего, плечами вот не вышел. Тоже расспрашивал о пропавших. А как понял, что толкового не добьется от меня, так руку пожал, в тумбочку мою что-то положил, поправляться пожелал, да и ушел.   Я издала не то писк, не то всхрюк, вскочив на ноги. Больно уж это описание мне напомнило одного нашего общего знакомого. Судя по задумчивому 'хм', что выдохнула Киа, не мне одной.   - Лет сорока пяти, пятидесяти, так где-то.   - Что? - тряхнула головой вампирка. - О чем вы?   - Да мужчина тот. Я чай не дурак последний, знаю же, что каждая зацепка нужна.   Нарисовавшаяся в моем воображении картина с четвертованным Кайланом треснула и осыпалась осколками разочарования. Даже при самом отвратительном зрении Кайлану сложно было дать больше двадцати. Двадцать пять в самом запущенном случае!   Но ведь как все хорошо сходилось. Кайлан в тот день стремился напроситься с нами, говорил, что не может сидеть на месте, когда страдают его любимые преподаватели...   - А вы уверены, что правильно определили возраст?   - Глаз-алмаз, - кажется, немного обиделся стражник. - Вот вам лет двадцать шесть, - сообщил он Киа. - Хотя выглядите помладше, вы уж не обессудьте. А вам... - перевел он взгляд на меня, но примера вампирки мне было более чем достаточно.   - Ладно, верю, замолкаю, - вздохнула я и вернулась в свой нагретый угол. Обидно. Хотя хватит с Аллария пока выговора от ректора, а там я на досуге что-нибудь еще придумаю. Несколько ударов сердца я таки выдержала в тишине, а потом вновь вскочила на ноги:   - А расскажите, как вам удалось выжить? Ведь от ваших коллег один прах остался... Уж простите, - скривилась я, поздно осознав, что тема для мужчины не самая приятная, и лучше было бы обойтись без подробностей.   Мужчина ненадолго отвел взгляд в сторону, тяжело вздохнул и с кряхтением попытался сесть в постели. Самостоятельно ему это не удалось, но на помощь поспел целитель. В полусидячем положении, с подушкой под спиной, он стал выглядеть куда более живым, нежели когда лежал пластом, лишь изредка моргая, словно готовясь вот-вот отчалить в гости к Безликим.   - Боги отвели, - наконец-то проговорил мужчина. - Иначе не знаю, как еще это объяснить. Господа маги почуяли неладное в пути, да в кустах мелькнуло что-то большое. Не то человек, не то зверь какой. Командир отправил меня проверить, что там было, я и пошел. Только до кустов тех добрался, только пару шагов в сторону леса сделал, как резко зависла тишина ненастоящая. Будто мир сверху банкой накрыло, и ни ветра, ни шума листвы. Хотел было вернуться, неладное почуяв, да прямо на моих глазах делегацию словно с лица земли стерло. А на месте, где они исчезли, точка красная зависла. Ребята-то с командиром во главе к этому месту кинулись, а та как полыхнет... И все. Не помню даже, как до города добирался.   - А откуда у вас медальон Кота?   - Кота? - мужчина нахмурился, вспоминая, но тут же всплеснул руками:   - Так я же и говорю, мужчина, что приходил, в тумбочку его и засунул. Сказал, что мне пригодится. А зачем не сказал.   - Как у вас все интересно складывается, - вздохнула я.   - А где сейчас этот амулет?   - Чесслово, понятия не имею, - печально признался мужчина. - Меня же сюда перевозили бессознательным, куда мои вещи подевали все, ума не приложу.   - И вы говорили, что было какое-то предупреждение, из-за которого вам пришлось сменить маршрут...   - Таки было ведь, да. Да сказали нам, что дорогу завалило, то ли там оползень с гор какой сошел, то ли какая процессия товарная перевернулась, не проехать там было. Вот мы на Лернский и свернули.   - Вам это сообщили здесь, в Эскалиоле, до выезда?   - Не, - отмахнулся Харин. - Крестьян мы встретили недалеко от развилки, вот они и сказали. Что идут, мол, ехали в Тейрин, да теперь вот идут подмоги искать, что-то обвалилось у них там, весь путь перекрыло! А мы что, не дураки же ехать проверять на своей шкуре.   - Но ведь в сторону Эскалиола деревня куда ближе, - вскинула голову Киа. - А если шагать в сторону Тейрина, то там ближайшее селение где-то в трех-четырех весках.   Я ухмыльнулась, довольная небольшой, но все же зацепкой:   - Ты думаешь...   - Крестьяне могли быть и не крестьянами вовсе, - подернула плечами подруга.   - Дык они просто могли не знать, - нахмурился мужчина.   - Крестьяне, которые просто так решили съездить в Тейрин, и не видели вдоль пройденного участка дороги домов?   Харин озадачился окончательно. Видимо, сейчас он пересматривал какие-то жизненные ценности, удивляясь, почему ни он, ни его товарищи, ни сами господа маги не озадачились таким простым вопросом?   - Думаете, их специально подослали, чтобы нас с пути сбить, да в ловушку направить?   - Думаем, - задумчиво проговорила Киа. - Вы если что еще вспомните, ну или если амулет найдется, в Академию весточку черкните на имя Хельги Дарк либо Кий эо Ланна. Поправляйтесь, а мы, пожалуй, пойдем.   - Удачи в расследовании. И это... - мужчина стушевался, - коли узнаете чего, вы мне тоже сообщите как-нибудь. Ребят-то жаль моих, хоть знать буду, кто с ними так...   Мы понимающе кивнули, поблагодарили за помощь и протиснулись между стражниками и целителем в коридор. Непохоже было, что Харин врал. Каким десятым чутьем я так решила, мне самой было неведомо, но ощущения, что нас жестоко накололи и сейчас за спиной злорадствуют, что обвели вокруг пальца двух дурочек, не было.   Поблагодарив стражников и недовольного целителя за содействие, мы направились по уже знакомой тропе к выходу. Я ожидала поток мыслей и идей, но едва мы очутились по ту сторону заграждения, Киа заметно помрачнела.   - Ли?.. - неуверенно произнесла я. Подруга кивнула, а после отмахнулась и зашагала к привязанному неподалеку единорогу. Мысли о нашем оборотне не покидали ни на мгновение, и чем ближе был миг возвращения в Академию, тем больше сжималось что-то внутри. Не случилось ли чего страшного, пока нас не было?..   ...например, оборотень пришел в себя и в порыве радости разнес пару палат, разбил несколько склянок с зельями, что проели пол насквозь, а заодно довел до истерики юных целительниц.   Это же Ли. Чего еще от него можно было ожидать?      - ...нормальное течение болезни, - слова Тиэльской звучали самой настоящей издевкой. Нормальное течение? Сначала Ли, теперь Лесс, а дальше что? - Оказывается, у господина Д'арка то была не реакция на зелья, а лишь естественный ход...   - Естественный?! - едва не перешла на визг я. - То есть, по-вашему, это естественно?   - Госпожа Дарк, успокойтесь, иначе я выставлю вас вон с этажа, - резанул металлом голос целительницы, слегка меня отрезвив. Уж кому, а ей сейчас точно не до истерик.   Тихо пробормотав невнятные слова, похожие на извинения, я опустилась прямо на пол рядом с прозрачной стенкой, за которой лежал Лесс, и уткнулась в нее лбом. Зегрисс проворчала что-то себе под нос, покачала головой и через несколько ударов сердца вынесла мне плед, посоветовав не сидеть на голом полу и не морозить 'самое ценное'.   Сидеть на пледе оказалось значительно удобнее. Я выбрала точку, с которой если бы не стена, то можно было бы дотянуться рукой до пепельных волос, заправить за ухо непослушную прядь, провести кончиками пальцев по щеке...   Не знаю, как у Киа получалось держаться, я себя сейчас чувствовала совершенно разбитой.   Состояние Ли оставалось прежним. Словно на него кто-то наложил заклятие оцепенения, которое впиталось в кровь, пронеслось по всему телу и оставило нетронутой лишь оболочку. Теперь еще и Лесс...   - Декан Тиэльская! - пронесся с эхом наперегонки перепуганный голос восьмикурсницы. - Еще двое!..   - Трое, - мрачно проговорила Тиэльская, выйдя из палаты напротив, стерла со лба выступивший пот и помассировала виски. Мы встретились с ней взглядами, Зегрисс лишь покачала головой.   Дело пахло настоящей эпидемией. А мне хотелось сейчас лишь уткнуться носом в плечо Лесса, и не шевелясь ждать, когда наступит моя очередь. Если даже Зегрисс растеряна, то что остается мне?   Киа знала, где меня искать, посему я даже не удивилась, когда подруга села рядом и какое-то время поберегла мою тишину.   - С камня пропала руна, - проговорила она, когда я наконец-то подняла на нее усталый взгляд.   - Что это значит?   - Что вышел срок, не больше. Обычно так делают, чтобы скрыть следы. Руна, выполнившая свое назначение, спустя какое-то время исчезает, и остается лишь камень, которому мало кто придаст значение.   - То есть, мы теперь не можем выяснить, что это за руна, и камень стал бесполезным?   - Руну я успела на всякий случай перерисовать еще в первый день, - успокоила подруга. - Ингредиенты от де Асти прибудут завтра или послезавтра. Лишь бы сам камень в труху не рассыпался до этого момента.   - А такое возможно?   - Возможно, - вздохнула Киа и перевела взгляд на Лесса. - Так хочется знать, чем помочь...   - Я бы весь Дариол на уши перевернула, если б знала, - слова давались с трудом. Горло стиснула стальная лапа, делая голос тихим и колюче-сиплым. - Я даже уходить отсюда не хочу, потому что боюсь утром сюда возвращаться. И сидеть в комнате тоже боюсь, вздрагивая от шагов под дверью. А вдруг придут, и скажут, что он не проснется?.. А меня даже рядом не будет и...   Подруга понимающе вздохнула, встала и... ушла. Ничего не сказав. Все же какой хрисс меня за язык дернул? Ей нисколько не легче сейчас, и раскисшая некромантка в добавок - это не то, что ей нужно. Это вообще никому не нужно. Отвесил бы мне кто хорошую оплеуху, заставил бы собраться с мыслями, оторваться от Лесса, не думать о том, что я, кажется, даже голос его забыла. Нет, в глубине души где-то я понимала, что это лишь глупая неуместная мнительность, и что я сама себе накручиваю, но оно катилось, точно снежный ком...   - Держи.   Я вздрогнула, глядя на протянутый мне бутерброд с ветчиной и салатом.   - Подумала, что раз уж нам предстоит долгая ночь, то надо перекусить. И успокоиться, - рядом опустился поднос с двумя кружками ароматного травяного чая. Подруга печально улыбнулась и заняла место справа от меня на пледе. - Главное, потом не забыть вернуть посуду кухарке. Желательно, незаметно.   Ответную улыбку мне сдержать не удалось. Пока Киа рядом - мы разберемся даже с эпидемией. Обязательно разберемся.      - Госпожа Дарк, - Кайлан, поджидающий меня у двери кабинета, выглядел до омерзения хорошо, словно эту ночь провел не под чутким целительским контролем, а в королевских покоях, утопая в перинах и подушках, с парой прекрасных фрейлин под боком. - Насчет болезни...   - Пройдите в кабинет, студент Алларий, - злобно прищурила глаза я. - У меня нет ни малейшего желания обсуждать с вами что-либо не касающееся уроков.   - Но у меня есть догадки и...   - Поделитесь ими с госпожой Тиэльской, если вы не заметили, целитель здесь она и коли уж вас посетила какая-нибудь гениальная мысль, до которой не додумался один из лучших преподавателей, сделайте это как можно быстрее.   - Нет, госпожа Дарк, - Кайлан настойчиво преградил мне путь к двери. - Мне нужны именно вы, а не глубоко мной уважаемая госпожа Тиэльская. Поскольку это касается не совсем лечения...   Но я непреклонно откинула руку студента, мешающую мне открыть дверь, и вошла в кабинет.   - ...сегодня я бы хотела обсудить с вами проклятия, накладываемые при помощи некромагии. Кто скажет, чем они отличаются от обычных проклятий? - я села за учительский стол и только тогда окинула взглядом аудиторию. Нахмурилась, откашлялась и произнесла:   - Хотя лучше сначала скажите мне, где еще половина группы?   Марика робко подняла руку. Девочка до сих пор не могла ко мне привыкнуть, кажется, все ждала какого-то некромантского подвоха. Правда, даже у меня не хватало фантазии предположить, чем я могу подпортить ей жизнь кроме как парой дополнительных вопросов на экзамене?   - В лечебнице... А это правда что говорят про декана Алмора?   - Смотря что говорят про декана Алмора, - еле сдержав вздох, ответила я как можно дружелюбнее.   - Что он очень болен и никто не знает поправится ли...   - Кто вам такую глупость сказал? - как можно более ровным тоном произнесла я, стиснув под столом кулаки.   - Все говорят... Те, кто остались.   - Вы больше слушайте 'всех'. Они вам и не такое расскажут еще. Вернемся к проклятиям. По ним у вас есть что сказать?   Ученица стушевалась, попыталась найти поддержки у одногруппников, но желающих принять огонь на себя не нашлось, а посему собрав в кулак все мужество Марика набрала побольше воздуха в легкие и тихо-тихо проговорила:   - Некромагические проклятия чаще всего направлены на смерть жертвы, либо осуществляются при помощи мертвых материй, таких как тело, органы, кровь...   - Хорошо, - спокойно отозвалась я. - А есть существенная разница между мертвыми материями людей и животных?   - Н... нет...   - Еще одна попытка, - я хмыкнула.   - Е... есть.   - Верно. А во всех ли случаях?   - Нет, не во всех, - закатил глаза Кайлан.   - Студент Алларий, вас не учили поднимать руку, прежде чем отвечать?   Выдох облегчения прокатился по рядам. Марика, кажется, готова была расцеловать Кайлана за то, что перевел мое внимание на себя.   - Прошу прощения, я просто подумал...   - Это сомнительно, - пробормотала я уже себе под нос, чтобы ученики не расслышали. - В следующий раз запишу вам замечание. Итак. В каких случаях...   Звон колокола перебил меня на полуфразе. Но для конца занятия еще слишком рано, тогда значит...   - Срочное учительское собрание в кабинете ректора. Срочное учительское собрание в кабинете ректора! Срочное...   Голос разносился по коридорам и этажам наперебой со звоном, заставляя невольно нервничать. Если Росский не стал дожидаться перемены, значит, для того был повод, и крайне серьезный. А потому я, велев открыть страницу триста девяносто четыре учебника, вылетела из кабинета и ринулась к лестнице.   - Господа, ситуация приобрела крайне нежелательный оборот. Слухи о загадочной болезни вышли за пределы Академии, о ней прознали при дворце, и... Король Василиан прислал сегодня вот это сообщение.   Ректор Росский был одновременно взволнован и напуган. Более того, я вообще впервые видела его настолько эмоциональным.   - Он сообщает, что если в течение недели не будет положительных сдвигов в лечении, и что если не дайте боги обнаружатся случаи болезни среди горожан, он будет вынужден издать приказ о закрытии Академии. О судьбе зараженных и тех, кто вступал с ними в контакт, будет объявлено позже...   - А я и думаю, зачем я ночью вдруг сумки стала собирать в дорогу... - отстраненно проговорила декан Сейлетская. - Если бы кто-то не чихнул в коридоре и не разбудил, может быть даже бы дособрала.   - Как закрытие? - изумилась я. Не то, чтобы я была удивлена такому решению, поскольку оно напрашивалось само собой и без королевских угроз, но верить в это я отказывалась. - Тех, кто не заразился, просто выставят на тракты? А как же ученики?..   - Кого-то переведут в Межрасовку. Я общался с заместителем сира Арромонда... без вести пропавшего. Он тоже обеспокоен этим вопросом, но пока что ничем не могут помочь.   - Или просто боится подхватить заразу, - фыркнула я.   - И мы не имеем права его за это осуждать, госпожа Дарк. И господа... - Росский обвел нас всех печальным взглядом. - Если кто-то может оказать хоть какую-то посильную помощь целителям, пожалуйста... Не оставайтесь равнодушными. Мы должны сейчас обратить все силы на борьбу с неизвестной заразой, поскольку Академия Высших Магических Искусств Гремора - это наш дом, это детище сира де Асти, который бы наверняка сделал все, что мог и даже больше для его спасения. Лишь бы сотни юных и десятки уже опытных магов не оказались на улице... Простите мне такую патетику. Конечно, учеников разберут по домам, учителя разъедутся сами в поисках работы, но не знаю как вы, а я совершенно не готов уходить отсюда. Слишком много сил и времени вложено в нашу Академию, и ее история не может закончиться именно так.   Кто-то даже поаплодировал. Бейлис осторожно промокнула выступившие слезы краешком кружевного платочка и пообещала даже разобрать свои сумки, чтобы не разрушать и без того шаткое эмоциональное состояние коллег и подопечных.   Все мы знали фразу о том, что с тонущего корабля первыми бегут предсказатели и лишь потом крысы. Крыс пока видно не было, да и предсказатели не очень торопились, а значит, еще живем.   Пока что живем.   И поэтому, проникнувшись речью ректора, после собрания я направилась сразу в свой кабинет. И пусть я осчастливлю Аллария на всю его оставшуюся жизнь, но я все-таки выслушаю то, что он хотел мне сказать про болезнь. Мысленно я утешала себя тем, что учителя не боги, которые могут все, а потому ошибки им простительны.   Но вдруг этот недоумок действительно увидел то, что мы до сих пор не разглядели прямо у себя под носом?   Вернулась я ровно к концу урока, посему столкнулась с выходящими учениками уже в дверях. Несколько раз кивнув в ответ на 'до свидания', я протиснулась внутрь и застала нашего умника там, где он и должен был быть. За учебником, на своем месте.   - Вы не дали домашнее задание, - с легким укором произнес он, и я трижды прокляла тот момент когда решила к нему обратиться.   - К следующему занятию подготовьте доклад на тему 'Наиболее часто используемые некромагические проклятия' объемом не меньше сорока страниц, - мстительно отозвалась я, и огорчилась не увидев в лице ученика должного негодования.   - Хорошо. Это все, госпожа Дарк?   - Если бы... - пробормотала под нос я, и села за соседнюю парту, развернувшись к нему лицом. - Что вы хотели мне сообщить касательно болезни?   Ликование в глазах ученика раздражало. Но я взрослая, мудрая женщина, и мне не стоит поддаваться эмоциям... Ну, или хотя бы не подавать виду, что я поддалась эмоциям. Нацепив на лицо самое безразличное выражение, на которое я только была способна, я подперла подбородок кулаком, и приготовилась слушать долгую, занудную тираду, в середине которой я наверняка возжелаю испепелить выскочку, а останки развеять по ветру с западной башни Академии.   - Я как-то подрабатывал на трактах, и попал в деревню, где странная зараза половину народа выкосила. Кого-то совсем, кто-то оставался в полудреме, на грани... И тогда прибывший на подмогу маг предложил ритуал.   Я задумчиво свела брови к переносице. Ни одного законного ритуала на ум мне не приходило.   - Тот маг погружал своего помощника в подобие сна. Точнее, тело его, а вот дух отправлялся на саму границу между миром мертвых и миром живых и... Тогда все получилось, поскольку он оборвал нити, вытягивающие жизненную силу из людей и медленно их убивающие.   - И все проснулись? - недоверчиво отозвалась я.   - Не все, если честно. Сам помощник погиб, но это была скорее его ошибка, чем необходимость, - стушевался Кайлан.   - И что ты предлагаешь?   - Вы могли бы отправить меня за грань! Правда это...   Ох не зря мне ничего доброго на ум не приходило.   - ...чернокнижный ритуал, - закончила за него я. - И думать забудь.   - Но вдруг это единственный выход?   Хлопнув ладонью по парте, я вскочила на ноги, и метнув как можно более злобный взгляд в студента, отчеканила:   - Никогда. Чернокнижие. Не будет. Единственным. Выходом. Выкинь эту дурь из головы, и чтобы при мне больше никаких даже самых малейших намеков. Ясно?!   Кайлан вжался в спинку стула, кажется, готовый просочиться между ней и сидением, дабы утечь как можно дальше отсюда.   - Ясно. Простите, госпожа Дарк, я не думал...   - А вот в это я охотно верю, - бросила я. - Я для кого здесь распинаюсь чуть ли не каждую лекцию? Чернокнижие - это плохо, это противозаконно. Это, в конце концов, просто саморазрушение, понимаешь ты или нет?   - П... понимаю. Простите еще раз...   - А ну брысь в свою комнату! - рявкнула я, и едва парень перепуганной молнией вылетел в коридор, вновь опустилась на стул и устало помассировала переносицу. Спокойно, Хель, мальчик просто идиот. С людьми такое, к сожалению, частенько случается.      Пока я спешно поднималась в комнату Киа, мозг разрывался от обилия мыслей. Интересно, что бы выбрала она, окажись на моем месте? Нарушить закон и пойти наперекор своим принципам ради спасения десятков, а то и сотен людей, или до посинения искать иные пути решения, прекрасно понимая, что как раз первый вариант - единственный?   Но отнюдь не противозаконность сейчас меня волновала. Чернокнижие отбирает разум, заполняя опустевшие участки жаждой власти и всемогущества. Сначала кажется, что ничего страшного не произошло, и ты всегда сможешь остановиться. Потом думаешь, что если в первый раз все обошлось, то обойдется и во второй, и в третий. Сам не замечаешь, когда перестаешь себя контролировать, и уже думаешь, куда бы спрятать свежие останки человека, которого ты выпотрошил ради очередного ритуала? В прошлый раз ведь тело не нашли, значит, ты все делаешь правильно... Свидетели? Ерунда. Пара проклятий и не будет больше свидетелей. Защитные амулеты на крови и людских внутренностях у порога дома - и любой пришедший со злом будет измельчен в прах. А прах тоже можно использовать, зачем зря полезный ингредиент по ветру развеивать...   Но самым пугающим обстоятельством была моя уверенность, что от одного маленького ритуала ничего не случится. И что я не такая, чтобы так легко этой магии поддаться, что я смогу этому влечению противостоять, это просто остальные были слишком слабыми.   ...именно эти мысли всегда, всегда являются предпосылками к самым чудовищным ошибкам.   Но как бы на моем месте поступила Киа? Лесс? Ли?   Рискнули бы отравить свою душу ради спасения других? Боюсь, что если я сейчас задам этот вопрос подруге, она сначала постарается удостовериться, что у меня не приключилась какая лихорадка, а потом вряд ли как-то постесняется в выражениях, чтобы пояснить, где я не права, а где я ну совсем свихнулась.   Но ведь согласись я... Что я потеряю, кроме себя? А что приобрету?   Это может вернуть Лесса, Ли, десятки учеников и учителей, снимет как угрозу закрытия с Академии, так и вероятность распространения болезни на город.   Нет. Нельзя.   И пинком открыв дверь, я начала свою речь как можно более пылко, чтобы подруга от неожиданности так вправила мне мозги, чтобы я даже думать забыла о 'почему бы и нет?'   - Киа, мы с Кайланом решили провести ритуал и мне... Что за...   Запах горелого витал в воздухе. Черные подпалины, глядящие в сторону окна, также красовались на полу, ковре и шкафу. Кровать покоилась на своем месте, но превращенная в довольно неэстетичную груду угля. Что здесь произошло, Киа, мать твою клыкастую?..   Кстати, о клыкастых.   Весь этот 'пожар' явно не был вызван неловко оброненным пылающим факелом, тонкий шлейф магии еще распространялся по комнате. Быть может, пришли обещанные де Асти ингредиенты, и подруга решила как можно скорее провести ритуал, не дожидаясь меня? Сомневаюсь. Недоброжелатели решили устроить поджог? Тоже сомневаюсь. Откуда у Киа в стенах Академии недоброжелатели? Единственный, нам известный, покоится с миром на городском кладбище.   ...да и методы он предпочитал куда менее грубые.   Как бы то ни было, вампирки в останках комнаты обнаружено не было, а найти мне ее сейчас было жизненно необходимо. Мысли о Кайлане и ритуале выветрились в мгновение, посему я уже рисовала в воображении, как буду подтрунивать над подругой на тему 'огонь вампирам не игрушка'... разумеется, после того, как выясню, что с ней все в порядке.   А с ней все в порядке. Наверняка. Вот только где ее хриссы носят?   Несколько растерявшая умение мыслить здраво, я с трудом сообразила, что подруга вполне может быть в лечебнице у Ли. В последние дни это было наше самое верное место встречи - в углу, на любезно оставленном Тиэльской пледе, с кружками травяного чая, там, где лучше всего видно Ли и Лесса. К ним нас не пускали ни под какими предлогами, поэтому хоть недолго, но мы старались быть неподалеку, чтобы они чувствовали и знали, что мы с ними, что мы их очень любим и обязательно спасем. Чего бы нам это не стоило.   Бледная девятикурсница Башни Хар вышла мне навстречу, задумчиво что-то переправляя в своих бумагах, и периодически мотая головой и остервенело перечеркивая записи. Она потерянно смотрела на меня несколько добрых ударов сердца, словно не видя и продолжая витать в своих мыслях, а после точно проснулась:   - Госпожа Дарк? Здравствуйте. Вы наверное хотели узнать о самочувствии госпожи эо Ланна...   - Господ Алмора и Д'арка и... Что? - не поверила услышанному я. Послышалось. Пожалуйста, послышалось.   - Ой, я думала вы в курсе... Госпожа эо Ланна была обнаружена без сознания на лестничном пролете, но по счастью не пострадала и...   - Что с ней сейчас?   - Никаких видимых травм на теле не обнаружено и мы предполагаем, что...   - Что с ней?..   - Она... тоже заражена, - с трудом выдавила девушка. - И протекает болезнь куда быстрее, чем у предыдущих. Вообще каждый новый больной все быстрее и быстрее проходит все стадии, что у господина Д'арка длились несколько дней, и мы боимся...   - Где Тиэльская? - выдавила я. К горлу снова подобралась стальная лапа безнадежности, отбирая возможность дышать.   - ...королевские лекари прибудут только завтра, ректор Росский послал за ними сразу же, как только это произошло, и мы боимся, что для Академии это...   - Где Тиэльская и почему мне приходится повторять каждый вопрос дважды?! - чуть было не прокричала я, но вовремя осеклась, понимая, что девочке сейчас тоже страшно.   - П... простите, - нижняя губа ее задрожала, перо выпало из руки, я стушевалась. - Мне... Я...   - Ты успокойся, - как можно более ровно проговорила я. Получилось довольно невнятно. Успокаивать кого-то в момент, когда хочется одновременно разнести в клочья весь существующий мир и просто впасть в бесконечный сон, чтобы больше ничего не чувствовать и не видеть, получалось очень тяжело. - Прибудут лекари, придумают что-нибудь, но... Наверное, если бы девочка написала большими красными буквами на стене фразу 'нам конец, Тиэльская болеет' я бы трясла ее еще полвески, пока смысл сказанного окончательно не добрался до моего растерянного рассудка.   - Что? И Тиэльская?..   Девочка звучно всхлипнула, и, подхватив бумаги, убежала в очередную палату. А я поймала себя на том, что медленно сползаю на пол...   Если кто и мог найти лекарство - то это только Зегрисс, а без нее у Академии нет ни малейших шансов. И не помогут тут королевские лекари. Никто не поможет.   Ладонью упершись в стену, я помогла себе устоять на ногах. Запрокинула голову, прикрыв глаза, да так и застыла среди коридора, точно адресуя немое 'За что?' куда-то ввысь.   Что-то щелкнуло в подсознании, вернулось забытое ощущение полной никчемности, всплыла в памяти шестнадцатилетняя некромантка, которая только и умела, что ошибаться и колдовать. Иногда одновременно. Брошенная на растерзание собственным мыслям, без друзей, без семьи. А потом память набросала очертания лица Арлана, точно махом окунув меня в ледяную воду и утащив на дно.   Стоило мне только допустить мысль, что мы можем быть счастливы даже после свадьбы, отогнать давние страхи о том, что с Лессом может что-то случиться, как тут же я его потеряла. И его, и друзей.   И катись оно все к хриссам.   - Госпожа Дарк? - Кайлан совершенно не показался мне удивленным, когда я возникла на пороге его комнаты.   - Слушай сюда, - отчеканила я, садясь напротив него на стул, развернув тот спинкой вперед. - Мы проводим ритуал и забываем о нем. Ты больше в жизни не заикаешься о подобном, выбрасываешь даже само слово это из головы, доучиваешься в Академии этот год и катишься, катишься куда угодно, только подальше отсюда. Ясно тебе?   Студент изумленно заморгал:   - Что случилось, госпожа Дарк? У вас вид такой...   - Словно я сейчас кого-нибудь убью, да-да, - перебила Аллария я. - Спрашиваю еще раз. Условия тебе ясны?   Кайлан робко кивнул, точно испугался, что я действительно могу и наброситься ненароком.   - Я ведь... Никогда не... Я просто читал. И слышал. И я не такой! - внезапно затараторил он. - То есть, я сам бы никогда просто так... Я просто помочь хочу!   Искреннее замешательство парня меня успокоило. Неужели я и впрямь ожидала, что он тут же захохочет, скажет 'ну наконец-то!', достанет из-под кровати пару освежеванных тел и три банки с кровищей, взмахом руки раскидает черные свечи по полкам, движением второй руки распнет меня на полу в центре заранее зарисованной символики, и нараспев затянет древнее заклятие, одна ошибка в котором может тут же стереть с лица земли Эскалиол?   - Что нужно для ритуала?   - Кое-какие ингредиенты и травы, было бы хорошо, если бы вы их достали. Я сейчас вам список напишу!   - Ты помнишь их наизусть? - подозрительно взглянула на парня я.   - Что вы, - вздохнул он. - У меня записи сохранились! Я всегда все новое, что узнаю, записываю. Смотрите, вот в этих свитках у меня все ваши лекции, - он выдвинул целый ящик с горой бумаг из шкафа, - вот это лекции господина Алмора и госпожи эо Ланна, - вдруг нырнув под кровать, прогудел Кайлан. - А вот сюда я зафиксировал пару заклинаний, что применял господин Д'арк, когда гонял хулиганов. Меня он, правда, тоже прогнал тогда, но я потом сам разобрался! - сверху на мои свитки шлепнулась еще парочка. - Это я подслушал на занятиях у госпожи Тиэльской и госпожи Нортской...   - Только не говори, что ты бывал даже на занятиях у других Башен, - закатила глаза я.   - Бывал, - смущенно признался парень. - Правда только у тех, кто разрешал. Просто я убежден, что не может быть грамотным маг, который изучает только одну специализацию...   - Поздравляю, тебя обучает толпа неграмотных магов, - усмехнулась я, вернула стул на место и направилась к двери. - Ладно, хватит вытрепываться своей занудностью, пиши список. Вернусь через четверть вески.   - А куда вы?..   - К Росскому схожу, попрошу дать мне полную свободу де... А вообще с какого перепуга я перед тобой отчитываюсь? Буду через четверть вески. И точка.   - К... как скажете, - проговорил окончательно забитый студент.   Нет, я сошла с ума. Я действительно на это согласилась? Согласилась на ритуал, который где-то подсмотрел маг-недоучка, в котором ни он, ни я совершенно не уверены, который возможно просто выжрет нас обоих до черноты?   ...который, возможно, спасет Лесса. И Киа, и Ли. И остальных.   О Дейм. В конце концов, это ведь даже не воскрешение. Как же я надеюсь, что природа нас простит за это. И моя совесть заодно. Это же надо, тащить с собой на самое дно студента. Ребенка почти! Да вот только без помощи мне тут не справиться, я, конечно, растеряла часть рассудка, согласившись, но не настолько, чтобы пытаться провернуть все в одиночку.   А Росскому подробности знать и вовсе не обязательно. Лишь бы сам не догадался, умник хриссов.      Оказывается, чтобы увидеть Росского в роли обычного человека, а не черствого сухаря, достаточно было скосить половину Академии неизвестной эпидемией. Родерик рвал, метал и крушил, нарезая круги по кабинету, в центре которого, словно ёлка на новогоднем торжестве, восседал тэр Лангонский. У его ног не хватало лишь подарков в ярких упаковках для полноты картины, а ректор при должном воображении мог вполне сойти за целый детский хоровод.   - Хорошо, что вы пришли, госпожа Дарк. Объясните, пожалуйста, многоуважаемому тэру, что теперь ни он, ни мы эти стены не покинем. Эпидемия распространяется внутри, и вполне возможно...   - Вы скоро умрете, - договорила за Росского я, и пожала плечами, мол, вы просили, я сказала.   - Та самая госпожа Дарк? - мои слова легким ветерком влетели в одно ухо тэра и вылетели в другое, как ни в чем не бывало.   - Смотря по какому вопросу. Может и не 'та самая'. Только вы, конечно, очень удачно зашли. Вам действительно теперь не стоит покидать стены Академии.   - Я при исполнении и за неявку к вечерней отчетности может быть выговор!   - А за явку может быть смертная казнь за то, что вы вынесли заразу в город. Что лучше? - проворчала я и помрачнела. Вот только представителя власти мне не хватало к чернокнижному ритуалу. - Ректор Росский, я бы хотела спросить...   - Госпожа Дарк, - Лангонский был крайне настойчив. И крайне этим раздражал. - Хотелось бы узнать, с какой целью вы посещали королевскую лечебницу?   Я приподняла одну бровь:   - То есть, вы все еще уверены, что ваше дело куда важнее нашего?   - Я при исполнении и...   - Я тем более. Поэтому будьте любезны, - мой голос звучал все громче и злее, что пугало даже меня, а сама я уставилась на тэра, прищурив глаза для пущей убедительности, - примите во внимание, что сейчас в Академии больше сотни зараженных неизвестной болезнью магов. Король уже поднял вопрос о закрытии заведения, и скорее всего - о сожжении всех, кто за последнее время мог пересекаться с больными. Вы же, без предупреждения, заявились на перекрытую территорию, не поставив нас в известность заранее... Не поставив же? - я обернулась на Росского. Родерик отрицательно качнул головой. - Вы понимаете, какой опасности вы подвергнете - не побоюсь этого слова - Дариол, если спокойно отсюда отправитесь в свои гарнизоны?   - Тем более мы перекрыли порталы, - поддакнул ректор. - Если бы знали о вашем появлении, перекрыли бы раньше.   - Раненый при похищении делегации из Межрасовой Академии стражник был найден мертвым в палате. Кроме вас к нему никто не заходил, - выпалил Лангонский. - Если бы я ждал пока вся ваша ситуация утихнет, где гарантия, что подозреваемые не успели бы укрыться?   - Ну да, или того хуже, нахально взять и умереть, - проворчала я. И задумалась. На несколько ударов сердца, но сказанное Лангонским дошло не сразу, зато сработало точно оплеуха. - То есть, как найден мертвым?   - Опрошенные стражники сообщили, что накануне смерти к ним являлась аркхарская стражница в сопровождении госпожи Дарк из Академии Магических Искусств. Что происходило во время визита, сообщить затрудняются.   - Почему затрудняются? Они же нас сопровождали до самой палаты, стояли на пороге, слышали и видели все! - воскликнула я.   - Вы - маги, - отрезал тэр. - С вами никогда нельзя быть уверенным в том, что видишь и слышишь. Посему, госпожа Дарк, я вынужден вас сопроводить...   - А вы меня слышали до этого? Или одновременно думать и слушать вас в страже не учили? Никому нельзя покидать Академию сейчас, пока не найдено лекарство!..   - Госпожа Дарк! - Росский даже опешил слегка от моего напора. Признаться, я тоже.   Выдержке Лангонского можно было только позавидовать. Он деликатно откашлялся, смахнул пару несуществующих пылинок с мундира, словно давая мне время исправиться, но, не дождавшись должного раскаяния во взгляде, снисходительно заключил:   - Что ж. Тогда я вынужден буду сопровождать вас в стенах Академии. Чтобы в миг, когда будет обнаружено снадобье от эпидемии, вы не смогли по взмаху руки переместиться куда-нибудь в Тейрин...   Умолчав, что в телепортации я, мягко говоря, не сильна, и единственное, что могу вытворить, это оседлав свою скаковую нечисть умчаться в закат, перед этим полвески снимая защитные заклятия с ее загона на кладбище, я мысленно посетовала на то, что только личного стражника мне сейчас не хватало. Проводить при нем ритуал? Боюсь, еще на первой его стадии меня благополучно свяжут и засунут в кладовку до выяснения обстоятельств. Вместе с Кайланом, кстати.   - Господин ректор?.. - я посмотрела Родерика с такой мольбой в глазах, что он грустно пожал плечами.   - Тэр Лангонский, не оставите ли вы нас буквально на несколько мгновений?   Тэр пробежал взглядом по окнам, видимо, желая убедиться, что едва захлопнется дверь за его спиной я не спикирую в окно на волю подальше от правосудия, покачал головой, но все же вышел.   - Вот стражника мы вообще не убивали! - шепотом выпалила я в следующий же миг.   - Я вам верю, госпожа Дарк. От вас с госпожой эо Ланна ожидать можно многое, но не это. Как их самочувствие?   - Ничего не меняется. Но я не об их здоровье пришла беседовать. Мой студент, кажется, нашел зацепку... И нам нужно ваше разрешение на проведение ритуала.   - Вы считаете, что сейчас у меня есть выбор? - нахмурился ректор.   - Ритуал... - я замялась, подбирая слово, - требует некоторых затрат. Нет, не финансовых, конечно. В плане ингредиентов там, и еще...   - Наши кладовые к вашим услугам, госпожа Дарк. Ведь сами понимаете, если мы не найдем способа исцеления, все эти запасы нам станут просто ни к чему. Делайте все, что считаете нужным.   Сдержав в себе злую шутку о том, что сухие травы можно будет выложить возле Академии, чтобы мы быстрее горели, я поблагодарила Родерика за такое многосмысленное одобрение, и, уже было направилась к двери, как меня опередил настойчивый тэр.   - Хотел бы вас поторопить...   - Не стоит, - хмуро отозвалась я.   - Позвольте, господа, - вмешался ректор. - Хотелось бы отметить, что моим занятием сейчас является не только паническое хождение из угла в угол и выдирание волос с причитаниями 'что же делать, что же делать', но и некоторые разработки, которые могут препятствовать распространению заразы...   - Это вы молодец, - кивнула я. - Но зачем нам сейчас эта информация?   - Чтобы вы оставили меня в покое, - Росский опустился в кресло, подняв усталый взгляд на нас. - Вы мешаете мне сосредоточиться. Простите, тэр, но ситуация сложная. Оставляю вас с госпожой Дарк, и прошу, дайте мне хоть пару весок тишины.   Я слегка стушевалась и выскользнула за дверь. Тэр не стушевался, но придержал ее открытой для меня, пропуская в коридор.   - Итак?   - А вы точно не хотите пойти в обеденный зал, например? - на всякий случай поинтересовалась у стражника я. - А я пока своими делами займусь...   Мрачный взгляд был мне ответом. Видимо, тэр был не голоден. Ломая голову, как теперь провернуть все, чтобы Лангонский даже краем разума не заподозрил степень запрещенности подобных ритуалов, я зашагала обратно в комнату Аллария за обещанным списком.   Мой личный стражник бесшумно скользил позади, готовый в случае малейшей опасности... наверное, скорее прирезать меня на месте, нежели спасти.      - Для чего вам белладонна, госпожа Дарк? - тэр, ничуть не стесняясь, сунул нос в протянутый мне Кайланом список. Самому Алларию следовало отдать должное - вопреки моим опасениям он не выдал нас с потрохами очередной своей глупостью. А ведь с каждым шагом, приближающим меня к его комнате, все отчетливее и отчетливее рисовалась картинка того, как он встречает меня с распростертыми объятиями и радостным криком:   - Я все приготовил для нашего очень опасного и совершенно запрещенного ритуала! Давайте начинать!   Но нет. Учтивый приветственный кивок в сторону тэра, 'госпожа Дарк, вот то, что вы просили, моя помощь еще нужна?' и получив утвердительный ответ, с пометкой 'попозже', парень спокойно вернулся к книгам, словно вообще не имел отношения к моим темным замыслам.   - От назойливых людишек избавляться, - буркнула под нос я и, с радостью отметив, что тэр не расслышал, 'повторила':   - Для снадобья одного, говорю!   - Разве она не запрещена? - подозрительно уточнил тэр.   - Ну откуда в Академии запрещенные травы, побойтесь богов, тэр. Кстати, коли вы уж со мной жить планируете, могу я узнать, как вас зовут?   - Дейрек, - нехотя отозвался Лангонский. - И я, между прочим, женат.   - И зачем мне об этом знать? - не отрывая взгляда от списка ингредиентов, уточнила я.   - Вы сказали про совместное проживание, я лишь хотел уточнить, чтобы...   Не сдержавшись, я хохотнула так, что сама напугалась с каким эхом смех мой помчался по коридору.   - Ладно, если вас успокоит, то я тоже почти замужем. И вообще, пошутила. Вы привыкайте, вам это долго предстоит терпеть.   - Но...   - И расслабьтесь, Дейрек, - снисходительно улыбнулась я мужчине. Он еще пожалеет, что свалился на мою голову. И похоже, раньше, чем я думала.   - Я бы попросил...   - Вы знаете, я бы тоже попросила. Чаю травяного кружечку, например. Я же формально еще на свободе, верно? - и внезапно резко развернулась в противоположную от травничьих кладовых сторону, с ехидным самодовольством отметив, что тэр не очень ловко успел повторить мой маневр и все же задел плечом косяк.   - Госпожа Дарк, не смотря на сложившиеся обстоятельства, вы все же должны...   - Угу, - кивнула я. - Должна найти стираксовое дерево и ясенец. Ах да. И ваниль. У вас ванили не завалялось с собой? Нет? Странно.   Расскажи мне, конечно, что и кому я должна.   - Вы ведете себя...   - Очаровательно?   Нет, а что мне терять? Если ритуал пройдет успешно, меня так и так увезут в места не столь отдаленные, а если не успешно, то прочее будет уже безразлично.   - Неподобающе своему...   - Возрасту? Статусу? Должности? Если должности, то поверьте, это как раз очень подобающе, - я вприпрыжку сбежала по ступенькам, в парадный зал, там вывернула к обеденному...   - Вы действительно отправились за чаем? - опешил тэр.   - Я похожа на того, кто шутит такими вещами? - строго свела брови я, вдруг подняв глаза на Лангонского. Мужчина, кажется, вновь мысленно проклял миг, когда его прикрепили следить за Академией магии. Годы мучений и подготовок... ради этого?   По правде говоря, я тянула время. Вдруг пока мы нарезаем круги по этажам, пьем чай, читаем список Лангонский уже состарится и умрет? Ну, или хотя бы лишится памяти и забудет, что он делает здесь со мной. Разум мой напрочь отказывался помогать мне в этом щепетильном вопросе, а оттого приходилось импровизировать на ходу.   Избавиться от Лангонского было необходимо. Зная упертость тэров, я прекрасно понимала, что его не оставишь в комнате со словами 'Мы сейчас, быстро ритуальчик провернем и вернемся'. Само собой, он будет настаивать на своем присутствии, поскольку 'особо опасная' я во время этого ритуальчика запросто может сбежать. Или того лучше - этот ритуал и нужен мне для того, чтобы сбежать! Но если тэр увидит, как мы вливаем животную кровь по линиям начерченных символов, а после читаем заунывные мантры, заставляя плясать черное пламя, нас с Кайланом тут же напару уведут со связанными за спиной руками.   Связанными... А может, тэра связать и закрыть в кладовой? Нет, слишком глупо и открыто. Вряд ли освобожденный после окончания тэр останется в добром расположении духа, а вот к моей возможной несвободе добавится еще пара лет.   Пытаться воздействовать на него магически бесполезно, да и мне в голову не шло ничего, кроме наковальни. Да и наковальня не могла похвастать какой-либо магической своей составляющей. Думай, Хельга.   Можно было, конечно, заслать мужчину вглубь продуктовой кладовой в поисках ванили (которая, к слову, нужна была в виде зрелых плодов, а не иссушенной пряности, но тэр ведь этого не знает), да случайно захлопнуть за ним дверь, а потом, громко сетуя на заклинивший замок, убежать искать Фаула, который его починит, но...   Время неумолимо утекало. И вместо того, чтобы уже спокойно готовиться к ритуалу, я бегаю по Академии, страдая ерундой, прекрасно понимая, что с каждым ударом сердца утекает чья-то жизнь. А проводить всё действо при Лангонском было равносильно самоубийству.   Одно неловкое движение с его стороны, и магия покажет нам всё, на что способна, а то и больше. Ничто не должно отвлекать, только полное сосредоточение. И я была готова рискнуть, зная, что будет хоть какой-то результат. Но идти на это с осознанием того, что все может взлететь на воздух даже до начала - увольте.   - Дейрек, - не шибко кокетливо затрепыхала ресницами я. - Не поможете мне?   - С чем? - хмуро отозвался тэр.   - Найти ваниль! Вы ведь знаете, что такое ваниль?   - Знаю. Где искать?   Я вежливо распахнула перед ним двери кладовой. Но тэр не был дураком, посему пропустил даму вперед. Дама скрипнула зубами, но вошла, подвесив под потолком светопульсар. С верхних полок, как назло, на нас смотрели мясные заготовки, и клятвенно заверять тэра, что пряность затерялась именно там, было, по меньшей мере, не умно. Да и тэр не спешил освобождать дверной проем, открывая мне путь к побегу.   - Посмотрите вон там, - я махнула рукой наугад в самый дальний угол.   - Там вы и сама можете посмотреть, - отозвался самый галантный мужчина на свете. - Даже без приставной лестницы.   - Но там... пауки, - ляпнула я первое, что пришло на ум.   - Вас им не съесть, - тэр продолжал меня очаровывать.   - Но я их... не люблю.   - Я тоже. Ищите свою ваниль, госпожа Дарк.   Озлобленно сжав кулаки и досадливо наморщив нос, я развернулась в противоположную от тэра сторону. Вот как мне проскользнуть мимо него теперь? А ведь такой шанс был!   Я пошелестела лавровым листом в корзинке, создавая видимость усердных поисков, повздыхала над тем, как мне тяжело приходится, пару раз откашлялась, стараясь привлечь внимание и предприняла последнюю попытку.   - Кажется, нашла! Помогите, пожалуйста, - как можно более дружелюбно позвала я. 'Ну будьте хоть немножко мужиком-то', - подсказал внутренний голос. - Я не дотягиваюсь.   С большим трудом все же оттеснив собой тэра от двери, я старательно отвлекала его взгляд, тыча пальцев в самую глубину средней полки.   - Вон, видите? В да-альнем-дальнем углу. Нашли? Попробуйте дотянуться.   Лангонский с искренним презрением на лице все же нырнул промеж полок по самые плечи.   - Может, вам палочку какую подать, чтобы ей подтолкнули? - я сделала шаг в сторону двери, но тут же одна из тэровских рук взметнулась в мою сторону, больно сцапав за запястье. Я невольно вскрикнула, а мужчина навис надо мной в самым суровым выражением лица:   - Я по вашему похож на идиота?   'Весьма', - подумала я.   - Не очень, - отозвалась я вслух.   - Я не первый год в страже, и все эти уловки знаю наперед. Запереть меня здесь, да соврать про заклинивший замок удумали? Не выйдет!   И он так дернул меня за руку, что плечом я больно зацепилась о стоящий сбоку шкаф с разнообразными банками. Банки возмущенно зазвенели, я возмущенно зашипела, тэр - тоже возмущенно - продолжил вещать:   - Если вы думаете, что сможете так просто от меня избавиться, то знайте...   ...звон осколков прозвучал оглушительно и пугающе, я вздрогнула и отпрянула в сторону. Тэр непонимающе моргнул пару раз, глядя на меня. За ухом его, наподобие ромашки, кокетливо повисло укропное соцветие, с волос потек рассол, а десяток соленых огурчиков, точно выловленные сетью рыбы, запрыгали по полу. Стеклянный град звенел по полу, скатываясь с мундира Лангонского мне под ноги, мужчина пошатнулся и медленно сполз на пол.   И я в первый раз искренне ликовала, когда кто-то без моего вмешательства рухнул без сознания. Видимо, есть все же на свете справедливость!   Окрыленная свободой, я наспех убедилась, что тэр покинул меня лишь временно и скоро очнется, захлопнула дверь кладовой, не забыв задвинуть засов, и ринулась к травникам. А тэру, если что, скажу, что убежала за подмогой, а запер его там уже наш завхоз, увидевший непорядок в виде распахнутой двери. В конце концов, повода опасаться, что я сбегу во время ритуала у него уже точно не будет, я же вернусь! Сама, своими ногами, добровольно. Надеюсь.   Академия вымирала. Ранее шумные коридоры сейчас пугали своей тишиной. Те ученики, кого болезнь не коснулась, выглядели забитыми, тихо перемещались между кабинетами, даже переговариваясь полушепотом, словно боясь потревожить больных. Занятия Росский велел не прекращать, но нагрузку снизить. Во-первых, чтобы выздоровевшие спокойно могли нагнать материал, во-вторых, чтобы хоть как-то отвлекать как учащихся, так и учащих. Ибо не было ничего хуже надвигающейся безысходности, которую ты сидишь и ждешь, сидя в своей комнате и глядя в одну точку.   Нужные ингредиенты нашлись поразительно быстро, и в комнате Кайлана я появилась меньше чем через четверть вески с заявлением:   - Лангонского вырубила банка огурцов, поэтому у нас не больше вески на всё. Справимся?   Студент Алларий, посомневавшись, кивнул, и вывалил на стол то, что подобрал для ритуала сам. Не впечатлила парочка дохлых голубей, но их необходимость я прекрасно понимала.   Следующие полвески мы провели в молчании, изредко нарушаемом короткими советами Кайлана, которые я чаще пропускала мимо ушей, полагаясь лишь на его же записи.   - Смеси готовы, - почесал макушку парень. - Скоро ночь...   - В комнате ритуал проводить ритуал нельзя, - резко распрямилась я, разминая затекшую спину. - Можно уйти в мой кабинет. Или на башню.   - Запахи будут специфические, - кивнул Кайлан. - Лучше там, где хорошо проветривается.   И под покровом темноты мы выбрались на южную башню. Ветер зловещей прохладой взметнул мои волосы, точно хотел отвесить пощечину 'одумайся, неверная'. Кайлан принялся расставлять свечи, я разбирала склянки и чертила символы, где-то далеко-далеко перекликались дворовые псы, словно чуя беду.   - Госпожа Дарк, есть еще один вопрос, который мы так и не решили... - я подняла на студента глаза, ожидая подвоха. - Кто из нас будет проводить ритуал, а кто отправится... туда?   И тут я растерялась. Что хуже: остаться беспомощным телом, когда самая тонкая нить твоей жизни находится в неумелой ладони ученика, или сидеть, бездействуя, и не зная, что происходит по ту сторону, гадая, сможет ли он сделать для спасения остальных то, что сделала бы на его месте ты? И что там ожидает? А если там опасно?   - Твои варианты?   - Я могу поддерживать процесс отсюда. Не знаю, готов ли я к такой ответственности, как отправиться туда и...   - Тогда решено, остаешься здесь. И если увидишь, что что-то идет не так, сразу заканчивай.   Парень понимающе продемонстрировал мне подготовленный порошок.   Я начертила багровой смесью метку на лбу, и встала на колени по центру между расчерченными узорами, держа руки скрещенными на груди.   - Вам... страшно? - тихо произнес студент.   - Делай, что должен, Кайлан, - отозвалась я, прикрыв глаза. - И не задавай глупых вопросов.   Глухой удар неподалеку заставил меня чуть вздрогнуть. Простите нас, птички, за эту жертву, но если все пройдет гладко, я лично отсыплю вашим собратьям целую гору хлебных крошек. На заднем фоне Кайлан начал читать заклятие, по кончикам пальцев пополз холод, медленно пробираясь под одежду, сливаясь с кровью и продолжая с ней вперемешку мчаться по венам, туманя мозг, заставляя сердце колотиться все сильнее.   Что-то шипело и потрескивало. Заклинание не прерывалось, голос Кайлана стал и вовсе похож на монотонный гул, в котором было не разобрать ни слова. Пол под моими коленями превращался в желе, и я утекала в него медленно, как в зыбучий песок...   И это странное ощущение, словно тело мое - тонкая ткань, рвущаяся на две части. Казалось, я даже слышала этот звук, и хотела покрепче ухватиться за свою рубаху руками, чтобы остаться целой, но вместо этого ощутила как расползлись в стороны последние нитки...   Под закрытыми веками сверкнула яркая вспышка, похожая на пульсар, голос Кайлана, слышимый до сих пор уже урывками, и вовсе замолчал, а меня выбросило в поток ледяной воды, который подхватил, перевернул и стремительно помчал куда-то вниз так, что у меня перехватило дыхание, сердце вздрогнуло последний раз на очередном вираже и остановилось.         Урок 6. Не огорчайтесь из-за очередной неудачи.      Призраки были везде.   Кожу холодили их едва ощутимые касания, и не покидало мерзейшее ощущение, будто что-то шевелится внутри. Хотелось убежать, да только ноги не слушались, по колено погрязшие в невидимом болоте, и бежать было некуда. Сотни невнятных силуэтов глядели на меня и сквозь меня своими стеклянными глазами и мерно покачивались. Любопытно, это и есть та самая 'грань' или я этажом ошиблась?   Нечеловеческим усилием мне таки удалось сделать шаг. Потом второй. Почувствовавшие движение призраки ощутимо занервничали. Я замерла, присматриваясь.   А нет, это и не призраки вовсе. Если бы сердце мое еще билось, оно бы, наверное, сейчас сделало сальто и ухнуло куда-то вниз живота. Среди толпы стоял Лесс, такой же потерянный, как и все остальные, глядящий на меня и меня не видящий. Растерявшись от желания кинуться ему на шею и невозможности коснуться, я раздосадовано прикусила губу.   Рядом с ним стояла девочка с седьмого курса Академии. Неподалеку были замечены еще несколько знакомых человек, среди которых были даже пара преподавателей из наших. То есть, они просто стоят здесь, бесплотными духами, ничего не чувствующими и не понимающими? Если так, то это стократ хуже загробного мира. Подвешенное состояние между мирами, что может быть хуже.   Но не знаю, как нужно было правильно реагировать в такой ситуации, но услышав за спиной голос:   - Хельга, хрисс тебя дери, Дарк!   Я в первую очередь попыталась шарахнуть наугад магическим сгустком, и лишь потом разглядеть владельца. Зеленоватый шар прошел сквозь силуэт, и тот угрожающе откашлялся.   - Киа? - не веря своим ушам, спросила я. - Но...   - Почему ты здесь? - подруга словно не могла решить, сердиться на меня, переживать или расспрашивать. Поэтому сначала решила перебить.   Логики вампирке было не занимать. Самый простой ответ, что оказалась я тут по той же причине, что и она, она почему-то сразу отмела, как неверный. Видимо, знала обо мне что-то, чего до сегодняшнего дня не знала я.   Соврать или сказать правду? Сказать правду или соврать?   - А ты почему... эм... нормальная? - слово подобралось не сильно удачное, но в качестве отвлекающего маневра сойдет.   - Кажется, потому что недавно сюда попала. Такими, - она кивнула на безмолвную толпу, - становятся не сразу. Я просто еще пока ближе к живым, чем они, хотя и не представляю, сколько времени у меня еще есть в запасе. Но вот ты...   - А я вас спасать пришла, - гордо сообщила я. - И не представляешь, как тебе рада.   - Взаимно, конечно, - подруга вдумчиво прищурилась, с подозрением глядя на меня. Конечно, она же не глупая, понимает, что я не могла просто шагнуть в шкаф и оказаться в другом мире.   - Остальное я тебе объясню потом, когда все кончится, - я вздохнула, сознавая, что избежать объяснений удастся лишь в двух случаях и оба меня не устраивали.   Отвлекло легкое свечение слева. Мы синхронно обернулись и увидели, как один из силуэтов, запереливался сотнями тысяч искр и... растворился с легким хлопком.   - Отмучался, кажется... - слегка изумленно произнесла я, и мысленно сама отвесила себе пощечину. Я опять теряю время!   Шаги по прежнему давались мне с трудом, но я уверенно продвигалась сквозь толпу в надежде увидеть хоть что-то необычное, что подскажет, с чего начинать... В принципе, большая табличка с жирной красной стрелкой и надписью 'За спасением - сюда!' мне бы тоже подошла. Но вместо этого лишь перекореженные, иссушенные деревья тянули ко мне ветви.   Киа шагала рядом, тоже с видимыми усилиями, и мы молчали, погруженные в собственные мысли об одном и том же, не знающие, что тут еще обсуждать. Ни единой зацепки, даже самой маленькой и никчемной, и невозможно было даже мечтать о том, что вот-вот земная твердь разверзнется, и выплюнет нас на другом конце этого мира, там, где обитает источник всего зла и...   А зря.   Нет, твердь, конечно, не разверзлась, зато пейзаж поплыл. Сначала мелкой рябью, потом крупными волнами, а потом и вовсе смазался и нарисовался вокруг заново, совершенно другим. Если там, где мы были только что, пред нами открывалось свободное пространство с редкими искривленными деревьями, то здесь нас окружали грозные шипастые скалы.   Интересоваться, какого ткарш'ши, я не стала. Наоборот, где-то в глубине души порадовалась смене обстановки, а заодно и тому, что Киа по прежнему была рядом.   - Второй раз, - вздохнула подруга.   - Что? - недопоняла я.   - Второй раз так все меняется, пока я здесь. Скоро появятся новенькие...   - Но если это не мир мертвых, то откуда столько 'людей'?   - Я так понимаю, что здесь все, кто по той или иной причине находится на волоске. Не только от нашей болезни, от любой другой.   Хотелось стукнуть себя по лбу за недогадливость, но вместо этого просто зашагала вперед по узкой извилистой тропе. Выбора особо не было, не полезем же мы вверх по скалам?   - Слышишь? - вдруг насторожилась Киа, едва мы сделали несколько шагов вперед.   - Что именно? - нахмурилась я. Вряд ли ее сейчас так взволновал звук наших шагов и эхо от них.   - Лай. Приближающийся, - голос подруги превратился в чуть слышный шепот.   Я отрицательно помотала головой. До меня даже шелест ветра не долетал, не то, что лай!   - Они словно за нами гонятся... - вампирка обернулась, и глаза ее расширились. - Бежим!   Она сорвалась с места с такой скоростью, что несколько мелких камней очередью вылетели из-под сапог и бешено запрыгали вслед за нами по каменной тропе между скалами. Я неслась следом, поскольку причин не доверять подруге у меня не было, а если это всё ей и причудилось, то где-то же мне ее надо будет потом искать. Лучше уж составлю компанию сразу, не приукрашивая мое и без того незабываемое путешествие на грань еще и поисками ее души. Хотя странно, почему моя бесстрашная разведчица (ну и что, что бывшая!) не решила попытать счастья и просто отбиться от невидимых псов. Либо здесь ее магия не работает, либо в ней происходят странные изменения и это просто одна из стадий на пути к полному опустошению...   И это уже совсем не воодушевляло.   Дорога петляла и петляла, то изворачиваясь змеёй прямо под ногами, то произрастая буграми и проваливаясь выбоинами. Казалось, что она живет своей жизнью, даже был соблазн остановиться, чтобы проверить, будет ли она дальше вихлять, или замрет вместе с нами?   Стимул бежать быстрее разгорелся во мне в миг, когда я ощутила легкое проветривание справа и обнаружила, что целый клок подола моей рубахи был вырван чем-то очень острым... и наверняка клыкообразным. На каком-то из поворотов я поравнялась с Киа, развернулась и, шарахнув энергетической волной наугад, вчистила так, что вампирка вскоре наблюдала лишь мои пятки. Правда, недолго. Поскольку едва перед нами вырос выход из тоннеля, как земля под ногами растворилась, и мы, не успев даже вскрикнуть, с головой ушли под воду.   Вынырнув на поверхность, я ошалело попыталась отдышаться... но поняла, что незачем. Мой организм прекрасно справлялся и без этого. Рядом вынырнула слегка обескураженная подруга, вопросительно глядя на меня:   - А вот это уже странно!   - Может, это из-за меня? - плавно перебирая руками, я огляделась и обнаружила, что вокруг нас лишь море и небо. И всё. Мы в центре чего-то необъятного, на дне под нами что-то неизвестное, и в душе вовсю царило ощущение чего-то неизбежного... О боги, как же я не люблю эту подводную черноту, в которой может скрываться что угодно!   - Хельга Дарк, - строгим тоном произнесла Киа. На мгновение я даже ощутила себя нерадивой ученицей под строгим взором госпожи эо Ланна и невольно сжалась в клубок, едва не уйдя под воду по самую макушку.      - Логично же, что меня здесь быть не должно, - наконец изрекла я, отфыркиваясь от стекающей по лицу воды. - Вот грань и возмущается. Наверное.   - Угу, наверное, - вампирка одарила меня очередным недоверчивым взглядом. Вот нет бы порадоваться догадливости подруги! - Будем ждать очередной смены декораций или поплывем?   Оба варианта казались мне единственными, но совершенно дурацкими. Какой смысл плыть, когда вот-вот может перекинуть в любой другой тупик, и в то же время какой смысл болтаться на месте, ожидая хрисс знает чего?   Впрочем, достаточно было обоюдно признать один из выходов чуть более логичным, отчего он бы таковым, конечно, не стал, но это изрядно бы нас успокоило. Надолго ли - это другой вопрос. Но Грань, казалось, глумилась над нами изо всех сил. Испытание водой закончилось быстро, едва вздыбившаяся на ровном месте волна захлестнула нас с головой, утянув за собой под воду, и мы, лишенные необходимости дышать, хоть и кувырком, но с весьма скептичными минами, отправились на дно. Где-то на глубине мы с подругой флегматично обменялись взглядами, мол, и это всё? Грань подумала 'И правда, чего это я?' и отправила нас прямо в центр водоворота, болтаясь в котором я даже успела испугаться. Кто знает, вдруг нас бы тут и решили оставить на веки вечные? И до скончания времен мы бы кружились в водном хороводе, проклинающие всю свою жизнь и молящие небеса лишь об одном...   О чем именно мы там собирались молить я придумать не успела. Воронка всосала нас целиком, и выплюнула с другой стороны... на мраморный пол в огромном зале.   Я со скрипом перекатилась на спину, да так и осталась лежать морской звездой. Киа же вовсю уже изучала, куда нас закинуло на этот раз.   - А вот это уже совсем странно, - наконец-то произнесла она фразу, ставшую едва ли не девизом наших злоключений.   - Что именно? - я наконец-то села и осмотрелась.   - Да перемещения эти...   Голос подруги внезапно стих для меня, и я, вскочив на ноги, чуть ли не бегом бросилась по залу. Дубовые столы, покрытые паутиной, изодранные шторы, разбитые окна, конечно, могли сбить с толку любого, но не того, кто провел в этих стенах несколько лет.   - Киа! - воскликнула я, прервав вампиркины размышления. - Мы в Межрасовке!   - Тут как будто что-то взорвалось, и все вымерли, - удивленно пробормотала подруга. - При чём, давно.   - Это был главный зал, - слабо улыбнулась я. - Сир Арромонд всегда очень эффектно пролетал между рядами на свое место во-он там, - я указала в противоположный конец зала, где узорной простынью свесилась паутина, окутав стул с высокой спинкой, который мы иногда обзывали 'троном' и мечтали однажды оказаться в нем. Зачем-то. Наверное, чтобы ощутить то могущество, воплощением которого и казался нам ректор. А может и чтобы в очередной раз подурачиться. Кто ж нас, мелких, разберет.   Мы вышли в коридор, где я на мгновение, кажется, даже услышала смех учеников младших курсов, которым всегда были наполнены нижние этажи. Но наваждение быстро прошло. Лишь эхо собственных же шагов сопровождало нас, не позволяя воцариться мертвенной тишине.   - А у Грани неплохое чувство юмора, - хмыкнула я. - Боюсь представить, в какие еще уголки сознания она решит нас отправить.   Киа согласно покивала.   - С-с-странные... Нездеш-ш-шние... - прозвучало прямо над ухом и мы с подругой в один миг прыжком оказались спиной к спине, занеся руки для атаки и защиты.   - Видимо, мне не показалось, - шепнула Киа мне.   - Кто тут? - неуверенно произнесла я. Сомневаюсь, что подозрительная субстанция настроена на диалог, но попробовать стоило.   - С-с-свежие...   Голос плыл издалека. В какое-то мгновение мне даже показалось, что он звучит снаружи, откуда-то сверху, но сделав пару шагов и поднявшись на лестничный пролет, мы почти уверились в том, что идет он с верхних этажей.   Мы вышли в коридор третьего этажа, и... прямо из-под наших ног метнулась тень. Рассыпалась на много мелких лоскутков, что со скрежетом и причавкиванием разбежались в разные стороны, и оставили нас с вампиркой в легкой настороженности.   - Я думала, Грань - это тихое место, - прошептала Киа.   - Видимо, ровно до тех пор, пока в нее палочкой не потычешь, как в улей, - отозвалась я. И досадливо вздохнула. Не очень хорошее побочное действие ритуала. Совсем не хорошее.   Четвертый этаж встретил нас поскрипывающей вдалеке половицей. Все те же теневые сущности бегали по стенам и потолку, иногда застывая, словно изучая нас. И лишь одна мысль вселяла надежду - если здесь появились мелкие твари, значит, где-то должна быть и одна большая тварина. Наверное. Я не так много знала о Грани, и она могла как угодно меняться и развиваться, но никаких собственных организмов в ней отродясь не было и быть не могло, лишь только брошенные между мирами души, некоторые из которых были и вовсе обречены.   - Жиз-с-с-снь... С-сюда.   Даже нашей реакции не хватило, чтобы отскочить в сторону, когда тень под нашими ногами выгнулась, выпуская на поверхность черные, скользкие руки, моментально утащившие нас за собой в темноту.   - Опять... - тоскливо проговорила подруга, едва мы уже как две морских звезды распластались на полу.   - Опять, - со вздохом подтвердила я, вглядываясь в узоры под куполом, и озадачилась, прислушавшись к ощущениям. - Тебя это как-то успокаивает?   - Успокаивает - что?   - То, что ты меня по ноге гладишь, что. - Впрочем, ответа уже не требовалось. Касалась меня явно не вампирка.   Я резко села и обнаружила, что нас обеих обвивает черными корнями, пробивающимися из пола. Прежде чем я успела хоть как-то среагировать, одна из плетей захлестнула мою шею, резко опрокинув обратно так, что я гулко стукнулась затылком о камень и зашипела от боли, а две других спеленали руки, лишив даже малейшей возможности пошевелиться. Полным отчаянья взглядом я уставилась на подругу, что была удивлена ничуть не меньше:   - Какого хрисса происходит?   Кожу неприятно жгло. Щупальца-плети явно были не животного происхождения, а магического, и построение плана дальнейших действий было этим значительно затруднено. 'Живую' тварь можно стукнув, спугнуть, а с магическим творением это вряд ли поможет. Разновидности, конечно, радовали своим многообразием, но мне сейчас больше всего хотелось махнуть старым, добрым топором, да пообрубать эту дрянь хриссову под самый источник.   Вдруг движение вокруг нас замерло. Тут бы, казалось, стоило порадоваться, но кому как не магам знать, что подобное происходит лишь ради достижения чудесного драматического эффекта перед какой-то глобальной катастрофой.   Предчувствие не разочаровало. Нас тряхнуло, пол, стены и потолок резко перемешались, и мы оказались в вертикальном положении, намертво привязанные к огромной каменной плите, с черной бездной под ногами, в которую только что соскользнули несколько каменных обломков, да так до сих пор и не приземлились.   - Хм-м-м... - меня обдало потоком воздуха, больше похожего не на ветер, а на выдох кого-то огромного. - Кто ты?   - Некромантка, - буркнула я, силясь расслабить стягивающие шею плети. Тщетно.   - С-с-странно... Оч-чень с-странно... - голос был тяжелый, как шаги праотца каменных големов в пустой пещере. - Вторая ещ-ще здес-сь, но ей здес-сь быть и положено, а ты...   - А я просто мимо проходила. По подружке соскучилась, дай, думаю, заскочу на пару весок, - говорить было сложно, но можно при желании. А еще я для чего-то активно тянула время. Может быть, надеялась, что пока я развлекаю 'нечто', Киа что-нибудь придумает, или что мое чувство юмора поразит тварь до самой глубины души и она с радостью нас отпустит, да еще и с разгадками поможет.   Нечто шумно выдохнуло мне в ухо потоком ветра, смешанным с внутриутробным рычанием, и замолчало.   - А кто ты?   Казалось, невидимая тварь и вовсе испарилась, бросив нас связанными над пропастью. Лучше бы сожрала, а то ни себе, ни людям.   - Ис-сполнитель, - с тяжелым придыханием отозвалась она.   - Исполнитель - чего?   - Договора. Ты знаешь о договоре, некромант?   Мой взгляд, одновременно вопросительный и пугающий, устремился на подругу. Киа помотала головой и... замерцала. Вот только не сейчас, Лита вас разрази. Не забирайте ее сейчас! Мерцание стихло, Киа хоть и выдохнула с облегчением, но мы обе вспомнили, что время подходило к концу, еще немного и я останусь здесь, ломать свою никчемную жизнь, в гордом одиночестве.   Тварь, возможно, прекрасно нас видела, могла оценить и всю гамму эмоций на наших лицах, и как мучительно дается мне процесс размышлений. Сказать правду или смухлевать? Если я скажу, что не знаю о договоре, может, меня сразу отправят на самое черное дно. Если скажу, что знаю - вдруг она сама проболтается, что за договор имеет ввиду.   Но наоборот тоже возможно.   - И как же ты его исполняешь? - увильнула от прямого ответа я.   - Ем. - Коротко и ясно.   - Простите? - не выдержала вампирка.   - Питаюс-сь. Тобой. Ими. Вс-семи. Кроме нее. Пока что.   - Как давно был заключен договор? - вдруг озадачилась я.   - Давно? Нет-с... С-совсем не давно. Меня кормят-с, я помогаю-с.   - Кормят... Душами?   - Грань держит. Я питаюс-сь.   Непередаваемо захотелось поднять руку и попросить дать нам несколько мгновений посовещаться наедине с вампиркой, без посторонних органов слуха. Договор, грань, нечто невидимое, но 'питающееся'. А что если в этом и суть магической заразы?   Перед глазами мелькнуло воспоминание о царапине на плече Ли, источавшей непонятное свечение. Но как же раздражало строить догадки на голимой фантазии. Киа, ты же умная, выручай.   Умная Киа по-умному молчала, осторожно прокручивая запястья в плену обвивших их щупалец. Те противились, но тоже молча. Вампирка успела лишь качнуть головой, мол, бесполезно, как путы наши резко испарились, и мы, кажется, даже зависнув на несколько ударов сердца в воздухе, с пронзительным визгом ухнули вниз.   В какой-то момент свободного падения мы осознали, что верещать так до самого дна у нас не хватит никакой дыхалки, крылья тоже не отрастут, остается надеяться на то, что грань все же пощадит наши бренные души и не позволит хлестануться об землю с размаху.   Грань пощадила. Своеобразно, конечно. Болевых ощущений не последовало, мы просто шлепнулись на пол, как две тряпичных куклы, зато разум послал столько сигналов, что подсознательно я уже превратилась в лепешку меж камней.   Под ладонями что-то противно хлюпнуло, я села, огляделась и нервно икнула. Напротив нас восседала огромная тварь, отчасти похожая на человека. Очень большого человека. Высотой примерно как три меня, шириной как все десять. Отвратительные складки, развороченное лицо, проглядывающие сквозь натянутую синюшную кожу на брюхе чужие лица и торчащие конечности...   - С-странно, - покачнулось 'оно', хлюпнув.   - Очень, - согласились мы, скривившись от омерзения.   - Что, некромаг? Творение рук твоих не по нраву тебе?.. - медленно проговорило нечто.   - Моих? - вопросительно подняла одну бровь я, прекратив пятиться.   - Вы одинаковые на вкус-с. Вы вс-се думаете лишь о с-себе. И с-сколько я уже здес-сь?.. Век? Три? Дес-сять?..   Шевельнулась туша. Расползлись в разные стороны черные плети, змеями вздернули головы, окружая нас.   - С-смерть, некромаг, не игрушка.   - Полностью согласна, - со всей серьезностью согласилась я. - Именно поэтому, никогда не нарушаю законов дозволенного и в природу не вмешиваюсь.   Почти никогда.   - Тогда что же ты делаешь здес-сь? Сейчас-с?   - Пытаюсь помочь друзьям. Их не должно здесь быть. Но из-за болезни...   - Не болез-знь. Еда.   С вампиркой мы переглянулись настолько многозначительно, словно обе понимали, что разгадка лежит на поверхности, стоит только руку протянуть... Да вот в какую сторону тянуться, не знали.   - Болез-знь забрала меня. Давно. Оч-чень давно. А вы не отпус-стили. Вы вернули. А потом, не с-справившись, упрятали с-сюда. На века.   Что-то щелкнуло в моей голове. Да нет, не может быть.   - Госпожа Элейн? - на удачу выпалила я.   - Что? - изумленно шепнула Киа.   - Что-о? - одновременно с подругой вздрогнуло 'оно'. - Что это?..   - Твое имя. Ты - жена Растора Элейна.   - Рас-стор. Знакомое...   - За столько веков немудрено забыть, - хмыкнула я. Кажется, в точку. Не так давно я рассказывала ученикам историю возникновения чернокнижия, и госпожа Элейн была первой неудачной жертвой этой проклятой магии. Значит, маг, что ее победил, не уничтожил ее, а лишь отправил на грань?   Тогда что ее вынудило очнуться сейчас, спустя столько веков?   - Она помнит, что умерла от болезни, - пробормотала Киа, - но не помнит имен?   Монстр качнулся и медленно повернул голову вместе со всеми пятью нависающими подбородками в сторону Киа, шумно, с хрипом, вздохнул и вновь заговорил:   - Он пришел. Показ-зал, что было.   - Он?   Манера речи госпожи Элейн оставляла желать лучшего. Обрывочные фразы, порой и вовсе между собой не связанные, только больше утолщали стены возникшего вокруг нас тупика.   - Такой же, как ты, - она кивнула в мою сторону.   Итого...   - Какой-то некромант пришел к тебе, показал, что с тобой случилось, и вы заключили договор по которому...   - Я правлю здес-сь. Питаюс-сь. Он отпус-скает меня. Когда вс-се закончитс-ся.   - А ты уверена, что он может это сделать? Грань магам неподвластна.   - Раз-сговоры... С-слова... Печать веч-чная, она не ис-спарится... Он не убежит.   - А печать где? На бумаге? У него?   Говорить я могла много, по прежнему оттягивая мгновение неизвестности. Разум мой помогать мне отказывался, зато прекрасно меня утешал тем, что я же не разведчик и даже не искатель, мне по должности вовсе не обязательно уметь распутывать логические загадки, да факты умело сопоставлять. Не обязательно - да. Но как оказалось, не менее жизненно важно, чем упокаивать пробужденных мертвецов.   - Печать в камне. Камень бесс-смертен.   Киа хмыкнула, и раскрыла руку, на которой лежал тот самый гранат с исчезнувшей руной, найденный нами на тракте.   - Камень - да, - проговорила вампирка. - А вот печати имеют обыкновение испаряться. Особенно когда нехорошие колдунишки желают добиться своего, не отдавая ничего взамен. Не знакомо?   - Договор... - выдохнула госпожа Элейн. - С-странно...   Я была готова расцеловать вампирку за сообразительность. Понятия не имею, как именно нам это сейчас поможет, но ощущение того, что две части сложной головоломки только что, щелкнув, сошлись, меня несказанно окрылило.   - А теперь позволь уточнить! - подорвалась я. - Выходит, вы заключили договор, по которому ты сидишь здесь, питаясь жизненными энергиями людей, которые попадают в твою власть благодаря некой загадочной болезни, а после того, как ты выполнишь свою работу - колдун дарует тебе долгожданную свободу?   Монстр вновь захрипел, выдыхая. Кажется, даже иссохший мозг начал постигать неприятную истину.   - И узаконили вы свою договоренность печатью... в этом самом камне?   Госпожа Элейн кивнула. Черные змеи-щупальца растворились в тени.   - А знаешь, что ожидает тебя? - осмелела я и даже сделала несколько шагов навстречу монстру. - Голоса. Они будут звучать в твоей голове постоянно. Просить о помощи, рыдать от фантомных болей, умолять отпустить их. А ты и рада уже будешь остановиться, но не сможешь. И крики эти будут раздирать тебя. Голосов будет все больше с каждым днем, они будут все громче и все отчетливее... Живого человека это убило бы. Но тебе умирать некуда. И впереди тебя будет ждать вечное существование не просто в одиночестве и тишине, а в мучениях...   - З-замолчи.   - Хелл...   Я обернулась на подругу, но за моей спиной оставался лишь нечеткий силуэт.   - Ну не сейчас... - чуть ли не прохныкала я, от досады даже попыталась пнуть что-то похожее на камень, но промахнулась.   Киа исчезала. Растворялась в воздухе, глядя на меня широко распахнутыми глазами, точно должна была сказать что-то очень, очень важное, но уже не могла.   Черные змеи вновь взметнулись ввысь.   - Вс-се одинаковые.   - Не все. - В голосе моем прозвучало столько металла, что, наверное, хватило бы на оснащение армии средних размеров. - Если я выберусь отсюда, я уничтожу твой договор. И найду того, кто это сделал.   - Не верю.   - Поверь уж. У меня с ним теперь кое-какие личные счеты.   - Хм-м... - тяжело выдохнула госпожа. - Залог.   - Какой залог? - так пронзительно возмутилась я, что летучие мыши вполне могли принять меня за свою. - Из-за этого вашего договора здесь находятся мои лучшие друзья и жених, который возможно никогда уже не станет моим мужем! Ты думаешь, я выберусь отсюда, и спокойно заживу дальше, а не пущу все свои силы и возможности на то, чтобы найти того, из-за кого нам пришлось все это пережить?   - З-свучит убедительно.   Щупальца, медленно тянувшиеся ко мне, вновь отпрянули назад.   - Ус-словие. Обманешь - вернешьс-ся. Навс-сегда.   - И какие сроки? - нахмурилась я.   - Мес-сяц.   - Мало! - не сдержавшись, аж выкрикнула я. - Очень мало. Хотя бы полгода!   - Четыре мес-сяца. Уходи.   Уходи. Легко сказать!   Помещение вокруг растворилось. Исчезла и госпожа Элейн, и ее витиеватая свита. Передо мной распахнулся лишь бескрайний простор междумирья.   Но мне было нестерпимо жаль ее. Хоть договор их и оказался ложным, но действие магии было запущено, и прервать его по своему желанию она не могла. Этот хриссов чернокнижник просто использовал ее, даже не задумавшись о том, что ждет ее после того, как она свою часть договора выполнит.   И не давал покоя вопрос - для чего ему нужно было вытягивать жизни стольких магов?   А еще мне осталось жить всего четыре месяца.   - Кайлан! - выкрикнула я куда-то в пустоту. - Хрисс тебя раздери, Кайлан!   Несколько простых заклятий были призваны, чтобы дать парню сигнал на той стороне жизни. Хотелось верить, что если он не почувствует мое присутствие, или не услышит мой голос, то хотя бы загнется от щекотки.   Вески тянулись. Жизнь становилась все короче и короче. Вот вам и профессионал. Вроде проблема решена, сейчас я должна была выбраться на волю, разбить камень-договор, тем самым оборвав подпитку несчастной Элейн, все жертвы смогли бы проснуться, а мы бы вновь продолжили расследование...   А на деле я сижу среди пустыни, мысленно представляю, как завывают ветра и из стороны в сторону болтается несчастное перекати-поле, напеваю 'Дорожную', пытаясь себя подбодрить, и размеренно покачиваюсь вперед-назад, обхватив коленки руками.   Лучше бы Элейн пока не исчезала. Я бы с радостью задала ей несколько вопросов. Заодно скрасили бы одиночество друг друга. А я бы потом хвасталась, что имела честь пообщаться с первой жертвой чернокнижия...   - ....иииии! - От пронзительного визга заложило уши, мир резко окунулся в черноту, а я, потеряв опору под ногами, даже не успев ойкнуть, провалилась в бесконечность.      Мое собственное тело показалось мне чужим, неуютным, точно костюм не по размеру. Оно было тесным в плечах, давило в груди и в целом будто бы пыталось меня ревниво отторгнуть обратно, туда, откуда пришла.   Вспомнить, как правильно дышать, потерпеть, пока глаза перестанут слезиться от непривычного солнечного света... И со скрипом сообразить, что все эти сказочные ощущения связаны не только с возвращением в бренную оболочку. Что-то крепко меня сжимало, стараясь придушить. Память еще была слишком свежа, и воображение само дорисовало щупальца-змеи госпожи Элейн, но только голос, зазвеневший колокольчиком прямо над ухом, принадлежал совершенно другому существу:   - Хелли-и-и! Я очень-очень соскучилась... но теперь мне еще и очень-очень интересно, что здесь случилось!   - Поллиэ... - с облегчением выдохнула я, обнимая девочку в ответ. Демоница стиснула мои ребра еще крепче, и я даже негромко крякнула. - Мы потом тебе все объясним... Где Кайлан?   - Кайлан? - Полли задумчиво свела брови к переносице. - Я такого не знаю. Может быть, вон тот подойдет? - И тонкая ручка взметнулась в сторону, указав на бессознательное тело в углу, прямо рядом со свечами.   - Великолепно. Откуда ты взялась? - Опершись на демоницу, я с трудом встала, разминая ватные ноги. Хоть сейчас и не время отвлекаться, но сложно было не заметить, что наша Поллиэ уже куда больше напоминала девушку, чем девчонку-несмышленыша.   - Из Вилеи. Представляешь, мы с Тимом были на Большом Приеме и та-ам...   Нет. Что-то в этом мире остается неизменным. Хотя в оправдание ее могу сказать, что стала она куда догадливее:   - Хотя это я тоже лучше потом расскажу.   - Мне срочно нужна Киа. И, - я окинула взглядом тело ученика, - нам нужно что-то придумать с Кайланом.   - Я могу остаться с ним, - неуверенно предложила девочка. - А он меня не съест, когда очнется? - Он вроде демонами не питается. На завтрак кушает кашу, как все порядочные маги, - я   подзабытым жестом потрепала девочку по светлым волосам, и она счастливо заулыбалась. - Хорошо, что ты вернулась.   И не дожидаясь ответной реакции, я ринулась вниз по ступеням в целительские палаты. Не знаю, сколько меня не было. Время на Грани могло идти по иным законам - отсутствовала я несколько ударов сердца (в которые Кайлан потерял сознание просто от избытка чувств), или же неделю (в которую парень вполне мог скончаться от голода, боясь отойти от моего хладного тела)? Хотя я искренне полагала, что неизвестная зараза просто добралась и до него. Вовремя.   Две бледных студентки-целительницы не смогли бы меня остановить, даже воздвигнув на входе в секцию кирпичную стену. Настолько они были измождены, что, казалось, затрепыхались, будто простыни на ветру, когда я вихрем промчалась мимо.   Среди десятков людей, кроватей, едва ли не наставленных друг на друга, я еле нашла подругу. Без всяких церемоний, я выпотрошила карманы ее куртки, что покоилась на маленьком стульчике у изголовья, победно сжала в руке хриссов камень и вылетела в коридор, еле удержав в себе порыв хлестануть гранат об пол прямо сейчас. Но во-первых, я не была уверена, что он разобьется. Зато если не разобьется, но отскочит куда-нибудь под кровати, то я потрачу хриссову уйму времени на поиски. Во-вторых, я не была уверена, что на камне не лежит защитная магия, и волна ее от удара о землю не разнесет весь больничный сектор, весело перемешав больных друг с другом и мебелью.   Подавив в себе желание взбежать обратно на башню, вовремя вспомнив о возможных разрушительных свойствах нашего граната, я чуть ли не кубарем скатилась по лестницам, едва не пробила лбом дубовую входную дверь и отбежав на достаточное количество шагов от здания от души приложила камень о каменную площадку.   И поблагодарила богов за то, что все-таки не додумалась провести сей варварский акт прямо в коридоре. Несколько моментально облысевших одуванчиков укоризненно покачали головками, а от прожженного пятна среди камней тоненько вился дымок.   - А что это? - Любопытный нос выглянул из-за моего плеча.   - Ты ведь собиралась посидеть с Кайланом, - напомнила я.   - Он скучный. Прямо как один дяденька на Приеме у Вела. Правда, тот сначала много пил, а потом спал. Эльфы так смешно над ним подшучивали потом!... Так что ты делаешь?   - Думаю, как разбить, - призналась я.   - Хм, - демоница почесала подбородок, склонив голову вбок. - Может, вот так?..   Оказывается, иметь в друзьях демона разрушения не так уж и невыгодно.   Земля под нами задрожала, пламя вырвалось наружу, точно лава из вулкана, образуя огненную ладонь, что стиснула камень так, что он тут же разошелся трещинами и распался на осколки.   После чего землетрясение тут же прекратилось, а разбегающийся по траве огонь демоница быстро затоптала сапогами и смущенно улыбнулась:   - У меня еще пока не до конца получается. Но здорово, правда?   - Очень... впечатляюще, - согласно кивнула я, пребывая в некотором изумлении. До некоторых пор я была уверена, что девочка может лишь сверкать огненными волнами разных размеров и мощностей, а нет. То ли это Тим на нее так положительно влияет, то ли Лесс на уроках даром времени не тратил...   Лесс...   И вместо того, чтобы броситься обратно на этаж целителей, я уселась прямо в траву, глядя куда-то на вершины башен Академии.   - Пойдем скорее к Лессу! И к Ли с Киа! И... А что вы делали на крыше с этим странным дядечкой?   - Какой же он дядечка, - вздохнула я. - Года на три тебя старше. Может, чуть больше.   Поллиэ недоверчиво нахмурилась:   - А выглядел очень взрослым, даже немножко старым, когда я прилетела.   - Он в сознании еще был?   - Ну не совсем. Он что-то делал-делал там рядом с тобой, а потом вдруг упал.   Озвучивать вслух предположение, что студент просто был не готов к встрече с демоницей вольготно путешествующей на собственных крыльях и минующей защитные купола, я не стала.   Поллиэ безумно радовалась, когда ее демоническая ипостась стала ей подчиняться и порой отмечала это замысловатыми воздушными пируэтами. Не сказать, что выходило у нее это всегда ловко, про разницу в количестве удачных взлетов и приземлений я пока что промолчу, но для сравнения стоило вспомнить, что раньше перевоплотиться ей удавалось лишь в крайней степени испуга, а, значит, работа все же была проделана значительная. Не наша, а ее работа над собой.   - Он проводил сложный ритуал. Он просто вымотался, - пожала плечами я, скользнула по окнам верхних этажей взглядом и вновь растерялась, хочу ли я узнать помогло нам уничтожение камня или нет. Оставаясь здесь, я могла верить, что все получилось. И просто опасаться, что все было напрасно. Но если я зайду и узнаю, что не вышло ничего... Сердце дернулось, точно заранее готовясь к тому, что все будет плохо. Казалось, его биение я почувствовала даже в горле, и ощущение это усиливало и без того нарастающую тревогу.   Но хрисс меня задери. По такой логике проще было вообще умчаться верхом на рогаре за тысячи земель, купить маленький домик, обосноваться там до конца жизни и свято верить, что у меня все еще есть друзья и жених, и где-то далеко они живы и здоровы, и даже скучают обо мне.   - Пойдем. - Я резко поднялась на ноги, преисполненная уверенности, что тянуть некуда. - Только Полли... У нас здесь произошли некоторые... неприятности. Ты, если что, не пугайся...   - Какие неприятности? - так искренне удивилась девочка, словно хотела сказать 'меня же не было, как вам это удалось?'   - Ли приболел немножко. - Немножко. Да. Я умею подбирать нужные слова.   Вопреки ожидаемому в меру наивности возгласу 'Простыл? Ой, мне мама как-то такую жгучую мазь намазала, когда у меня нос заложило...', демоница нахмурилась и переспросила:   - Немножко?   Я неопределенно помотала головой из стороны в сторону в четырех направлениях, вложив довольно абстрактный ответ в это действие: 'Вроде как да, вроде нет, а вроде и не совсем'.   - Сама увидишь.   И душа сотню раз разлетелась и собралась обратно, пока мы шагали по ступеням. Поллиэ что-то бормотала, даже спрашивала о чем-то, но в ушах моих стоял гул шагов разносящийся по пустым коридорам.   Первыми я увидела все тех же измученных девочек-целительниц. Хотела было уже развернуться, схватить Поллиэ за руку, да все-таки осуществить свой замысел с побегом и домиком, но вовремя вспомнила, что моих скромных запасов вряд ли хватит даже на сарай, а в спину нам тем временем донеслось:   - Сестра! Сестра, воды умирающему!.. Нет, я понимаю, что нас тут много умирающих таких, но я из них самый несчастный! Честно!   В глубине души я пронзительно заверещала от радости, запрыгала на месте, вознадеялась, что я это проделала действительно только в глубине души, а не наяву, и огромными прыжками ворвалась за ограждение, и вскочила коленками на кровать, едва не задушив в объятиях самого несчастного умирающего.   Демоница не растерялась и рухнула сверху. Впервые за столько времени по Академии вновь разнесся заливистый смех. Я теребила оборотневы уши, Полли просто пыталась оторвать ему голову (по крайней мере, так казалось со стороны), навалившаяся сверху на нас вампирка пыталась не то спасти супруга, не то не пропустить свою порцию радости... И вежливое покашливание среди шума голосов остальных очнувшихся внезапно окатило меня словно колодезной водицей из ведра.   - Это все потому, что у него есть хвост и уши, да? - наигранно печальный тон едва не заставил меня разрыдаться в голос. Я выпустила Ли, уронила Полли и перепрыгнув через несколько коек изо всех сил вцепилась в своего Лесса.   Тот охнул, откинувшись к стене, и тут же оказался сверху припечатан еще и демоницей.   - Я тебя убью, - от всей души заверила Лесса я, чуть отодвинувшись на край кровати. - Серьезно, убью. Бальзамирую останки, положу в шкаф, и всегда буду знать, что тебе ничего не угрожает.   - Ты знаешь, не могу сказать, что успел соскучиться по твоей романтичности, - усмехнулся верлен.   - Ах не успел он... - я скрестила руки на груди. - Тогда знаешь что?   - Что? - Лесс даже чуть-чуть отшатнулся в сторону от греха подальше.   - Я за тебя замуж выйду! И буду точно уверена, что ничего хуже с тобой уже не произойдет!..   Лесс даже немного приоткрыл рот, не зная, как реагировать на подобное заявление. На эмоциях я это выпалила, или серьезно одумалась?   А я понимала, что серьезнее некуда. Я так боялась, что с Лессом что-то произойдет если я соглашусь на свадьбу, что чуть было не потеряла его, так и не став его женой. Поэтому...   - Да, хрисс тебя дери, я серьезно, и ты не отвертишься!   И под радостный визг Поллиэ, счастливую улыбку Киа, одобрительный смех Ли в шуме десятков голосов прозвучало тихое:   - Так согласны ли вы, госпожа Дарк стать госпожой Алмор?   Я наморщила нос, покивала, и еще не до конца осознав, что натворила, пробормотала:   - Вот смену фамилии мы с тобой потом еще обсудим... А пока что предлагаю вынести на повестку дня куда более важный вопрос: можно мне не выряжаться в белый кружевной костюм торта на церемонию?..            Часть II   Пособие для любителей.      Тэр Лангонский нервно постукивал по столешнице пальцами одной руки, второй же прижимал мороженую куриную ногу к затылку и мрачно пронизывал меня взглядом. Родерик с интересом почесывал подбородок, присев на угол стола, и, очевидно, выжидая, когда все решится без его участия.   Забыть командира стражи в кладовой - это, как оказалось, еще полбеды. Остальные полбеды пришлись на величайшую капитанову обиду за 'оставление в опасности' с проломленным черепом.   Справедливости ради стоило признать, что череп капитана, к сожалению, оказался прочнее, чем хотелось бы, и единственным напоминанием служила шишка, которую сейчас и пытался исцелить тэр при помощи подручных средств. Взятых, кстати говоря, в нашей же кладовке. Я мысленно записала на его счет еще и окорочок в довесок к банке огурцов, и решила, что если и окажусь в ближайшее время за решеткой, то не упущу ни единой возможности Лангонскому это припомнить. Правда, пока что не придумала, как мне объединить боль, унижение и огурцы, но хотелось верить, что разум, получивший пищу для размышления, рано или поздно сформулирует что-нибудь достойное.   - Что ж... - нарушил тишину Родерик. Если честно, ректор был слишком счастлив от того, что болезнь испарилась, все зараженные проснулись здоровыми, Академию не придется закрывать, а потому не особо удачно пытался изобразить обеспокоенность моей дальнейшей судьбой. Да и силился-то, пожалуй, лишь из уважения к человеку, который это все и провернул. - Тэр Лангонский, вы ведь понимаете, что недоразумение произошло не по вине госпожи Дарк. Я ручаюсь, что она абсолютно законопослушный некромант и опускаться до подобных мелочей не стала бы.   Я нервно хихикнула. Уж насколько двояко прозвучала фраза, сказанная, казалось бы, в мою защиту, в но в то же время с милейшим подтекстом в духе 'я ее знаю, хотела бы она от вас избавиться - натравила бы армию нежити'.   - Даже если мы допустим, что это так, - медленно начал тэр Лангонский, - то она по прежнему остается главной подозреваемой по делу убитого стражника, и я бы хотел сопроводить...   - А у вас, значит, и приказ есть на задержание? - серьезно осведомился Росский. - С печатью, с подписями, все как полагается?   - Думал, вы уже не спросите, - злобная ухмылка промелькнула по лицу тэра, рука свободная от курицы нырнула за пазуху, и... ехидство быстро сменилось растерянностью. - Была во внутреннем кармане.   - Значит, сейчас ее нет?   - Возможно, она была утеряна в ходе...   Разгрома академической кладовки!   - ...следственных действий.   - Возможно, - сочувственно покивал Родерик. - Но тогда выходит, что вы не имеете права заключать госпожу Дарк под стражу, пока не подтвердите документально, что приказ такой действительно существовал?   - По-вашему, я здесь ошиваюсь хрисс знает сколько даже не имея на то разрешения?! - окорочок с грохотом шлепнулся на пол. Лангонский одарил нас обоих таким ненавидящим взглядом, что даже видавшая виды я на всякий случай сдвинулась вместе со стулом в сторону.   - Что вы, - спокойно отозвался Росский. - Просто боюсь, что у вас возникнут проблемы из-за несоблюдения порядка. Давайте я пообещаю, что госпожа Дарк никуда не сбежит, а вы вернетесь чуть позже с новой бумагой. Насколько мне известно, это не один день ведь делается, так?   - Всего вам... - губы Лангонского от досады стянулись в ниточку, и казалось, он их даже еле разлепил чтобы бросить прощальное: - доброго.   Похоже, аргументов у капитана стражи больше не нашлось, а оттого спешно откланяться он посчитал лучшим вариантов. Как для него, так и для меня. История с убитым свидетелем теперь не давала мне покоя, а оказаться за решеткой именно сейчас, когда мне и без того осталось жить четыре месяца если я не найду и не поквитаюсь с тем, кто все это задумал... Хотя с другой стороны, это обозначало, что в тюрьме мне тоже недолго придется сидеть.   - Будьте осторожны, Хельга. Прошу вас, - со вздохом проговорил Росский, и, обогнув стол, сел на свое место. - И если вас не затруднит - сожгите вот это как можно скорее.   И ректор, изъяв из ящика свиток пергамента с печатью городской стражи, протянул его мне.   - Да ладно?! - опешила я. - Вы вытащили у него приказ о моем задержании?   - Право, госпожа Дарк, какого вы обо мне мнения. Документ просто был утерян во время проведения следственных действий. А теперь поторопитесь с расследованиями, боюсь, что на оформление утерянного приказа у него уйдет около двух недель, а каждый раз от него таким образом избавляться я не смогу. Можете идти.   Я едва подавила в себе желание обнять Росского чуть ли не впервые в жизни. Сейчас в нем было что-то настолько отцовски-Аресовское, что из кабинета я вышла, весьма идиотски улыбаясь.            Урок 1. Уверенность - залог успеха.      - А я тебе говорю - кладбище!   - Часовня!   - А можно еще красивую лужайку найти, и там все засыпать лепестками роз...   - Кладбище!   - Часовня же!   - ...а еще можно музыкантов пригласить, чтобы они пели красиво...   - Да где ей может быть комфортнее, как не с мертвяками?   - Зато обычные часовни это красиво и...   - Вот именно - обычные.   - ...а потом можно будет брать эти цветные лепестки охапками, и в них валяться! Здорово ведь!   - Не думаю, что хорошая идея придумывать что-то не зная, чего хочет сама Хелл.   Под звуки голоса воплощенного здравого смысла я вошла в нашу с Лессом комнату.   - Вампирка дело говорит.   - Некромантка, у тебя женская солидарность как-то фрагментами проявляется, - фыркнул Ли, сползая с подоконника. - Мне вот по самые уши хватает того, что эта вампирка 'дело говорит' дома. Сложно тебе было хотя бы с мелкой согласиться для приличия?   - На что? - усмехнулась я, присаживаясь на край кровати и оглядывая приятелей. - На лужайку, музыкантов и лепестки?   - Ну, тогда соглашайся на мое кладбище. Идея просто на сто золотых!   - Дай-ка подумаю... - протянула я, задумчиво потирая подбородок. - Ты знаешь, я вот сейчас хорошо так поразмыслила и решила... что вы перегрелись. Сходили бы на улицу, проветрились. Может быть, до вас бы какая-нибудь умная идея донеслась... Например, что не стоит за меня решать, какими должны быть мои же похороны!   - Свадьба, - коротко поправил меня Лесс.   - Ну да, да, - нехотя покивала я.   - А вы знаете, какое она платье себе намечтала? - мрачно поинтересовалась вампирка.   - Человека-невидимки? - хохотнул оборотень.   - Просто черное, - оборвала я полет фантазии приятелей, пока они меня мысленно не облачили в нечто совсем уж некультурное. - Нормальное, длинное и черное.   - И скажите мне спасибо, что это вообще - платье, - договорила подруга.   - Интересно-о... - протянула Поллиэ. - Необычно так...   - Мне кажется, она все усложняет специально, чтобы Лесс сам уже в ужасе умчался куда подальше еще на стадии подготовки, - скрестил руки на груди оборотень. - Ну, либо просто издевается.   Сообщить друзьям, что голова моя забита совсем не свадьбой, я пока не могла. Их только что освободили из-под опеки целителей, только что вернулась Поллиэ, и все как-то так радостно преобразилось, что мне совершенно не хотелось их оглоушить новостью о том, что меня либо вот-вот арестуют, либо я через четыре месяца отправлюсь за Грань.   И хоть где-то в глубине души меня волновал вопрос, почему моя фигура Лангонского беспокоила, а Киа - нет, но не слишком разумная, зато природная догадливость предполагала, что дело в том, что тэр опасается лезть к вампирам. Страже тогда мы так и представились - аркхарская стражница и преподавательница из Академии... Оставалось надеяться, что тэру было просто невдомек, что эти два звания вполне могли сочетаться в одном человеке. То есть, вампире.   Именно поэтому я волновалась не так сильно, как стоило бы. Даже если меня и упрячут за решетку, расследование не заморозится.   Нет, я не собиралась скрывать от друзей все это до самого победного конца. Но каких-то день-два погоды особой нам не сделают, а мы пока немного отвлечемся, подумаем о хорошем...   - ...а вместо музыкантов позовем Гила!   - Ой, а давайте правда? Он красиво поет! Хотя нет... Его, наверное, расстроит, что Хелли замуж выходит.   - Да это неплохая мысль. В Гиле заключается сразу три атрибута полноценной церемонии: музыка, пьянка и драка.   - Какая еще драка?   - А кто знает, на что он способен!   - Тогда четыре атрибута, - ухмыльнулась Киа. - Он еще светопредставление может организовать.   - А чего вы вообще расселись, словно у вас занятий нет? - предприняла я последнюю попытку отвлечь внимание от себя и этой хриссовой свадьбы.   - У меня только через веску, - блаженно откинулась на спинку дивана Киа.   - И у меня! - поддакнула Поллиэ.   - Мои закончились уже на сегодня, - развел руками Лесс.   - А меня туда не пускают, - пожаловался Ли.   - Так, - внезапно излишне командирским тоном вдруг отрезала я и осеклась. Попытайся я сейчас в приказном порядке отправить Ли на пост, Лесса в его деканский кабинет, а Полли повторять уроки, ребята бы чисто назло не оставили бы меня с вампиркой наедине, чтобы знала, как командовать. - Я вас всех конечно люблю и ценю, но можно я с подружкой невесты пообщаюсь? - И встретив полный тоски и надежды взгляд демоницы, добавила:   - Со второй.   Удовлетворившись статусом 'первой подружки невесты' Полли согласно кивнула и утопала в коридор.   - Ох уж эти девчачьи секретики... - фыркнул оборотень.   - Ох уж эти кровопийцы и смертолюбцы... - вторил ему Лесс. 'Смертолюбцы'! Это ж надо было такое слово придумать.   - Кыш! - с усмешкой прошипела Киа.   Супруг мстительно продемонстрировал ей язык и напару с верленом отчалил следом за Поллиэ.   - Сдается мне, не кружевные подвязки ты решила обсудить, - проговорила подруга, едва дверь за мужчинами захлопнулась.   - Ты помнишь хоть что-нибудь из своего... сна? - вкрадчиво поинтересовалась я.   - Честно? - Киа нахмурилась, вспоминая. - Конкретного - ничего. Какие-то ощущения остались, фон... Серый такой.   - И все? - прищурилась я.   - А должна еще что-то помнить? - насторожилась подруга.   - Нет, - передернула плечами я. - Наверное, нет.   - Не нравишься ты мне эти два дня, - призналась Киа, покачав головой.   - Да ты как-то тоже после болезни на букет лилий не похожа, - хохотнула я.   Подруга обреченно закатила глаза. - Мне не дает покоя наш скончавшийся свидетель.   - Кто-то знал, что мы будем его допрашивать. И, похоже, опоздал.   - Либо нам что-то еще не успели рассказать.   - Получается, здесь замешан кто-то, кто постоянно следил либо за ним, либо за нами.   - А если за нами, и знал, что мы его допрашивали, то зачем было его убивать? В наказание?   - Другой вопрос - как он попал на территорию замка вообще. Нас пустили только под прикрытием аркхарской стражи. Перенестись он не мог. Там же сам Росский наш за защиту отвечает магическую...   И тут мы крайне многозначительно переглянулись, даже немного приоткрыв рты:   - Оказывается, у нас под носом есть человек, который знает каждую лазейку в защите замка, а мы этим до сих пор не воспользовались?   - Лишь бы этот человек сам этим не пользовался, - усмехнулась подруга.   Я не сдержавшись, рассмеялась:   - Сама представляешь? Декан Аннун оказался главой мафии и убийцей, декана Рун в прошлом году выпустили из тюрьмы, а теперь еще и ректор окажется коварным злодеем? Нашу Академию скоро переименовывать будет пора. В нечто связанное с преступными искусствами.   - На самом деле, не думаю, что Росский может быть причастен. Его было бы слишком просто разоблачить. Тем более, он не один работает над защитой замка, их как минимум трое.   - Пособники! - развеселилась я. - Целая преступная группировка.   - И от Феля тоже он избавился. Чтобы место ректора занять.   - Ну, это уж точно не он, - отмахнулась я... и осеклась.   Киа тяжело вздохнула:   - Однажды мы должны были вернуться к этому вопросу.   И взгляд ее говорил о том, что сейчас врать и извиваться будет в высшей степени нелепо. Она все знала. Давно или нет - неважно. Желание отшучиваться тоже пропало, да и в груди что-то крайне неприятно сжалось. Я молча прошла в сторону окна и заговорила, глядя на башни замка, крыши домов, на ленты дорог, петляющие между постройками где-то там, вдалеке... Лишь бы не смотреть подруге в глаза.   - Я разозлилась. Мне было страшно от безнаказанности Феля, и я хотела, возможно, просто напугать его.   - Напугать? Феля? - холодно переспросила Киа, и отчетливое 'какая ты идиотка' прозвучало в ее интонациях.   - Я... да не знаю, чего именно я хотела. Просто скольким он испортил жизнь, сколько погибло из-за него и никакой ведь хриссовой зацепки, чтобы обвинить его! Чтобы заставить отвечать перед законом. И он тоже это прекрасно знал. Я подумала, что...   - Было бы неплохо от него избавиться.   - Да. Нет. Не знаю! Я не хотела его смерти, это было бы слишком просто...   - Убить Феля - действительно, куда уж проще. Кроме того, что он спокойно может разглядеть события наперед.   - Я хотела 'попросить' Танику. Это по его приказу ведь Лесс...   - Не поверишь, я помню эту ситуацию. Мельком присутствовала, знаешь ли.   Язвит, зараза.   - И что дальше?   - Она отказалась. Мне казалось, я всегда поступаю правильно, не было ни единого раза, когда бы на мои 'просьбы' не откликались убитые... А она отказалась.   - И допустить мысль, что значит, ты делаешь что-то неправильно, ты не могла?   - Как видишь, нет, - кажется, излишне резко отозвалась я, нервно дернула плечом, точно скидывая невидимую руку. - Но я не проводила ритуал. Нет, мысль мелькнула, но там столько всего нужно было и я...   - То есть, ты не поднимала Танику? - недоверчиво уточнила Киа.   - Я не помню, - мрачно созналась я.   - Не помнишь?.. Ты не помнишь, проводила ли ты чернокнижный ритуал для пробуждения убитой девочки? Можно не помнить, что ты на завтрак ел неделю назад, но это...   - Когда я опомнилась, могила уже была раскопана, у меня все руки в грязи и вокруг эта вонь, как от смеси белены с шафраном. И не могла бы ты говорить погромче, а то боюсь, не все в Академии расслышали.   - Да теперь-то уж все. После такой прочувствованной речи, - отрезала подруга, но говорила уже чуть тише. - Я могу что-то не понимать в вашей некромагии, но мне кажется, ритуалы так не совершаются.   - Я, кажется, тоже чего-то не понимаю в некромагии, - вздохнула я. - Временное помешательство. Возможно. Этого я отрицать не могу.   - И часто такое бывает? - Киа подошла к подоконнику, и скрестила руки на груди, прислонившись к стене, чтобы видеть хотя бы мой профиль.   - Раньше не бывало.   - И вдруг случилось?   - И вдруг случилось.   - А это мог быть кто-то другой?   - 'Некто' сидел в кустах на городском кладбище и ждал, когда же наконец придет хоть какой-нибудь некромаг, дождался, огрел меня могильной плитой, быстро пробудил девочку и убежал, наспех побросав манатки и пару иссушенных трупов животных в сумку? Звучит очень правдоподобно.   - А тебя больше устраивает вариант, что твое подсознание решило без твоего ведома заняться чернокнижием? Я тебя знаю, ты на это не способна и...   - Хочешь знать, как мне удалось с эпидемией разобраться? - Я резко развернулась к подруге, нахально уставившись ей прямо в глаза. - Ты мне подсказала. А знаешь, где? Там, за гранью. Я тоже там была. С вами.   Я видела, как дрогнули, сужаясь, зрачки в вишнево-карих глазах. И понимала, что лучше бы мне сейчас замолчать, пока не поздно. Но остановить этот поток уже не удавалось.   - Да, при помощи ритуала. Настоящего, чернокнижного.   Подруга не верила своим ушам. Да и я не верила, что все это рассказываю сейчас. Что я вообще это рассказываю!   - ...и знаешь, что? Мне осталось четыре месяца жить, если мы не найдем того, кто был инициатором этого договора. А после отчалю за грань и поминай, как звали. Весело, правда? По-моему, очень! - Речь становилась все сбивчивее, я с трудом успевала переводить дыхание. Даже сердце ошалело билось о ребра, тем самым только сильнее выбивая меня из равновесия. - Я может даже до свадьбы собственной не доживу, так что Ли, пожалуй, предлагал самый правильный вариант проведения церемонии, без неве...   Щеку обожгло точно огнем, я непонимающе моргнула и... замолчала, уставившись на вампирку. Взгляд ее не сулил ничего хорошего.   - Какие. К хриссам. Четыре. Месяца? - отчеканила она, и на лице ее не дрогнул ни один мускул.   Слегка одумавшись после пощечины, я глубоко вдохнула, успокаиваясь. Метод был не самый приятный, но уже неоднократно опробованный. По счастью, я редко теряла самообладание, посему на памяти моей это был лишь второй или третий случай.   Но зато теперь с плохо скрываемым негодованием на меня смотрел озлобленный вампир.   - Какие четыре месяца? - повторила Киа настойчивее. - Ты посмела провести чернокнижный ритуал, чтобы отправиться за грань? Да как у тебя вообще ума хватило на такое?!   - А что мне было делать?! - выкрикнула в ответ я, непроизвольно делая шаг назад, поскольку эмоции на лице подруги меня откровенно настораживали. - Ждать, пока к хриссовой матери сожгут всю Академию вместе с уцелевшими?   - Да, ждать! Да самой тут все спалить было бы и то умнее!   - Если ты не заметила, то зато вы спа...   - Это не аргумент! - отрезала Киа.   - Все обошлось, - буркнула я, сердито скрестив руки на груди.   - В каком месте обошлось?! Ты сама распиналась на каждом углу, что чернокнижие даром не проходит. Так давай, расскажи, чего нам теперь ждать. Чумы по всему королевству? Или просто сбрендившую некромантку? - подруга тяжело вздохнула, подняв взгляд к потолку. - Впрочем, некромантка и так сбрендившая. Хелл... Как я зла на тебя, даже описать не могу.   - Простите, что разочаровала, - фыркнула я. - Простите, что не сижу тут вся такая гордая и принципиальная на горе обгоревших трупов.   - О Дейм. Ты ведь вроде не дура...   - ...но такая идиотка, да? - усмехнулась я. Кажется, буря начала утихать. К сожалению, лишь внешне, в душе Киа скорее всего хотела меня убить, чтобы решить все проблемы разом и избавить мир от сумасбродной некромантской головушки.   - Ладно, совершенную тобой вселенскую глупость мы как-нибудь потом обсудим, сейчас нужно найти виновника, чтобы через четыре месяца была возможность вообще хоть что-то обсуждать... Нет, я ума не приложу! Когда ты собиралась нам об этом поведать? Если собиралась вообще!   - На днях, - мрачно отозвалась я, закрывая за собой дверь. - И с чего ты планируешь начать?   - С Росского. Попрошу посмотреть схемы защитных заклятий и формулы. А потом нужно наведаться к лечебнице, возможно опросить служащих и стражу... Когда у тебя лекции?   - Через полторы вески.   - У меня сейчас, значит, раньше освобождаюсь. Если хочешь, могу съездить одна, чтобы не тратить время.   Я пожала плечами. Не знаю, как Киа, но я была слегка выбита из колеи нашей беседой, а потому предпочла бы сегодня заниматься чем-то нужным и важным... но, наверное, в одиночестве.   Мне сложно было считать себя плохой, сделавшей что-то неправильное... Хотя я прекрасно понимала, что все мои принципы слетели к хриссам.   Усугубляли все истории из богатого жизненного опыта известных некромагов, которые любил пересказывать нам Шиарский. Нет, далеко не всех постигла печальная судьба сумасшедших стариков и старушек, но дневники их пугали подробностями о явлениях, которые они сами не могли объяснить.   Крайне похожими на то, что произошло на кладбище с Таникой.   А может, такая распрекрасная черта характерна для нашей магии. Однажды природа приходит требовать плату за свой дар, и уносит с собой часть рассудка, фрагменты памяти, взамен оставляя в подсознании лишь несмолкающие голоса мертвых, которые год от года звучат все громче и отчетливее...   Лучше бы она унесла у меня умение фантазировать и накручивать, честное слово.      С Кайланом после злосчастного ритуала мы побеседовали лишь единожды, когда я пришла осведомиться о его самочувствии и сдержанно поблагодарить за помощь. Хотя благодарность моя получилась довольно тухлой, поскольку лицо выражало в этот момент целую гамму эмоций и ни одна из них не была похожа на положительную. Там было и сожаление, и чувство вины, и угрызение совести, невовремя проснувшейся, и даже какая-то легкая брезгливость... Словно не ритуал был нашей тайной, а по меньшей мере, совместно проведенная на нетрезвую голову ночь, о которой мы теперь оба чудовищно жалели, но не могли стереть из памяти.   Кайлан тоже изменился, но смело могу сказать, что в лучшую сторону. Стал спокойнее, перестал путаться под ногами, задавать лишние вопросы и вообще попадаться мне на глаза... Слился с остальным классом, став среднестатистическим учеником, открывающим рот только когда велит преподаватель. Не знаю, насколько его хватит, но первые наблюдения меня пока что радовали.   А не застав его на сегодняшнем занятии, я и вовсе задумалась, не пора ли ликовать.   Но с небес на землю меня невольно спустил Лесс, сообщив за ужином, что студент Алларий приболел, и госпожа Тиэльская велела ему отлежаться пару дней. Никак не шел из головы наш с Киа разговор. И хоть глядя на улыбающегося верлена я убеждалась, что все сделала правильно, внутри назойливой мошкой гудела страшная мысль: а не отвернется ли от меня он, узнав, что я наделала? Видимо, взгляд вампирки в момент, когда я рассказала ей все, так и останется на подкорках моей памяти - взглядом друга, который разочаровался.   И больше всего на свете теперь я боялась увидеть такое же разочарование в глазах Лесса.   - ...а ты как думаешь? Хель?   Я выпала из размышлений лишь когда верлен ткнулся носом мне в висок, и позволил сползти с плеча на грудь. Зябко поправив одеяло, я натянула его по самую шею, и прикрыла глаза:   - Как-как... Иногда головой. Но чаще - чем придется. Прости, я прослушала, о чем ты говорил.   - Да действительно, глупости какие - меня слушать, - усмехнулся Лесс, проведя ладонью по моим волосам. - Я размышлял, в какой форме экзамен в этом году проводить.   - В соревновательной, - осклабилась я. - Разбиваешь по парам и...   - Если умер - значит, отчислен? Очень удобно.   - Если умер - значит, у некромантки появилось новое учебное пособие, - и я зловеще гыгыкнула.   - Старых тебе мало?   - Старые неинтересные. Никаких тебе наглядных стадий разложения...   - Давно у тебя детишки с практики в слезах не убегали?   - Давно, - вздохнула я. - Обычно в слезах убегала я, попутно клочками выдирая волосы и крича: 'Боги, за что, за что-о-о?!'   Лесс расхохотался:   - Сказки о нежной и ранимой некромантке оставь тем, кто тебя видит впервые... Хотя те, кто тебя видит впервые, обычно ожидают еще больше подвохов.   - Ну и с кем тогда мне сказками делиться?   На пару ударов сердца Лесс задумался и изрек:   - С детьми. Они доверчивые и в людях не разбираются.   - Жила-была милая и хрупкая некромантка. Играла на кладбищах, пела песни с птичками...   - С воронами, - приоткрыв один глаз, подсказал верлен.   - Ах, как же разливалась по окрестностям эта мелодичная воронья трель... - издевательски продолжила я. - Даже окрестные волки отзывались на их звонкие голоса, и начинали подвывать. И вот однажды похитил маленькую некромантку злой и страшный вампир, заточил он ее в своей Академии и пригрозил, что если не будет она кушать кашу, то отдаст он ее на растерзание ироду остроухому...   - Эй! - возмутился 'спящий' Лесс, но я припечатала ему рот ладошкой.   - Тихо, это моя сказка! Кому хочу, тому и отдаюсь!   Я плюхнулась с плеча Лесса на подушку, когда он, хохоча, перекатился на другой бок:   - И оказался ирод проклятый принцем сказочным, да только дурна была некромантка, счастья своего не понимала...   - Сомнительное, знаете ли, счастье, - проворчала я.   - А к алтарю ее вели в красивом белом платье... и с фатой, сунутой в рот вместо кляпа. Конец, - протараторил Лесс, притянул меня к себе и поцеловал в висок. - А теперь спи. Иначе сказка станет былью...   - Ты убил все мое творческое начало.   - Зато спас свою тонкую психику. Страшно подумать, что ты будешь на ночь нашим детям рассказывать.   - Ну если сын наш будет похож на тебя, то ограничусь единорожками, дракончиками и прынцессками.   - Зато если на тебя - то он сам нам такого понарасскажет...   - Тогда нам придется придумывать для друзей красивую легенду, почему мы так рано поседели, - усмехнулась я. - Доброй ночи.      - Росский показал мне формулы защитных заклятий замка, но они не тронуты, - еще сонная Киа задумчиво плела косу, когда я вломилась к ней в комнату.   Ночь принесла мне некоторое успокоение, а потому первым делом вместо завтрака я ринулась к подруге, выяснять, что нового она узнала.   - Не тронуты - то есть, исключено, что к ним вообще кто-то прикасался?   - Не исключено, - хмыкнула вампирка. - Если только этот кто-то знал точные схемы и как их временно можно снять. А потом вернув в первобытное состояние, отправился по своим делам, оставив тело стражника в неприглядном состоянии.   - Ты видела само тело?   - Я опросила стражу.   - А если этот кто-то внутри замка на законных основаниях? Кошачий медальон, найденный у потерпевшего, а мы прекрасно знаем, что Василиан с Котами не в самых плохих отношениях...   - А это больше всего похоже на подставу, - пожала плечами подруга.   - Значит, Псы?   - Это тоже напрашивающийся вывод, но не складывается картинка как-то, согласись? Псы организовывают похищение ректора Межрасовки? Да еще и силами магов, далеко не слабых магов!   - А может это не связано? Псы узнав про такой случай, решили подставить Котов, а то, что это совпало с нашей ситуацией просто... Им было бы выгодно, если бы король объявил Котов вне закона.   Подруга откинула косу за спину и потянулась за рубашкой:   - Выгодно. Но что нам сейчас важнее? Найти убийцу свидетеля или мага, что это все провернул?   - Если честно, и то, и другое. А то стража немножко меня подозревает... - скривилась я, понимая, что ну вот вообще невовремя это признание вылезло наружу. Мы только отошли от вчерашнего конфликта, как нате вам.   Киа скорбно возвела очи к потолку, вдохнула, выдохнула, покачала головой:   - А об этом ты когда собиралась сообщить?   - Сегодня и собиралась, - выпалила я.   - Не думала, что когда-нибудь скажу подобное, но по сравнению со вчерашними новостями эта мне не кажется такой уж трагедией... Хотя это все ужасно не вовремя.   - Росский сказал, что у нас есть пара недель, пока Лангонский переоформит документы на мое задержание.   - Хелл... - разочарование так и сквозило в голосе подруги, и мне совершенно не хотелось язвить и огрызаться в ответ. А вот потихоньку отползти в угол, жалостливо глядя на вампирку, хотелось. - Странно, почему не подозревают меня.   - Ты представилась как командир аркхарской стражи, а я - сопровождающая тебя преподавательница Академии, - грустно усмехнулась я.   - О Дейм... - выругалась вампирка, хлопнув себя по лбу.   - Хуже было бы, если б нас подозревали обеих. - Я вздохнула. - Так у тебя развязаны руки.   - Нам нужно придумать, как тебя скрыть от стражи по истечении этих двух недель.   - Академия не имеет права отказаться меня выдать. Тут спасет только приказ короля. Но идти с этим к Василиану...   - По Соглашению между расами, слово правителя любого из трех государств в мирное время приравнивается к приказам главнокомандующих... - задумчиво пробормотала Киа.   - На что ты намекаешь?   - Вмешивать вампиров сюда, конечно, не стоит, их положение в обществе и без того пока шаткое, а если всплывет, что они еще и покрывают 'убийцу невиновного'... Но у нас, кажется, есть один знакомый принц...   - Тим? - удивилась я. - А Тим-то что сделает?   - Он может отозвать тебя в Вилею под предлогом срочной помощи королевству.   - А на какого хрисса мне в Вилею, когда все расследование - здесь?   - Уедешь для приличия, на неделю. Вернешься тайно. А за это время возможно найдут настоящего убийцу. Кстати, любой из правителей также имеет право проводить свадебные церемонии, - хмыкнула вампирка, слегка воодушевившись.   - Меня пугает ход твоей мысли.   - Меня пугает, что тебя могут арестовать, а потом и вовсе отправить за Грань. А ход моей мысли мне сейчас кажется чуть ли не гениальным, - скромно заключила подруга.   Я вздохнула, пожала плечами... и согласилась.   Хвастаться тем, как виртуозно Киа разрешала мои проблемы, мы не спешили. Напротив, подготавливали почву медленно, стараясь придерживаться предельно мирной версии легенды... впутав в это безобразие лишь Росского. Родерик первое время хмурился и многозначительно хмыкал, выслушивая вампирский план, вздохнув, поинтересовался, кто же будет вместо нас учить детишек уму-разуму, а потом рассудил, что Киа он может подменить и сам, без Ли Академия будет еще более безопасной, но как быть с Лессом...   Мы поспешили успокоить несчастное руководство, что не нужно искать замены всем, достаточно осчастливить детишек тем, что у них некоторое время не будет некромантии. Росский пожал плечами, мол, хотел как лучше, но коли нам так угодно...   Киа кивнула, а я задумалась. Не сказать, что утащить всю шайку с собой было бы верхом разумности, но последнее время себе я не очень доверяла и мне было бы куда спокойнее с кем-то из друзей под боком. Но решив лишний раз не прибедняться, я смирилась со своей участью.   Ответ из Вилеи на послание Киа пришел через неделю. Через долгую, мучительную неделю занятий и полного простоя в расследовании. Нет, мы не сидели на месте, но все же сыщики из нас были куда хуже, чем маги, а потому даже если какие-то улики лежали на поверхности, а умные мысли разве что цветными флажками не махали, мы их не замечали.   Ли пару раз наведывался в гарнизоны, уточнял, не появилось ли для него местечко более теплое, чем должность стражника в Академии, наивно интересовался, не желают ли ему испытательный срок сократить раза в три, а заодно вынюхивал, не ходят ли какие слухи касательно случая в королевской лечебнице и исчезновения магов. Но если слухи и ходили, то там, куда простым стражникам, и уж тем более недостражникам, путь был закрыт. Но оборотень сдаваться не спешил, сдружился с несколькими парнями из патрульных отрядов, один из которых был и вовсе в отряде самого Лангонского, и ненавязчиво - очень надеюсь, что ненавязчиво - намекнул, что информация касательно некоторых происшествий его ну о-очень интересует... Так что ценные сведения с оборотневских фронтов оставалось лишь ждать.   Лесс был сосредоточен на магических аспектах похищения и договора в камне. Книги заняли половину его стола, часть лежала на подоконнике и еще столько же - у нас в комнате, а сам верлен иногда чертил на бумаге такие схемы, что я начинала сомневаться, уж не решил ли он сменить специализацию да податься в вольные художники.   Когда мы с Киа вечером одного дня, в перерыве между перекапыванием имеющихся у нас фактов, изучали одно из художеств, где по всему пергаменту были нарисованы оторванные конечности, непонятные кривые, похожие на вспышки молний с овалами, обозначающими одному Лессу известно, что, мы пришли к выводу, что так он запечатлел для потомков наше грядущее торжество.   Зато Тим нас обрадовал. Счастья, сквозившего через чернила, мы, конечно, не заметили, но эльфийский принц был крайне вежлив и дружелюбен. Будто над душой у него кто-то стоял и заставлял подбирать слова подобающе особе багровых кровей... хотя приписку 'чисто от себя' он все же успел втиснуть перед отправкой. 'Киа, еще раз обратишься ко мне полным моим именем - прокляну'. И пообещал, что со дня на день пришлет запрос на некроманта за подписью Велимира.   В попытке угадать, какую причину придумает правитель Вилеи, мы сошлись на 'воскрешении первобытных эльфийских устоев' и 'оживлении рыночной торговли'. И как раз когда мы утирали слезы от смеха, в комнату вошел Лесс:   - Вас в учебной части даже слышно. Чего веселимся?   - Мы решили, что твои предсвадебные художества заслуживают отдельного места на стенах Академии, - выпалила я и сунула верлену под нос один из его чертежей, первый попавшийся под руку. - Вот тут, например, ты очень хорошо получился!   - Это не я, - мрачно отозвался ненаглядный. - Это вообще-то схема образования вихря на тракте, после которого мы заразу подцепили.   - А я тебе говорила, - победно изрекла вампирка и в ответ на мое оскорбленное выражение лица еще и показала язык.   - Вилейская наливка на месте, - Лесс задумчиво заглянул под кровать. - Да и свадьбу вы как-то рано отмечать начали.   - У нас просто хорошее настроение, - отозвалась я. - Если ты не заметил, в наших нынешних условиях это большая редкость.   - А у нас вот ничего радостного. Обнаружил сегодня, что кто-то в кабинет ко мне влез. Узнаю кто - уши оторву.   Мы насторожились:   - Как это влез? Что-то пропало?   - Да нет, защиту на шкафу обойти он так и не смог, у меня есть предположение, что это кто-то из старших курсов. Я им давал контрольную сегодня, от которой результаты полугодия зависеть будут, вот видимо решил ошибку исправить, поздно опомнившись. А вот на двери защиту как-то снял. Надо просить Родерика, чтобы заново ставил. И чертежи в идеале слопал потом.   - Тогда предложи сразу рисовать схемы на блинчиках, - усмехнулась я. - От них хотя бы несварения не будет.   - Это смотря кто будет готовить, - философски заметила вампирка. Я мило улыбнулась подруге и мы под ручку вывалились в коридор, оставив Лесса наедине с припрятанной наливкой. Сомневаюсь, конечно, что он решит ее вдруг испить среди недели, но зато я теперь знаю о ее существовании, а значит изредка могу на эту тему подшучивать.   - Защиту на кабинет Лесса ведь тоже Росский ставил? - вдруг спросила Киа, застыв среди лестницы.   - Да вроде он у нас главный специалист, - пожала плечами я. - Но мы же были уверены, что...   - А я не про него. Мы почему-то совершенно не подумали о том, что наш таинственный 'друг' мог не украсть чертежи из кабинета, а переписать. Либо запомнить, вдруг у него память слишком хорошая. Если кому-то из учеников удалось обойти защиту кабинета Лесса, то...   - Или учителей, - подсказала я и вздохнула. - Не Академия, а рассадник зла какой-то. Может, вернемся к варианту, что это кто-то извне пытается злодействовать, а?   - Я бы с радостью, - усмехнулась Киа. К тому времени мы как раз добрались до ее комнаты и прикрыли за собой двери. Обсуждать планы по выявлению мирового зла среди коридора было бы не самым мудрым решением. - И кто у нас есть из подозреваемых?   - У меня лично три. Алларий, хрисс его задери. У нас в этом году кроме первокурсников он единственный новенький. Вот я почти уверена, что мелкие тут ни при чем. Сейлетская - нет, она милая и совершенно неподозрительная, зато она провидец, а провидцам я с некоторых пор не доверяю. И Фель.   - Фель? - Киа посмотрела на меня как на сумасшедшую.   Я вернула ей ответный взгляд: расскажите-ка некроманту о том, что смерть - это конец.   - Хорошо, - подруга еле сдержалась, чтобы не закатить глаза, - добавим Лангонского. У стражи в стенах Академии тоже есть некоторые полномочия, и заявиться они могут когда угодно, не взирая на защитные контуры.   - И на территорию дворца он тоже может войти, - подскочила я. - А если и не может, то наверняка знает, как получить нужную печать с разрешением.   - И на тебя свалил убийство, чтобы отвести подозрение от себя. Идеально, - хмыкнула Киа. - Кроме одного 'но'. У него нет мотивов.   - Может ему рожа моя не нравится?   На этот раз Киа глаза все-таки закатила, не удержавшись, и тяжко-тяжко вздохнула.      Посовещавшись, мы решили все же донести часть правды до моего несчастного жениха, а заодно и до демоницы с оборотнем. Оставшимися четырьмя месяцами жизни мы пугать их не стали, поскольку жила еще в наших душах некоторая смутная надежда, что этого времени нам прекрасно хватит для поимки вражины, и мне никогда не придется сознаваться, что я так феерично подставилась.   Хотя если честно 'посовещавшись' - это очень сильно сказано. Вампирка так сверкала глазами полдня, пробуждая во мне древнее зло в обличии совести, что я уже не выдержала, подняла руки и сообщила, что сдаюсь.   Поэтому насчет того, что по мне плачет городская тюрьма, мне пришлось сознаться. Ли хохотнул 'ну и семейка у вас, то один за решеткой, то второй!', Поллиэ испуганно смотрела на нас, и вот лучше бы она что-нибудь тараторила, чем строила про себя гениальные планы по нашему спасению, а Лесс изменился в лице, помрачнел и устало помассировал переносицу. Хорошо таки, что про Грань мы не сознались, если он так распереживался из-за моего возможного ареста, то походу новость про отведенный мне срок его вполне могла бы и добить. Невеста-заключенная, пожалуй, смотрелась очень выгодно на фоне мертвой невесты.   Насущный вопрос 'и когда ты собиралась мне сказать?' прозвучал вновь, когда Киа с Поллиэ ушли на занятия, Ли срочно вызвали разнимать дерущихся учеников, а мы с верленом остались вдвоем в его кабинете. Откровенно подмывало сказать 'я планировала унести этот секрет с собой в могилу!', но чувства Лесса я понимала, и играть на них мне казалось не самой удачной мыслью.   - Да где-то так и собиралась. В общем, сегодня был плановый разговор, - приврала я. - Но я думаю, что все-таки все обойдется. Наша разведчица не такое проделывала. А я в кои-то веки побываю в Вилее. Там красиво, говорят.   - Одну я тебя не отпущу.   - Можешь приставить ко мне демоницу. То они ведь с Тимом так 'давно' не виделись.   - Если понадобится, и демоницу приставлю. И вооруженного до зубов оборотня. И даже злого верлена, который готов порвать толпу троллей, если они позарятся на его нерадивую некромантку.   - А потом мы удивимся, что расследование встало, - усмехнулась я, усевшись на край стола, - когда наш бравый отряд весь отправится разглядывать архитектуру Талиона.   Лесс скривился.   - Я могу заняться своей частью расследования и вне Академии. Я не хочу сказать, что я тебе не доверяю, но...   - '...но я тебе не доверяю'? - Я приподняла левую бровь.   - ...я тебя слишком хорошо знаю. Если ты вообще доедешь до Вилеи, это и то будет чудо! С твоим везением по пути скорее всего тебе попадется какой-нибудь подозрительный тип, несущий табличку 'переношу магов между мирами, специализируюсь по похищениям', ты погонишься за ним и...   - ...и ты явно решил податься в сказочники. Если ты уедешь со мной, то мы, получается, свалим все расследование на Киа и Ли.   - Так и скажи, что тебе обидно будет, если без тебя что-то прояснится. То как это - Хельга Дарк и не у дел, - хмыкнул Лесс, скрестив на груди руки.   Я фыркнула и попыталась отвернуться, но верлен тут же сделал шаг вперед, оказавшись у меня между коленей, и порывисто прильнул к моим губам.   - Это неправильный тактический ход во время ссоры, - пробормотала я несколькими мгновениями позже.   - Я жульничаю, - честно сознался Лесс.   - Бессовестно, - согласно кивнула я и обхватила ногами его за бедра, вновь притягивая к себе. Поцелуй на этот раз затянулся, и нас не отвлекли ни осыпавшиеся со стола бумаги, с шелестом разлетевшиеся по кабинету, ни даже грохнувшаяся кружка, что пострадала в миг, когда я пыталась нащупать свободное пространство за спиной.   Осколки скрыла с глаз долой упавшая сверху рубашка, а мое угасающее сознание запоздало отметило, что закрыть дверь изнутри было очень, очень мудрым решением...   Из кабинета верлена я выходила со слегка блаженной улыбкой на лице, совершенно не соответствующей преподавательнице после разговора с руководством. Нет, учащиеся младших курсов, конечно, могли бы подумать, что мы там активно отрабатывали практические упражнения друг на друге, призывая в помощь то стихии, то полчища мертвецов, но учащихся старших курсов тоже не стоило списывать со счетов.   Поэтому прежде чем позволить мне открыть дверь, Лесс поймал меня за запястье, притянув к себе, легко коснулся уголка губ и поправил мои растрепанные волосы. После критически оглядел со всех сторон и милостиво кивнул, мол, все, не стыдно теперь и людям показаться.   Я в ответ подтянула съехавшую набок шнуровку его рубашки, сообщила, что кажется, по его кабинету пронеслась армия нежити и выскользнула за дверь под обиженное 'раскидывали вместе, а убирать мне одному?..'      Расследование зашло в тупик. Осведомители Ли ни о чем не осведомляли, то, что пыталась разведать Киа пока никак не подтверждалось, дни мои убегали, точно песок сквозь пальцы и вся моя надежда на то, что до отъезда хоть что-то новое всплывет таяла с каждым ударом сердца.   Грандиозные проводы меня устраивать мы не стали. Всплакнула только Поллиэ, и то, кажется, потому что я Тима увижу, а она нет. Киа накинула морок на Асамиэля, чтобы я не распугала трактирщиков, хотя черный единорог на мой взгляд смотрелся ничем не доброжелательнее рогара, но вампирка лишь пожала плечами, мол, 'чем богаты!..'.   Ли с Лессом были на удивление немногословны. Лесс потому что я его таки переспорила и поехала одна, Ли из мужской солидарности, хотя я так и видела, как подмывало оборотня сказать мне какую-нибудь напутственную гадость.   Едва мы покинули пределы Эскалиола, застоявшийся в своем стойле рогар сорвался на галоп так, что я в первые мгновения чуть было не выехала из седла. Хоть такой темп мы держали лишь до ближайшего перекрестка, я успела пару раз выругаться и пожалеть, что не настояла на магическом перемещении. Впрочем, для подтверждения того, что я действительно покинула город по вызову короля Вилеи, мне все же нужно было проехать через ворота и помахать рукой стражникам. Что я и сделала, кстати. А когда они отвернулись, еще и показала им неприличный символ руками с посланием 'передать Лангонскому'. Думаю, тот бы оценил это даже больше, чем банку с огурцами на голову.   Мелкой рысью мы продвигались по проселочным дорогам, доверяя исключительно моему чутью и встречным путникам, поскольку несмотря на настояния Лесса положить карту на самый верх сумки, ее я затолкала на самое дно и теперь ленилась спешиться и перетрясти все вещи, чтобы ее достать.   После захода солнца мы стали очень колоритной парой. Морок, наведенный Киа, был хорош, но магия Асамиэля тоже оказалась не самой хилой, а потому в темноте лавовые свечения, хоть и приглушенно, все же пробивались на лошадиной морде. Я поправила широкий капюшон от плаща, представила, что со стороны мы наверняка выглядим как посланники самой Тьмы, самодовольно усмехнулась и чуть подстегнула рогара.   При всем желании оказаться в Вилее как можно быстрее, я понимала, что несколько дней в седле я не выдержу. Более того - я даже один-то полноценный день в седле не выдержу, а потому когда луны встали на небе в своей природной последовательности, озарив макушки деревьев, я начала присматриваться к огням вдалеке, прикидывая, не найдется ли для меня там ночлега.   В Дербышках мне точно ничего не светило - у них все ворота обвешены амулетами отпугивающими нечисть и нежить, и если я в себе не сомневалась, то вот мой верный единорог мог и взбрыкнуть.   Амулеты были некачественные, но гремучие и сверкающие, что собственно большую часть живой и неживой фауны и отпугивало. Не могу сказать, что идея была плохая, но вот тот, кто это придумал явно был тем еще шутником. Вороньи и крысиные черепа с разноцветными стекляшками и свечками мне особенно запомнились, возможно, сейчас там появились и какие-нибудь новинки, но ради любопытства тратить время и делать крюк я не стала.   Следующее село встретило меня дружелюбно захлопывающимися перед носом дверями. Образ исчадия тьмы на мрачной коняге был снят вместе с капюшоном, но людскому гостеприимству это все равно не поспособствовало.   Надеяться на постоялые дворы в таких глухих селеньях мне и вовсе не следовало, а потому я продолжала размеренно продвигаться в сторону - надеюсь! - Вилеи. Карту-то достать мне по-прежнему было лень, но зато сельские бабульки очень достоверно кивали головами на мой вопрос 'К остроухим треклятым - это тудыть?' Не знаю, откуда в моей речи взялся этот чудный разговорный колорит, но какая-то часть моего мозга решила, что так бабулям будет более понятно и менее подозрительно.   Когда темное небо рассекла кроткая вспышка упавшей звезды, я даже подумала, не последовать ли мне ее примеру - также красочно и молниеносно сверзиться с коняги, да предаться сну прямо в придорожных зарослях чертополоха. Представила ехидную Киа, пожимающую плечами и убеждающую меня в том, что идея не так и уж и плоха, тем более, что чертополох для здоровья полезен, вздохнула и чуть пришпорила Сэма.   Через пару десятков верст меня ждала удача. Деревенька, пусть и не особо большая, но зато продуманная. У самого въезда, под стершимся уже названием самой деревни, висела косая деревянная табличка о том, что гостям всегда будут рады 'У дядьки Руфуса'. Приписок мелким почерком, гласящих 'всем, кроме магов' я не обнаружила, а потому уже чуть более воодушевленно вновь подстегнула моего уже чуть менее бодрого 'единорогара' и под заглушаемый стуком копыт стон пустого желудка пустила его прямо по центральной улице. Точнее, по единственной улице, по которой можно было проскакать не рискуя переломать копыта. Кому-нибудь.   'У дядьки Руфуса' пахло пивом, мясом на углях и дурной компанией. Но поскольку первое меня не интересовало, второе вдохновляло, а третье не пугало, я спокойно прошествовала между кривенькими дубовыми столами к стойке трактирщика и плюхнулась на высокий стул, выжидающе облокотившись на столешницу.   - Ну-с? - гостеприимно откликнулся мне пухлый усатый мужичок, по шею скрытый стойкой. Взгляни я на него чуть с другого ракурса, решила бы, что по столу какой-то неведомой силой катается одна голова. - Момент!   Голова испарилась, что-то громыхнуло, скрипнуло и спустя пару ударов сердца я уже имела честь лицезреть трактирщика почти по пояс. Слава табуреткам.   - Есть у вас где ночь скоротать да что-нибудь с дороги перекусить? - как можно более дружелюбно поинтересовалась я.   - Есть, госпожа, - оживился дядька. - Комната на сутки - полтора золотых!   - Да лесные разбойники и то так не наглеют, - поразилась я. - Подешевле может что найдется?   - Может и найдется. Пять серебрушек.   - Это уже по-литиански, - хмыкнула я.   - ...но там койка уже занята.   - Поторопилась я с выводом. - Я вздохнула. - А есть что-нибудь и со свободной койкой, и подешевле, и желательно без подозрительных соседей? То некромантка я честная, почти замужняя, не хотелось бы, знаете ли...   - Некромантка-то вы может и честная... - спокойно пробормотал 'дядька Руфус', решивший что от меня ему никакой выгоды уже не светит и принявшийся аккуратно расставлять кружки на полку. Вдруг икнул, посмотрел на меня сначала искоса из-под кустистых рыжих бровей, и лишь выждав драматическую паузу, договорил:   - Третья комната на втором этаже. Шесть серебряных, - и пока я звенела монетками в кошельке, пробормотал вполне мной ожидаемое: - Хрисса тебе в койку.   - Что, простите? - мило осведомилась я.   - Ужинать изволите, спрашиваю?..   - Не изволю, - улыбнулась я, подхватила протянутый взамен на серебрушки ключ, и направилась к лестнице. Я себе, конечно, враг, но не до такой степени, чтобы соглашаться на ужин в забегаловке, комнату в которой я выбила фактически угрозами, да еще и дешевле, чем полагалось. В похлебку-то плюнуть они может и не догадаются, но мысль о том, что могли, явно не позволит насладиться едой так, как следовало. Тем более, у меня еще были кое-какие съестные припасы, так что о голодной смерти в ближайшую неделю мне не стоило и мечтать.   Но выспаться мне все равно не удалось. Едва я с трудом устроилась на твердой кровати, в приоткрытое окно влетел камень... Точнее, мне сначала показалось, что это был камень, но когда он заискрился, я засомневалась. Комната заполнилась густым дымом, глаза защипало, я наощупь дошла до подоконника и распахнула раму, позволяя воздуху ворваться в помещение, а заодно чтобы разглядеть лица этих хриссовых умников.   Лица, само собой, были мне незнакомы, но честных, почти замужних некроманток, они честно, почти наверняка недолюбливали.   Едва моя хмурая физиономия показалась в проеме, троица заулюлюкала и запустила следом еще и обычный камень, поднятый с земли. До меня не долетел, был сбит маленьким пульсаром, а я поборов в себе желание рявкнуть 'А ну пошли вон!', подперла подбородок кулаком, глядя на них, и негромко поинтересовалась:   - Ну, и чего не спится?   - Какое спать, покуда нечисть по селу нашему шастает! - отважно отозвался мне приземистый мужичонка.   - Кидается чем попало в окна и ведет себя отвратительно? - сочувственно покачала головой я.   - Нет... - растерянно отозвался храбрец, я подождала, пока тонкая подколка дойдет до него, но не дождалась. Вздохнула, и решила сразу расставить все точки:   - Слушайте, если у вас тут проблемы - я могу помочь даже почти бесплатно. Если нечисть по-вашему - это я, тот тут вам уже никто не поможет. Уеду сама, утром на рассвете, и обещаю, что у ваших местных коров от моего пребывания здесь даже молоко не скиснет. Ну будьте вы благоразумными-то...   С легким удовлетворением я отметила, что хоть в целом и незаметно, но все же поумнела. Когда я оказалась в подобной ситуации лет десять назад, то вспылила, запугала народ еще сильнее, зашибла чью-то козу (случайно!), подожгла амбар, и, испугавшись последствий, слиняла из села со скоростью, доселе мне неподвластной.   - Врете вы все! До тебя был тут один некромансер, приличный с виду мужик, хоть и одноглазый, да такого туману нам напустил, что весь урожай повымер, а наутро мы еще и ребятни не досчитались! Так что тебе своей колдовской красотою нас не взять! Знаем, что все это магией вашенской наделанное, и что людей честных только дурите вы!..   'Колдовская красота'. Боги, как же поэтично. А вот одноглазый мужик меня заинтересовал неподдельно...   - А что за мужик был?..   - Вот мы тебе сейчас ответим, а ты на нас мертвяков накличешь!   По правде, беседа между этажами меня напрягала, но покидать комнату ради ночных разговоров по душам с враждебно настроенными селянами я не собиралась, а если кому наши крики мешают, так пусть сами этих озабоченных из-под моих окон метлами и гонят.   - А зачем мне на вас мертвяков науськивать? - зевнула я, даже не попытавшись для приличия прикрыть рот ладошкой.   - А кто ж вас знает!..   - Так вот и я не знаю, - вздохнула я, мысленно понимая, что уже, кажется, знаю.   - Ну повязка у него была черная такая на каком-то из глазьев, - подал голос товарищ главного оратора. - Сам вроде ни молодой, ни старый. Волосья длинные такие...   - Ничего не длинные, чуть до плеч достают! - возразил мой главный собеседник. - А ты там вообще не слушай! - бросил он мне.   - Так не орите хотя бы так под моими окнами, дайте поспать, - предложила я.   - Мы тебе поспать дадим, а ты на нас потом Мор наведешь...   - Слушайте, хватит уже сорить хорошими идеями, то я могу не удержаться и одной из них воспользоваться, - рявкнула я.   - Я же говорил, что с этой нечистью разговаривать нечаво! Угрожает сразу людям простым, невинным, знает, окаянная, что ничего мы ей противопоставить не можем!..   С тяжким вздохом я закатила глаза:   - Обещаю, если расскажете мне еще что-нибудь про одноглазого, то до выезда из деревни вашей ни разу магией не воспользуюсь.   - Да нечего больше рассказывать-то! Ну был у него медальон какой-то на шее с животиной, да значок приколот к мантии...   - Что за значок?   - Да кто ж его разглядывал! Хриссовщина какая-то!   - Ну и на том спасибо. Теперь я могу спать? - с надеждой поинтересовалась я.   - Угу, - слишком быстро согласились мои ночные гости и испарились.   А вот шаги на лестнице мне сразу объяснили причину такого спешного согласия.   Прибыла вторая партия охочих до некромантского дара, а оттого им-то я их и встретила. Едва дверь в мою комнату распахнулась от удара ноги, как встречная энергетическая волна вынесла их обратно в коридор. Я потрясла рукой, точно обжегшись, зло прищурилась и выставила защитные контуры на дверь и окно. Не идеальные, конечно, но на пару весок вполне могло хватить.   Задремала слабо, затекла рука, заменявшая подушку, голоса не прекращались... Поняв, что я просто подарила шесть серебрушек хозяину двора, я, зевая, сняла контуры, закинула сумку на плечо и помятая, злая, вылетела из комнаты.   Встретил меня дядька Руфус выставленной вперед кочергой. Легкий взмах руки - и они оба впечатались в стенку чуть левее печки. Кочерга разломилась пополам, дядька разразился ругательствами.   Я вскочила на Сэма, пришпорила... И надежда скрыться в темноте рассыпалась в прах в момент, когда перед выездом из деревни нас встретила целая толпа селян с факелами и подручными орудиями.   - Слазь давай с коняги, - выкрикнул самый отважный.   - Вилы выкинь, - отозвалась я. Люди злили, злили несказанно. Как бы приятно сейчас было выдернуть десяток некроартерий из земли, посмотреть, как они в панике разбегаются от наступающих мервецов...   - Нас больше! - вторил ему кто-то из толпы.   - А я - сильнее, - прорычала я. - И вы это знаете.   Гнев закипал в душе, заполнял ее собой, заставлял магию сочиться из-под земли...   И это мне не нравилось. Я вновь потрясла кистью, точно стряхивая с пальцев налипшую грязь. Замерла на несколько мгновений...   Ноги селян опутывали черные нити. Они еще не чувствовали их, но жизнь их уходила вниз, под землю...   Я тряхнула головой. Взмахнула рукой, пытаясь прервать подпитку... Черные щупальца-змеи метнулись ко мне, я зажмурилась, Сэм встал на дыбы...   Морок спал. Лавовые разломы вспыхнули огнем в темноте, распугав толпу. Чернота окутала нас своими лепестками, и резким всполохом разбросала самых отважных. Теперь толпа разбегалась и расползалась с криками ужаса, я же сжала поводья, позволив себе кривую самодовольную усмешку, и мы ринулись вперед по тропе, ведущей к Вилее...      Плутали дороги, то торопясь к замку, то резко ускользая от него в сторону, порой заставляя меня притормаживать и интересоваться у прохожих эльфов, в верном ли я направлении. Эльфы кивали головами, но некоторые делали это настолько неопределенно, что я начинала понимать - к замку-то я доеду, но к вечеру, а для более осведомленных господ поблизости была и прямая дорога. Уверена, королевскому семейству доставляло немалое удовольствие длительное пребывание среди простоэльфинов, но они не могли себе позволить им злоупотреблять, а оттого наверняка где-то тут прятался мостик, по которому можно было завалиться на территорию королевского сада в три прыжка.   Но мостик наверняка был скрыт от меня 'особой эльфийской магией', одергивать каждого встречного мне надоело, а оттого мерно покачиваясь в седле, я продолжала придерживаться своей - пусть и неправильной - дороги... И звучало это как вся моя жизненная философия вкратце.   Изнутри Талион уже не казался мне той самой 'жемчужиной Вилеи' и 'эльфийским алмазом'. Дома-дома-дома, эльфы-эльфы-эльфы... В Верхнем городе изменилось немногое, но ощутимо. Жители перестали кучковаться, бросая в меня косые взгляды, стали ровнее и шире дороги, ярче и выше дома. Встречные эльфы уже никак не могли быть названы 'простоэльфинами', более того, теперь они смотрели на меня как на нечто само собой разумеющееся. Порой, правда, встречались взгляды с легкой ноткой презрения и словно бы даже едва уловимого негодования от того, что какая-то человеческая особь женского пола посмела вторгнуться в их владения... Но они были на удивление редкими. Да и то возможно тому виной было отсутствие у меня на лбу какой-нибудь диадемы, а не закругленные уши. Вот бы чему людям-то поучиться у остроухих. И что уже совсем было из ряда вон - рогар их тоже не особо возмущал, словно периодически на нас сам собой падал полог невидимости, скрывая от чужих глаз.   И едва я радостно отметила, что теперь уже Талионским дорогам меня не обмануть, поскольку начали встречаться даже указатели, написанные на разных языках, как голос за спиной заставил меня вздрогнуть, а ладонь полыхнуть грозово-черной дымкой:   - Стража! Задержать ее!   Не знаю, что всполошилось во мне первым: желание убивать, обороняться, тыча в нос нагоняющей меня страже личное приглашение от семьи Виллар, или просто во избежание лишних инцидентов поднять руки, сказав 'Тихо-тихо, сдаюсь'... Но настигающий меня стук копыт заставил рогара резко застыть на месте, я же в доли удара сердца слетела на землю, оказавшись окруженной целой ротой гвардейцев, и уже непроизвольно решила воплотить самую первую (хоть и не самую здравую) мысль, как заметила до боли знакомые, ехидные желтые глаза среди гвардейских эльфийских физиономий.   - Нарушаем-с, госпожа некромантка, нарушаем-с! - сам Его Высочество, принц Риктимиан прогулочным шагом вышел из строя, и направился ко мне.   - И что это мы нарушаем-с, ваша остроухая светлость? - хмыкнула я, скрестив на груди руки.   - По Талиону без сопровождения подобающего разгуливаем-с, - губы эльфа дрогнули в легкой улыбке, а сам он учтиво склонил голову. Я пожала плечами и исполнила вполне достойный реверанс. По крайней мере, я решила, что достойный - если я не навернулась во время него, потеряв равновесие, значит, все прошло идеально.   - А достойным сопровождением вы называете себя и своих бравых ребят, или каких-нибудь пантер, демонов и вампиров? - поинтересовалась я. Тим задумался, дал отмашку 'вольно!' (перед моими глазами всплыла картинка, как 'вольные' эльфы тут же достают зеркальца и начинают прихорашиваться - вот уж не знаю, откуда во мне такие расистские позывы, особенно если учесть, что мой жених наполовину из этих же), а после сообщил:   - На самом деле, мы тебя планировали напугать еще у ворот.   - Ну я почти напугалась и здесь, - заверила я темного. - Чем обязана, кстати?   - Это тебе за снежок. Да-да, я все помню.   Память поскрипела своими скрижалями, пошевелила мои извилины... Конец самого моего первого учебного года. Тим забрал Полли с Ли, а я...   - И оно тебе надо, такую мелочь помнить?   - Конечно. Особам багровых кровей любая мелочь важна. Чтобы не ошибиться, кому руку протянуть, а на кого армию натравить.   - А я, смотрю, у вас на особых правах. Сразу два в одном, - улыбнулась я, взбираясь в седло. Тим дождался пока я устроюсь, честно кивнул и вскочил на подведенного одним из гвардейцев регарда.   До замка мы ехали нога в ногу, не спеша, под мерное постукивание подков по вымощенным камнем дорогам.   ...а Тим, кажется, подрос. Не скажу, что во время нашей последней встречи он был мелким, но, тем не менее, даже черты его лица приняли какую-то особо солидную, привлекательную строгость. Непроизвольно представила их рядом с Полли и отметила, что пара получилась бы ну просто загляденье - хрупкая, почти хрустальная, демоница рядом со смуглым, статным эльфийским принцем. Картинка!   Но брать на себя роль сводницы я не собиралась. С этим остроухим Полька справится и сама. А мне пока и моего хватает.         Урок 2. Используйте приманку.      - Госпожа Дарк изволит спуститься к завтраку или мне передать dan'elleno Велимиру и dan'elle Риктимиану, что она предпочитает трапезничать в своей комнате?   Эльф с чудовищно пафосной физиономией стоял в дверях моей комнаты, точно статуя, уставившись в противоположный угол комнаты, очевидно, дабы не узреть лишних интимных подробностей в районе моей кровати. О, а он бы узрел! Скомканные штаны в углу, измятую рубашку на подсвечнике, недожеванный кусок сыра на изящной тумбе...   По прибытии во дворец в первую очередь я предпочла отлежаться в бадье с горячей водой, пытаясь смыть всю дорожно-трактирную пыль. Потом мы наспех попили чай с Тимом в ожидании ужина, а потом я нахальным образом уснула в отведенных для меня покоях и как раз самое интересное и съедобное проспала. Под утро меня разбудило недовольное урчание голодного желудка, я победила в битве со своим воспитанием и пошла искать кухню или хотя бы кладовую во дворце.   Ощутила себя шпионом, что пробрался с целью истребить королевскую семью, подумала, что сейчас мне бы это даже удалось, было бы оно мне надо... в тот же миг зацепила какую-то кривую вазу, под эхо звенящих осколков бегом ринулась с места преступления, нашла кухню и сперла таки нож и кусок сыра. И с эльфов не убудет, и мне хорошо. Там же подцепила небольшой графин с приятно пахнущим содержимым, но жестоко разочаровалась - это оказался не сок, а жидкое мыло, и хорошо, что убедилась я в этом сунув туда палец, а не влив в себя.   К счастью, пафосный эльф гостеприимством не злоупотреблял, услышав в ответ, что да, спущусь, сообщил, что скоро мне принесут одежды и откланялся.   'Одежды' принесенные милой эльфийкой мне немного не подошли. Не сказать, что совсем, нет. Шнуровка на спине сошлась и даже завязалась, а вот на груди разъехалась ну крайне эффектно. Велик был соблазн резко расправить плечи под молодецкое 'ух!' и посмотреть, как с треском по шву разлетится весь наряд, а заодно и что будет делать с этим бедная эльфийка. Но вместо этого я осторожно вздохнула и спросила, нельзя ли мне все же вырядиться во что-нибудь из своего. Пообещав узнать и сообщить ответ, служанка выскользнула за дверь, оставив меня перед зеркалом.   Нет, платье смотрелось отлично. Где надо обтягивало, где не надо - почти не обтягивало, темно-зеленая юбка, открытые плечи, бежевый корсет. Но либо это такая шутка господина Риктимиана в духе 'вырядим некромантку в платье, посмотрим как она запрыгает', либо тут так принято - гостей тряпьем снабжать, либо... ну да, уж что, а платья я с собой через весь Гремор не тащила. Запасные сапоги были, штаны дорожные с заплаткой-невидимкой, пара рубах, белье и все. Это вам, госпожа некромантка, не трактир придорожный, а дворец короля эльфийского, и выглядеть здесь надо соответственно.   Со скрипом размявшись и оценив прочность ткани, я все же согнулась и натянула свои сапоги (запасные, чистые и даже почти новые), прикрыла подолом и, решив 'так сойдет' вышла в коридор. И только собралась повторить свой ночной маршрут, как словно из-под земли вновь вынырнул пафосный эльф (надо спросить хоть как зовут), и ответственно сопроводил меня до трапезной.   - Госпожа Хельга Дарк!   - Мы в курсе, Ластор. Правда, в курсе, - услышала я знакомый насмешливый голос, и вошла в любезно распахнутую передо мной дверь.   - Я извиняюсь, - честно с порога заявила я, едва оказалась в центре внимания как слуг, так и особ королевских кровей, - манеры у меня так себе...   - Проходите, Хельга, - с легкой улыбкой кивнул мужчина, восседавший на самом вырвиглазном стуле. - У нас не торжественный прием, и вам никто не отрубит голову даже если вы решите закинуть ноги на стол...   - По крайней мере, сегодня, - скептично заметил Тим и кивнул на место напротив себя. - Это Вел. Велимир, Его Величество. Заноза праведности в моей... слегка прикрытой камзолом части. Как ты уже должна была догадаться.   - С трудом, - хмыкнула я, и села, придержав струящийся подол, стараясь не светить лишний раз сапогами. - В частности, с последним пунктом возникли трудности.   Вел усмехнулся:   - Кажется, эта же самая часть забыла насколько 'приятны' розги.   - Сложно когда не знал, да еще и забыл, - буркнул темный.   - Начать никогда не поздно, - парировал братец.   Светловолосый, выглядящий не старше Лесса эльф, был, несомненно, статен, безусловно привлекателен и как мне показалось, не особо грозен, коли позволял столь панибратские переговоры при постороннем. Впрочем, мне это было только на руку - со слишком серьезными господами общаться мне было категорически тяжело, и чего скрывать - я чуть было не отказалась от всей задумки по причине того, что я и жизнь при дворце - вещи совершенно несовместимые.   Одно дело опозориться при беглом принце, отправившись его искать в загробный мир да застряв там самим, и совсем другое - в торжественной обстановке сесть в лужу на глазах у сотни слуг и самого короля... И мало ли! История знавала случаи, когда на плаху отправляли простолюдинов лишь за то, что они неправильно взглянули на самого правителя, а я 'неправильно глядеть' умела почти профессионально.   - Чем планируете заниматься, госпожа Дарк? - внезапно поинтересовался Вел, отложив в сторону вилку и нож.   - В Вилее или по жизни? - уточнила я. Правитель шутку оценил:   - Боюсь, что то, чем занимаются некроманты по жизни, может слегка травмировать мою нежную психику. Ограничимся моим скромным государством.   - А чем можно? - в свою очередь полюбопытствовала я.   - Убивать эльфов не желательно. Воскрешать тоже. В остальном - не делайте то, что вы бы не стали делать в Греморе, и чувствуйте себя как дома, - Велимир кивнул мне и встал из-за стола. Я спешно вскочила с места проводить правителя, но тот жестом велел спокойно продолжать завтрак и не суетиться. Я пожала плечами и вгрызлась в кусок сыра. Нет, все-таки украденный ночью был вкуснее. Хотя... наверное, потому и вкуснее, раз украденный.   - А он ничего такой, - сообщила я Тиму, - для короля.   - Ожидала кого-то, вроде меня? - скрестил руки на груди темный.   - В целом - да, - созналась я и случайно хлюпнула соком. Тим еле сдержал смешок, а после приняв выражение полного безразличия, сообщил:   - Вечером будет торжественный прием в почти узком семейном кругу. Прибывает di'ess Ламиэль. Невеста братца. Из вежливости интересуюсь - не пожелаете ли присоединиться в качестве гостя?   - Сомневаюсь, - вздохнула я. - Как видишь, мне даже завтрак с королевскими особами дался с трудом.   - Если это с трудом... - Тим бросил взгляд в мою пустую тарелку и проводил в последний путь веточку укропа. - Но мое дело предложить. Если что мы можем сказать, что у людей просто принято себя так вести, и ты на их фоне сама воспитанность.   - Не будем портить людям и без того не блестящую репутацию. Спасибо за предложение. Если вы не против, я пойду поумираю от скуки в своих покоях.   - Отнюдь, умирайте на здоровье, - Тим вежливо поднялся из-за стола и даже помог выбраться мне. - Только не сильно, а то мне одна демоница не простит, что за ее любимой преподавательницей не углядел.   Вернувшись в комнату, я успела покрутиться перед зеркалом - было любопытно, развернется ли юбка солнышком или так колокольчиком и останется. Огорчилась, что до солнышка не хватило всего ничего, выглянула в окно, разглядев до безобразия ухоженный сад с отвратительно невытоптанными клумбами, выяснила у заглянувшей служанки как зовут того пафосного эльфа, что ко мне постоянно наведывается, и села на край кровати, пытаясь собрать в кучу мысли. Интересно, как там у Лесса дела? А у Киа, Ли, Полли?   Все-таки мне их не хватало, да и в подсознании жила мысль о том, что мы что-то сделали неправильно. Нельзя было мне уезжать в такое время. Обманули бы стражу, отъехали бы в ближайший лес, накинули морок и вернулись... В конце концов, в наш век зельеварения можно было бы и какое-нибудь оборотное снадобье соорудить, а не отсылать меня на край Дариола. Если что случится, я ведь даже переместиться не смогу в удар сердца. По меньшей мере придется потратить еще три дня на обратную дорогу без сна и отдыха, галопом на ненавидящем меня рогаре, проклинающем тот день, когда еще совсем жеребенком прибился ко мне, почуяв что-то нечистое и родное.   - Госпожа Дарк, - отвлек меня пафосный эльф Триори, сунув под нос свиток. - Dan'elleno Велимир просит вас расписаться вот здесь, в подтверждение, что в данный момент вы находитесь на территории Вилеи и не планируете возвращаться в Гремор до тех пор, пока не выполните работу, ради которой вас и вызвали.   А вот и ответ, почему мы не могли обойтись мороком. Сам пришел.   Я вздохнула. Тэр Лангонский, конечно, дурак, но не тогда, когда надо.   А спустя еще примерно пол-вески сам принц Риктимиан выдернул меня из раздумий вопросом 'как я отношусь к плотоядным клыкастым белкам'. Вопрос был неожиданным и чувствовался подвох, но изображать сказочную принцессу, запертую в башне, я уже устала, а потому относилась я к ним наверняка очень положительно.   Даже если эльф решил меня сдать им в качестве ужина.      - Когда-то здесь была Вилейская школа магии, - сообщил Тим, взбираясь по разломанным камням в гору.   Когда он предложил прогуляться, я и представить не могла, что гулять мы будем при помощи ритуала перемещения и отряда королевских магов. В ответ на мое удивление принц сообщил, что в отличие от меня он на вечернем ужине появиться планировал, а своим ходом к белочкам мы будем добираться дня три, и брат, скорее всего, крайне огорчится. 'А то и вовсе решит, что сбежал', мысленно усмехнулась я, но вслух произносить не стала.   В дорогу нам выдали скромный паек, пару фляг с водой и одного из придворных магов, чтобы при помощи того же перемещения вернуться. Могу ли я сама изобразить такой ритуал у меня не спрашивали, что спасло от некоторого позора - нет, не могу. Вот кладбище пробудить могу, а слинять в тот же миг за тридевять земель с места преступления - не могу.   - Это которую разнесло вместе с учениками? - припомнила я. Да, это был один из немногих фактов, который я помнила из уроков истории.   - И учителями, - поддакнул Тим. - Проходила на учебе?   Я кивнула. По магам это событие шарахнуло тоже ощутимо - более пятисот собратьев погибло по глупости одного. Оборвались связи, были утрачены многие учения, десятки многовековых фолиантов, хранившихся лишь в стенах эльфийской школы. Некоторые материалы удалось восстановить, кое-что уцелело частично... только вот жизни было не вернуть. И уже сколько лет прошло с тех пор, сотен лет, а страшно представить, что подобное могло случиться и с Межрасовкой, окажись Рион чуть более изобретательным.   - И что вам рассказывали? Как же эти хриссовы глупые эльфы подобное допустили?   - Нет, - спокойно пожала плечами я. - Нам очень красочно объясняли, что идиотизм от расы не зависит.   И я вздохнула. Вспомнилось лицо Риона - сначала беззаботного подростка, а после - иссушенного старца в неполных двадцать семь лет, мечтавшего наступить на глотку самой природе и воскресить брата, и готового ради этого на все...   Кто знает. Если бы его разум не поглотила чернота, и жажда мести не затмила собой первоначальную цель... у него ведь все могло получиться. Или если бы я помогла, то...   Нет. Не помогла бы. Даже думать не хочу.   - У меня тогда какой-то родственник дальний погиб, - подал голос Стегос - наш маг. - Семейство только начало гордиться, что наконец-то в семье самородок появился, и он всех их со дна эльфийского вытащит, как вот. Рвануло.   - А ты как? - неуверенно поинтересовалась я. - Семья наверняка рада, что ты теперь в числе королевских магов.   - О, до безумия! Да и я, в общем. Стихиями управлять, ритуалы проводить, постоянно что-то новое изучать... С красивыми девушками общаться, - парень подмигнул мне и перескочил на соседний булыжник. Я хмуро откашлялась, но он лишь с ослепительной улыбкой протянул мне руку.   - В замке-то их тысячи, - хмыкнул Тим, упершись руками в бока и замерев на самой возвышенности, вглядываясь вдаль.   Я поравнялась с Тимом, отлепив от себя никак не желавшую исчезать руку мага, и даже немножко охнула от удивления в смеси с воодушевлением:   - Потрясающе.   Каменный котлован, море, искрящееся под солнечными лучами, буйная зелень, пробивающаяся нелепыми, но крайне живописными клочками... И совершенно непередаваемая энергия, сбившая мне дыхание. Отдышавшись, я заключила, что излишне свежий воздух порой бывает вреден, а сизый дым, ползущий из-под земли - подозрителен.   Но стоило лишь моргнуть, как наваждение прошло. Я фыркнула про себя, перевела взгляд на совершенно спокойных Тима и Стегоса... и промолчала. Если мне не показалось, то прогулка становится вдвойне интересной.   Первые полвески я осматривала окрестности, старательно игнорируя Стегоса и не дергая лишний раз Тима. Вторые полвески я увлеченно гонялась за обещанными белками. Точнее, за одной, но жирности и наглости в ней хватило бы на десятерых. Клыки в палец длиной, ярко-алые бусинки-глаза... Чудовище удирало от меня по веткам, ломая особо молодые деревца, каждый раз комментировало это недовольным рявканьем, скалило на меня зубы и драпало дальше. Ни разу не видела подобной прелести. То ли отловить одну, да подружке привезти? И для Ли радость - две клыкастых в доме, и Киа теперь сможет лишний раз поязвить в духе 'а какую клыкастую ты имел ввиду?'   Напоследок в меня прилетела шишка, буквально на расстоянии ладони от моего уха, а после белка издала какой-то уж совершенно специфический звук и скрылась в глубине пещеры. Туда я за ней уже не полезла. Я хоть себе и враг, но не до такой же степени.   - Хельга?..   Предварительно выругавшись, я осознала, что голос этот звучал со стороны леса, а не беличьего убежища, а значит, не зверюшка возжелала со мной пообщаться, а кто-то из спутников. Тима сразу отметаем, значит...   - Стегос. В чем дело? - спокойно поинтересовалась я, шумно выдохнув.   - Мы вас потеряли, госпожа!..   - Ой ли вы? - усмехнулась я, скрестив руки на груди.   - Ну... - чуть замешкался маг. - Я потерял.   - Мне кажется 'не терять' принца для тебя должно быть приоритетнее, разве нет?   - Dan'elle Риктимиан сказал, что никуда не уйдет от развалин, пока мы не вернемся.   Я медленно приблизилась к парню вплотную, с ехидной ухмылкой провела кончиком пальца по шнуровке у него на груди, а после обиженно изогнула бровки коромыслом, хлопнула ресницами и поинтересовалась медовым голосом:   - Переживал за меня, бедный? А скажи-ка мне, как у вас, королевских магов, с личной жизнью, м? Король на вас пояса верности не цепляет, надеюсь?..   Щеки парня вспыхнули жаром, зрачки задрожали, он не мог решить, что лучше - смотреть на меня с прежним интересом или же вовсе броситься наутек, подальше от чокнутой некромантки, удумавшей с ним поиграть.   Сизая, расплывчатая тень медленно выросла у него за спиной. Пробежала призрачными щупальцами по плечам, обвила шею...   ...И я словно проснулась. Тряхнула головой, распахнула глаза и молниеносно швырнула ярко-зеленый пульсар в странную фигуру.   - Сзади! - выкрикнула я, одновременно отталкивая в сторону мага, но стоило мне выставить ладонь, как тень с шипением растворилась...   - Это... вы сделали? - выдохнул Стегос.   - Из ума выжил? - рявкнула я, судорожно водя ладонями над землей. Ничего. Ни-че-го.   - Здесь нет магической энергии, - маг обошел меня по кривой дуге, и на всякий случай тоже сев на корточки, начал перебирать камни.   - Ты до нее докопаться решил вручную? - метнула я в него гневный взгляд-молнию из-под челки.   - Создаю видимость работы, - фыркнул он. - Ваша магия здесь единственная. Больше никакой нет.   - Не неси чушь, ты сам видел...   - Видел. Об этом я и говорю! - Он резко распрямился во весь рост. - Вы от меня избавиться хотели?   Лицо мое приняло самое недоумевающее выражение:   - Думай, что несешь. Ты нам нужен еще хотя бы для того, чтобы вернуться в замок.   - А может, вы специально это хотели сделать, чтобы не возвраща...   - Стегос! - Я также пружинкой вскочила на ноги и подлетела к парню, ткнув ногтем ему в нос. - Если ты не прекратишь сейчас же озвучивать свои несомненно гениальные мысли, я реально от тебя избавлюсь. Только куда более извращенным образом. А Тиму скажу, что тебя белки сожрали, ясно?   - Но...   - Нет.   - Я...   - Нет.   Парень меня откровенно злил. Истерические перепады от 'красивой девушки' до 'коварной принцеубийцы' я еще могла стерпеть, но мага-труса, который в первую очередь не пытается разобраться в причинах, а сходу начинает кидаться обвинениями, даже не пытаясь помочь... Дыши, Хельга. Это временно.   Самыми размашистыми шагами, какие только мне удавались, я двигалась в сторону берега, едва не срываясь на бег. Энергия здесь есть, магия посторонняя не ощущается, и все, что известно - это лишь история о взрыве хрисс-его-знает-скольки-летней-давности. Само собой, не мог тот взрыв оставить после себя только каменный котлован да зубастых белок - некроматерии должно хватить еще на пару столетий и десяток злодеяний, а уж как она здесь будет проявляться, да еще и в дурных руках...   Булыжник чуть было не впечатался мне в висок на ходу, и если бы не внезапно вылетевшая сбоку темная молния, так бы тут и упокоилась навеки вечные. Хотя нет уж. И ходила бы, и завывала, и неудобства хриссовым эльфам доставляла, и некромантов бы всех дариольских переполошила! Так просто от меня никто не избавится.   Мы с Тимом почти в обнимку влетели в дерево, в унисон зашипев, в долю удара сердца переглянувшись и тут же заняв боевые стойки - спиной к спине друг к другу и к дереву.   - Что за?   - Вы тут маги, вы и объясните, - съехидничал эльфийский принц, сжимая в руки уже знакомый мне klier. - Это к какой перемене погодных условий камни по воздуху порхать начинают?   - Dan'elle! - долетел до нас истеричный голос королевского мага. - Мы немедленно перемещаемся!   - Шутишь?! - выкрикнула я, и даже на миг зажмурилась, когда очередной камень, чуть мельче, пронесся уже в сторону Стегоса. - А если сюда дети заявятся?! Ты так это и хочешь оставить?!   Но маг меня не слышал.   - Dan'elle, прошу вас, немедленно уходим!   - А сумасбродную некромантку ты предлагаешь бросить здесь?   - Это ее рук дело, dan'elle! Я вам клянусь!   - Ой дурак... - закатила глаза я.   - Если бы она моей смерти хотела, ей достаточно было не явиться в Варсак пару лет назад, - усмехнулся Тим.   Пыльно-каменный вихрь набирал обороты - воронка разрасталась, выплясывая свои шаманские пляски среди котлована, изредка выбрасывая в стороны песчаные щупальца и разноразмерные булыжники.   - Dan'elle! Прикажите мне разобраться с этим, но сами уходите! - прокричал Стегос сквозь нарастающий гул.   Тим пожал плечами:   - Можешь и уйти. Но брошенную некромантку мне не простят.   - ...и в первую очередь сама некромантка, - фыркнула я, понимая, что в голове нет ни единой мысли, как управиться с буйством стихии.   Стегос скривил предельно многострадальческое лицо, выбирая между целостью своей шкуры и принцевской, а также сопоставляя, что сделают с ним во дворце, заявись он туда с шальными глазами и без нас, безмолвно выругался и убрал один из артефактов обратно в напоясную сумку, на смену ему доставая другой, тут же заигравший десятками красок.   Нескольких ударов сердца хватило магу чтобы силой мысли и взмахами рук разбросать светящиеся стекляшки по кругу вокруг воронки, бормоча слова заклинания. Вой стихии смолк, на смену ему пришел гул, похожий на звук одинокой натянутой струны. Несколько светящихся нитей вырвались из самоцветов, образуя купол из пересекающихся мерцающих дуг над котлованом.   Утихнуть не утихла, но угроза получить камнем промеж глаз временно исчезла.   - Теперь можем уходить, dan'elle?   - И оставить это вот так? - Широким взмахом рук я обрисовала весь размер настигнувшей нас задницы, после чего махнула на мага и уверенным шагом направилась к переливающемуся куполу. Необычная магия, непонятная, пленительная... Она прильнула к магическому барьеру, словно кошка в поисках ласки, едва я протянула руку, пытаясь ее считать. Камни осыпались, словно карточная пирамидка, оставив лишь пыльное облако там, где только что буйствовала природа.   Я отдернула руку и сделала шаг назад. Серая тень воспрянула вверх, вновь заставив камни запрыгать на месте перед новым рывком.   Вновь коснулась барьера кончиками пальцев - затихло...   - Оно к черной магии тянется, - победно прозвучало за спиной.   - Я не черный некромант! - Мне хотелось сказать много, так много, что мы могли бы и вовсе не успеть к ужину, но спокойный тон Тима намекнул мне, что стоит промолчать, а мага заставил вздрогнуть и пристыженно уткнуться взглядом в пол.   - Стегос, слишком много обвинений в адрес нашей гостьи. Не думаю, что это входит в твои обязанности.   - Но я...   - Но ты очень хочешь сменить работу? Королевский маг верно не так почетно, как городской стражник.   - Я... простите меня, dan'elle.   Мне едва удалось удержать злорадную усмешку.   - Насколько хватит этого купола?   - Амулеты без подзарядки продержатся не больше дня, плюс-минус пара весок.   - Хорошо. Хелл, - Тим перевел взгляд на меня, - мы должны вернуться в замок. Обрисуем ситуацию придворным магам и Велу, посмотрим, что скажут они. Или у тебя есть гениальный план по моментальному устранению проблемы?   Как бы ни хотелось мне утереть нос Стегосу, сказав 'Конечно, есть!', я лишь пожала плечами. Но чтобы полностью не угробить свою самооценку - пожала я ими ну очень неопределенно, в духе 'есть, конечно, пара мыслишек, но так и быть сейчас я к тебе прислушаюсь'.   Одернуть меня за дурацкое поведение Тиму не хватило желания, а Стегосу - полномочий, так что из портала в ритуальной зале я нарисовалась с выражением лица, достойным если не королевы, то как минимум главной фаворитки Его Величества. Самой перспективной.      Велимир не обрадовался.   В общем-то, это все, что мне следовало знать по мнению Его Величества, придворных магов и, кажется, Тима. Правда, насчет темного я не была уверена, с большей вероятностью ему было глубоко без разницы, стану я ввязываться в Вилейские разборки с этим 'нечто', или не стану. Главное в итоге в полном комплекте и живьем вернуть меня в Гремор.   Отчасти мне было интересно понаблюдать за работой 'коллег'. Любопытно проследить их ход мысли, возможно, подчерпнуть для себя что-то новое (например, способность 'думать'), где-то поделиться знаниями, которых, возможно, не было у них (мечтать не вредно).   Вместо этого я сидела в своей комнате, грызла сыр, на этот раз не украденный, а любезно принесенный служанкой, и изучала Талионские просторы из окна. Проследила за прибывающей белоснежной каретой с позолоченными узорами, и даже имела честь лицезреть явление графини Ламиэль народу. Встречать ее вышли всего двое - Тим и Велимир. Точно из воздуха нарисовался шустрый лакей, что распахнул дверцу кареты, позволяя Велу самолично протянуть гостье руку. Все отточено, отрепетировано, статно, без лишних заминок и телодвижений.   Когда Тим сказал о 'невесте Вела', я представила себе типичную эльфийку. Золотистые волосы, ясный взгляд, хрупкое телосложение, надменное выражение лица, а на деле... Нет, золотистые волосы и ясный взгляд были в наличии. Удивило то, что комплекции графиня была примерно моей, то бишь, совсем не тростинка, вместо аристократически впалых скул немного даже прорисовывались щечки. Кожа смуглая, как у Тима, и если бы не проглядывающие между волнистыми прядями острые уши, девушку было бы легко принять за человека.   Потом я, кажется, задремала, уронив на грудь увесистый томик 'Династий Вилеи от Века Грифона до нашего времени', открытый на третьей странице, а когда проснулась, за окном уже смеркалось.   Решив все же поинтересоваться магической судьбой государства, я отправилась на поиски Тима в надежде, что хотя бы он развеет мою 'королевскую' скуку. Принц обнаружился в библиотеке. На взгляд желтых глаз я наткнулась прямо на пороге, словно книга лежала на столе перед ним исключительно для вида, а он добрых пол-вески буравил дверь в ожидании гостей.   - Маги проводят исследования, гвардейцы недоумевают. Стегос привет передавал, - 'отчитался' Тим, абсолютно верно догадавшись о причине моего появления.   - Ему туда же, - усмехнулась я. - А что исследуют?   - Мне не сообщили. Скорчили особо надменные морды и отчалили. Типа 'все равно не поймешь, зачем тратить время'.   - Так выпороть приказал бы, - пожала плечами я.   - Так лень же, - зевнул темный. - Можешь сходить им понадоедать, если хочешь. Скажешь, что Вел распорядился перед тобой отчитаться.   - Не сработаемся мы с ними, - вздохнула я.   - Слишком правильные? - ухмыльнулся Тим.   Я вскинула палец вверх:   - Именно! Боюсь, моих методов они могут не одобрить. А то и сожгут от греха подальше.   Темный с улыбкой потер переносицу:   - С вами, магами, чего только не наслушаешься. Кстати. Может велеть телепортировать сюда всю твою шайку-лейку под предлогом государственной важности? Вдруг сможете быстрее наших 'великих и могучих' управиться. А если нет... так хоть тебе не скучно будет.   - И у учеников приключатся внеплановые каникулы. Нет уж, такой радости я им не доставлю, и так без прогулок по кладбищам остались хрисс знает на сколько. А вот кого-нибудь, кто помог бы с перемещением, ты бы мне мог выделить. Только не Стегоса, пожалуйста!   - Все-таки не можешь на месте усидеть? Почему-то я не удивлен, - эльф покачал головой. - Ладно. Завтра подумаю и за завтраком сообщу.   Книжка захлопнулась, принц учтиво мне кивнул и вышел из библиотеки.   Интереса ради я взглянула на обложку, и не разобрала ни слова. Эльфийский в своем исходном написании казался мне просто красивыми, витиеватыми каракулями.   Я мстительно домыслила, что это какой-нибудь сопливый любовный роман и с чувством выполненного долга вышла из библиотеки.      Если бы меня спросили, зачем я шастаю по руинам и что пытаюсь найти - я бы только пожала плечами. Мне нравилось ощущать энергетику этих мест, нравилось, как потрескивали магические ловушки по мере приближения к ним, нравилось наблюдать, как тянется к пальцам черный дым, скрытый энергетическими барьерами.   Гвардейцы, прочесывавшие лес и окрестности, нашли выкошенный начисто участок земли, на котором красовался странного вида камень. Прибывшие маги подтвердили, что камень не только странно выглядит, но и странно взаимодействует, точно сам пропитан магией. Прозвучала вполне разумная догадка, что либо он был утащен из завалов, либо использовался кем-то в качестве алтаря. А если и то, и другое вместе, то...   Стегос невзначай поинтересовался, не скрывалась ли я в вилейских лесах неделю-две прежде чем заявиться в Талион, поскольку больно уж подозрительно знакомые нотки уловил он от алтаря, но я взамен предложила сходить и поспрашивать у Велимира как, а главное по какой причине я в принципе была к ним заслана. И заодно были ли у меня эти две недели на игры в лесных ведьм.   Маг огорчился, вновь отдалившись от разгадки, зато насторожил меня. 'Схожие нотки' - нотки некромагии. Кто-то использовал это место, питая свой резерв, и чутье мне подсказывало, что благими помыслами тут даже не пахнет.   Но поскольку ничего нигде не взорвалось, армия нежити не бороздила просторы эльфийского государства, крестьяне не бежали в панике к границам или наоборот - от границ, просить убежища в королевском дворце, бить тревогу было рано. Хотя и хотелось.   ...а за обедом я все же познакомилась с графиней Ламиэль.   Не сказать, что я жаждала этого знакомства, но и причин его избегать тоже не видела. На трон и ее драгоценного Велимира я не претендовала, одна остроухая, светловолосая проблема у меня уже есть, но в воздухе все же повисло легкое напряжение.   Нас любезно представили друг другу, мы обменялись легкими улыбками, и я от греха подальше уткнулась в тарелку, чтобы случайно не бросить косой взгляд на Его Высочество и не спровоцировать его невесту.   - ...гвардейцы обыскивают все окрестные поселения, пока безрезультатно, - голос Тима отвлек меня от салата.   - Маги... работают, - небрежно бросил Велимир, кажется, не особо горящий желанием обсуждать это при графине да еще и за столом.   - Вы о происшествии на месте древней школы магов? - между делом поинтересовалась графиня, расправляя салфетку. Поймав вопросительный взгляд короля, она мягко улыбнулась и пояснила:   - Не думаете ведь вы, Ваше Величество, что меня совершенно не волнуют проблемы Вилеи?   - Не думаю, - улыбка тронула и губы Велимира. - Хотя и удивлен.   - Моя шпионская сеть работает, не покладая ушей, не стоит меня недооценивать.   Тут даже я временно забыла про салат, искоса наблюдая за парой. Шпионская сеть?   - Она, правда, состоит всего из пары слуг, которые любят поговорить, но все начинается с малого, - и как ни в чем не бывало, графиня вернулась к трапезе.   - И что еще донесла вам эта 'шпионская сеть'? - осведомился Велимир, подперев подбородок кулаком и воззрившись на невесту.   - Что в замке поселился страшный некромант, с которым королевские маги опасаются связываться. Отчасти потому что 'некромант', отчасти потому что 'некромантка'. И я поняла, что просто обязана с ней получше познакомиться, - Ламиэль перевела взгляд на меня. - Если вы не против, госпожа Дарк.   - Должна же я подтвердить мрачные слухи, что гуляют по дворцу, - пожала плечами я. - Так что я вся в вашем распоряжении.   Обменявшись еще парой незначительных фраз с графиней, Велимиром и Тимом, я поблагодарила слуг за завтрак, особ - за прекрасную компанию и удалилась в свою комнату. Но не успела я переодеться, как в дверь постучали.   - Да кто там? - рявкнула я. Кому из слуг на этот раз что от меня понадобилось? Неужели я не могу без лишнего внимания спокойно платье на штаны сменить?   - Госпожа Ламиэль интересуется, есть ли у вас свободное время?   Свободное время? До тех пор, пока меня не выдернут обратно в Эскалиол - я свободна по самое не хочу. Если не считать моего интереса к расследованию аномалий на месте взрыва...   - Для госпожи Ламиэль - в любое время дня и ночи, - кивнула я так учтиво, что сама поразилась, насколько это льстиво-королевски прозвучало.   - Тогда она просила передать, что ожидает вас в своих покоях.   Натянув штаны и рубашку, я возрадовалась, что графиня сама не решилась наведаться в мои гостевые покои. Возможно, я должна быть благодарна этикету, а может и просто лени самой графини, но оглядев бардак, что непроизвольно образовался в моей комнате, пока я переодевалась, я выдохнула с облегчением, что все это графине не пришлось лицезреть.   В комнату графини меня тоже сопроводили, а потом еще и торжественно представили. Снова. Или быть может, Ее Светлость страдает расстройством памяти? Или слуги. Забывают, что мы уже знакомы и представляют еще раз.   Переступив порог, я обнаружила госпожу Ламиэль у окна, воодушевленно глядящую вдаль.   - Госпожа Дарк, я крайне рада нашему знакомству, - проговорила она, словно нехотя отрываясь от столько важного занятия.   - Это взаимно, графиня Лами...   - Ламия, - улыбнулась она. - Наедине и для вас - просто Ламия.   Сдержать усмешку мне удалось, хотя и с трудом. Ламиями испокон веков люди называли ведьм, пожирающих глаза людей и младенцев. Вот Велимиру сюрприз-то был бы! Хотя ему бояться нечего - об эльфийских органах зрения и мелких потомках в преданиях не было ни слова.   - Я польщена! - заверила эльфийку я. И, решив усугубить торжественность момента, добавила: - Искренне польщена.   Может, мне бы и стоило поклониться в данный момент, и взгляд слуг, что сопровождали меня, свидетельствовал о том же, но в тот же миг графиня жестом велела им удалиться, а я так и замерла в недоделанном поклоне, больше похожем на то, что у меня поясницу защемило.   - Не переживайте вы так, я ведь вас не съем, - кротко улыбнулась графиня, а я еле сдержала очередной смешок. Меня-то может и нет, а вот...   - Прошу прощения. Дворцовая жизнь не для меня, - призналась я. - Мое первое знакомство с королевской особой произошло когда мы, выискивая тайный проход на волю из подземных завалов, вывалились ровно среди Василиановской ванной в то время, как он ее принимал.   - Крику было, наверное... - задумчиво протянула Ламия.   - Да нет, мы не испугались... - отмахнулась я.   - Я про Его Величество.   - А! Это да! - и я самодовольно осклабилась. - Чуть зеркала не потрескались.   Ламия прикрыла улыбку веером, но мне показалось, что ей тоже хочется окончательно отбросить все формальности и расхохотаться в голос. Хотя да, скорее всего, действительно показалось.   - А вы не знаете, правда ли, что в свое время он заставил своих слуг переписать больше тысячи книг от руки, чтобы Его Высочество Трейнар мог читать и не опасаться за свое духовное обогащение? Любая книга, в которой встречался хотя бы малейший намек на пошлость, тут же подвергалась переделке!   - Такого я не слышала, - хохотнула я и, не подумав, ляпнула: - А вот Лесс, должно быть, в курсе. Он как-то перелопатил кучу учебников, чтобы сводить детей на экскурсию в королевский музей. Тот самый, кстати, где нас и завалило.   - Лесс? - переспросила графиня и я себя мысленно обругала. Очень нужная информация!   - Это... декан моего факультета, - неуверенно отозвалась я. - И, кажется, жених по совместительству.   - Лесс... Алмор? Верлен?   - Опа, - многозначительно вырвалось у меня.   - Это да или нет? - улыбнулась Ламия.   - Это 'да, но я поражена, что вы его знаете', - хмыкнула я.   - Не я лично, но наслышана. Его родители поставляли нашей семье какие-то товары, а сам господин Алмор-младший однажды спас наши земли от настоящей катастрофы. Удивительный маг! От денег и драгоценностей от отказался, а вот когда мы ему предложили тогда выбрать себе регарда...   - Так это так у него Дин появился? - нелепо уточнила я.   - Данталион Вересаад Вилейский! - возразила Ламия. - Но да, он отчего-то решил сократить. У породистых очень красивые имена!   - Красивые, - согласилась я. - Да только вот в пылу битвы захочешь окликнуть конягу, пока выговоришь такую зубодробительную скороговорку, можно трижды умереть.   - Ваша правда, - вздохнула графиня. - Так расскажите! Как он поживает? Наше семейство до сих пор вспоминает его добрым словом.   - Воспитывает оболтусов в Греморской Академии Магии, не все из которых ученики, собирается жениться... что еще можно рассказать?   - Свадьба... - мечтательно вздохнула Ламия. - Свадьба - это прекрасно! И когда планируете?   - Да Дейм его знает, - пожала плечами я. - Думаю, хватит и того, что я в принципе согласилась.   - А что? Не хотели? - изумленно хлопнула глазками эльфийка.   - А вы уверены, что вам это действительно интересно? - Я недоверчиво наморщила нос. - Не то, чтобы это какая-то тайна была...   - Девушки любят поговорить, - улыбнулась Ламия. - Да и мне свадебная тема сейчас близка.   - Хорошо вам. Меня она откровенно пугает.   - Вижу, - кивнула графиня. - Быть может, велеть принести нам чаю? Если честно, я бы очень хотела послушать про некромантию.   - А вот про нее я могу трепаться весками, - приободрилась я. - С чего начать?      Время до ужина пролетело незаметно. Ее Светлость оказалась благодарным слушателем, она с упоением внимала всему, что я рассказывала, и вдохновленная таким вниманием, я даже порой начинала немного присочинять для большей красочности.   - ...и с тех пор Ли больше зелья у Тиэльской не таскал, и на нашем кладбище их не прятал!   - Ох, это бесподобно, госпожа Дарк! - рассмеялась Ламия. - Подумать только! Уже скоро начнет темнеть!.. Как быстро промчался день. Право, я благодарна вам за приятную компанию. Его Величеству Велимиру сейчас, увы, не до меня в связи с этой неприятной ситуацией на развалинах...   - О, я уверена, что он ужасно переживает по этому поводу.   - Безусловно, - вздохнула она. - Более того, я даже уверена, что потребуй я его внимания, он бы спокойно отвлекся, сделав вид, что и без него все под контролем. Но я ведь прекрасно понимаю, о чем будут все его мысли, несмотря на внешнее благополучие. Поэтому я со своими капризами могу и подождать.   - По вам не скажешь, что вы капризная, - призналась я.   Графиня хихикнула:   - Благодарю за комплимент, госпожа Дарк.   - Можно просто Хелл, - спохватилась я. - А если пожелаете, то и вовсе - Хеля.   - Оу, - умиленно отозвалась Ламия. - Хорошо. А знаете... в Талионе есть один удивительный портной. К нему обычно чуть ли не за год очередь выстраивается, но если вдруг вы пожелаете, то думаю, мне удастся замолвить за вас словечко...   - Зачем? - растерянно спросила я, оглядев свой внешний вид.   - Как зачем? - Ламиэль растерялась не меньше. - Свадебное платье! Он может сшить для вас такое, что Эскалиол взорвется искрами зависти!   Воображение вновь запихало меня в центр огромного торта, украшенного воздушным белым кремом, оставив снаружи лишь голову с изображением вселенской скорби на лице, и я вздрогнула. Но Ее Светлость была приятной собеседницей, и кажется, совершенно искренне желала помочь...   - Но он ведь не успеет до моего отъезда, - нашла более-менее веский повод для отказа я.   - Смотря как попросить, - кокетливо дернула плечиком графиня. - Да и почтовое сообщение между нашими государствами еще никто не отменял. Я ненавязчиво поинтересуюсь, на всякий случай.   Спорить я уже не стала. Может быть, графиня завертится и забудет об этом странном желании, а может, мне и самой давно пора было озаботиться, и это лишь толчок в нужном направлении.   ...то не бегать от мертвецов, и бегать от жениха как-то совсем уж неправильно.      - ...отправляемся через веску. Вы готовы, Хелл? - ловко орудуя вилкой и ножом за завтраком, поинтересовалась графиня.   В первые мгновения вопрос поставил меня в тупик, и я судорожно начала вспоминать, о чем таком мы вчера договаривались, и почему я об этом забыла.   - Портной, - напомнила Ламиэль, видя мое замешательство.   - А. О, я думала, вы поедете по своим делам и просто поинтересуетесь у него, не выкроит ли он время... - созналась я.   - А я думала, вы не откажете вновь составить мне компанию. Я уверена, что вы еще ни разу не гуляли по красивейшим паркам Талиона, - мечтательно вздохнула Ее Светлость.   - Да, я гуляла только по живописнейшим развалинам, - не стала возражать я. А потом немножко подумала и сообщила: - Через веску - так через веску. Я успею собраться к тому времени.   За ворота замка мы выезжали в белом ландо, запряженном двумя не менее белоснежными жеребцами. Торжественно-красный цвет обивки сидений перекликался даже с цветом ногавок, обутых на лошадей, а также с оттенком узора на молочно-белом платье Ламии, отчего я чувствовала себя 'черным' пятном среди этого праздника красоты и чистоты.   Графиня держала над собой легкий кружевной зонт - тоже белый! - и с улыбкой оглядывала свои будущие владения. Изредка к нам оборачивалась сидящая рядом с кучером служанка, взволнованно интересуясь, все ли у нас в порядке, не желаем ли мы чего-нибудь в этот момент, не жарко ли нам, не холодно ли нам, не укачивает ли нас, не слишком ли медленно мы едем...   Ламиэль с поразительным спокойствием отзывалась 'Нет, Лерика, все хорошо, не беспокойся'. Мне же приходилось бороться то с соблазном потребовать срочно (в данный момент, да) утку по-берейски, то с желанием попросить излишне услужливую эльфийку бежать рядом с ландо и обмахивать нас веером, то - подкупить кучера, чтобы на какой-нибудь кочке он незаметно спихнул ее 'за борт' и случайно этого 'не заметил'.   Солнце сегодня решило продемонстрировать нам Талион во всей красе. Вокруг сверкали купола и вывески, блестели крыши, щебетали совершенно невероятными голосами птицы. Жители поражали чудесами воспитанности, то учтиво кланяясь нам, то желая доброго дня... и таким искренним все это казалось, что я все больше и больше подозревала какой-то подвох.   Тяжела все-таки дворцовая жизнь.   Путь растянулся с обещанной трети вески до полутора весок, поскольку я согласилась с предложением Ламиэль проехать через парк. А там я засмотрелась на скульптуры, украшавшие аллею, даже пыталась читать прилагающиеся к ним таблички, но быстро сдулась. Мы ненадолго задержались у небольшого озера в центре парка, понаблюдали за плавно скользящими по сверкающей глади лебедями, Ламиэль перекинулась парой вежливых фраз с проезжавшими мимо знакомыми господами, и вот только тогда мы все же вернулись к первоначальной нашей маршрутной задумке.   Лавка портного пряталась в ряде небольших двухэтажных домишек между булочной и прачечной, и внешне была абсолютно непримечательной. Отметив это как ее достоинство, я шагнула внутрь следом за Ламией.   - Звездочка моя! - Светлый эльф с идеально зализанными назад волосами уже спешил нам навстречу. - Di'ess Ламиэль! Как счастлив я видеть вас в своей лавке!   Осыпав ухоженные ручки эльфийки градом поцелуев, он приправил их еще партией комплиментов на чисто эльфийском, после чего отдышался и медленно перевел взгляд на меня.   - О, древние боги! Какая очаровательная представительница круглоухих!   - Здравствуйте, - неуверенно кивнула я. Вот круглоухой-то меня еще не называли!   - Здравствуйте-здравствуйте, - эльф ухватил меня за руку, вздернул ее вверх и ловко крутанул вокруг моей оси, чтобы оглядеть сразу весь масштаб проблемы, после чего оставил ловить ускользающее равновесие, а сам крайне задумчиво принялся чесать подбородок, прищурив глаза. - Звездочка моя, - обратился он к Ламиэль. - Где нашла ты это сокровище?   - Мираннар, это госпожа Хельга Дарк, гостья Его Величества Велимира. И мой хорошая подруга, - эльфийка подмигнула мне, что я расценила как 'не переживай, это небольшое преувеличение во благо'. - Хелл, это - Мираннар. Самые золотые руки в Дариоле.   - Рада знакомству, - как можно более медово отозвалась я.   - И я, дорогуша, и я, - эльф продолжал осматривать меня так, словно мысленно уже дошивал погребальное платье и прикидывал, к какому гробовщику нас отправить после.   - Это нормально? - шепнула я на ухо Ламиэль как можно тише.   - Это отлично, - также шепотом отозвалась она. - Он, кажется, вдохновился!   Прозвучало это как страшная угроза. И что стояло за ней, мне оставалось только гадать.   Но Мираннар внезапно хмыкнул, прицокнул языком, и сообщив:   - Звездочка моя, твое платье будет готово крайний срок через неделю, - вернулся за большой рабочий стол, забросанный огрызками тканей, мотками ниток, игольницами, и заставленный неровными рядами шкатулок со всякой украшательской мелочевкой.   - Прекрасно, Миран! - едва не хлопнула в ладоши Ламиэль.   - И для твоей подруги у меня есть потрясающая ткань. 'Вилейская ночь'. Так понимаю, платье подружки невесты нужно?   - Для подружки невесты платье у нас есть. Хельга тоже выходит замуж, и столько о тебе слышала...   Да-да. Буквально пару предложений вчера. А других портных так я и вовсе не знаю! В любом случае, Миран в более выгодной позиции находится на фоне прочих.   - Столько заказов на свадьбы, звездочка моя, - со слезой в голосе отозвался эльф. - В такие моменты я искренне жалею, что моя бабуля не согрешила с ткарш'ши!   - Отчего же? - изумилась графиня.   - Наверняка мне бы перепало по наследству пары три лишних рук! - трагично вскинул голову Миран, и спешно прошагал в дальний, темный угол.   Прикрыв смех покашливанием, я огляделась. Окажись я по чистой случайности в подобном месте, даже не предположила бы, что сюда толпами ходят особы багровых кровей. С другой стороны, если все деньги, что могли бы уйти на новое, куда более впечатляющее помещение, идут на более дорогие материалы, то это многое бы объяснило.   А может быть, ему просто так больше нравится. Или он не терпит перемен. У богатых свои причуды.   Не успела я вздрогнуть, как меня завернули в кусок ткани, сунув один из краев прямо в нос. Как выяснилось, чтобы определить, подойдет ли оттенок к цвету глаз, но я все равно еле сдержалась, чтобы в этот самый край не чихнуть.   - Изумительно. Оттенок кожи, глаза, волосы... Словно все это поотрывали от разных людей, чтобы получить вот такую красоту! 'Вилейская ночь' - это то, что нужно!   Глаз невольно дернулся - мысль о расчленении тел с целью собрать из органов одного человека не показалась мне милой даже после уточнения, что в итоге все-таки получилась 'красота'. А я-то в этой жизни чего только не повидала!   Ламиэль с виду сохраняла полное спокойствие, но сбоку я все же заметила, как графиня, прикрываясь веером, прикусила губу, чтобы не рассмеяться.   - Это еще что, - шепнула она мне, когда Миран, что-то бормоча, вернулся к своему столу. - Когда я пришла к нему впервые, он с диким восторгом сообщил, что мои глаза настолько прекрасны, что он бы с радостью их вынул из моей головы и сделал из них 'жемчужную' россыпь вдоль подола моего же платья.   - Какое интересное у него... видение, - усмехнулась я. - Творцы порой куда более чокнутые, чем маги.   Заскрипел по пергаменту грифель. Миран то резко оборачивался на меня, кажется, надеясь испугать до потери сознания, то опять почесывал подбородок, то покусывал конец карандаша, вдохновленно глядя в пустую стену.   - Готово! Дорогуля моя, позвольте...   Узкая, длинная лента змеёй заскользила по моему телу, пробежав с шеи на грудь, с груди на талию, взвилась по руке до плеча. Я даже не успела понять, одна она была, или это несколько, и как вообще портной сам не запутается, что он там на мне намерил. Не сделает ли он мне талию шириной с предплечье, а предплечье - обхватом с бедра?   Но нет. Миран точно знал, что делает. Все замеры отправились на стол, к наброску платья, а я, попытавшаяся интереса ради сунуть нос, была встречена недовольным взглядом.   - А мне нельзя посмотреть, что вы хотите...   - Увидите! - отрезал эльф. Фразу и внушительный кусок ткани большими ножницами одновременно. - Я пошлю к вам гонца, куколки мои. А сейчас простите, столько дел, столько дел...   Обойдясь всего лишь одним поцелуем руки графини, он, совершенно не смущаясь, вытолкал нас за дверь. Ламиэль уже с нескрываемым смехом приняла помощь от кучера, чтобы взобраться в ландо, я же не дожидаясь, обошла карету с другой стороны и запрыгнула внутрь сама.   - По-моему, он потрясающий, - успокоившись, произнесла графиня. - Не переживай главное. Вот увидишь, платье будет просто сказочным! И если тебя успокоит, со мной он мое свадебное тоже не согласовывал. Но когда я приехала на первую примерку, просто влюбилась! Может быть, он немножко маг на самом деле, и считывает с тебя, что тебе нужно. А может действительно - настоящий талант. Просто чуточку не от мира сего.   - Все может быть, - признала я. - Но не могу не отметить, что это было впечатляюще! Не помню, когда была у портного последний раз, но могу сказать точно, что таких - единицы.   - Зато заметь, какое важное мы сделали дело! - спустя несколько мгновений тишины проговорила Ламия. - Ведь платье - это три четверти всей свадьбы. Место, гости, угощения - это мелочи. Иногда достаточно маленькой тихой часовенки на краю земли и любимого верлена рядом. И он, глядя на тебя в этом платье, без слов поймет, что для тебя это действительно важно.   И отчего-то я неподдельно задумалась. Я столько мучаю Лесса своей неопределенностью, что многие на его месте уже бы просто решили, что и церемония, да и жених такой, мне вовсе не нужны. И что бы чувствовала я, если бы видела столько сомнений в его глазах?   - Как вернусь в Эскалиол, так сразу.   - Что, простите? - перевела на меня удивленный взгляд Ламиэль.   - Свадьба, - я тряхнула головой. - Я имела ввиду, что свадьба будет сразу, как только приеду домой. Спасибо.   - За что? - удивление никак не отпускало Ее Светлость.   - Если честно, то за достойный пинок под зад, - извиняющимся тоном проговорила я, не в силах подобрать более вежливое определение.   Графиня в ответ лишь одарила меня легким кивком головы и улыбкой.   Она прекрасно поняла, что я имею ввиду.      Алиссия лишь коротко вздохнула, увидев меня на пороге утром следующего дня. Магиня (именно так она просила себя называть, объясняя, что для 'магички' она уже слишком стара, а для 'магессы' - неприглядна) была приставлена ко мне Тимом взамен подозрительного Стегоса. Она была в меру молчалива, вполне разумна, а главное - ни о чем не спрашивала и не пыталась спорить.   Переходы ей давались даже проще, чем нашему первому сопровождающему. Возможно, сказывался многолетний опыт, но так ловко она вычерчивала пассы, что я невольно задумалась, не попросить ли ее дать мне пару небольших уроков... За сотню верст я, конечно, все равно не прыгну, но ситуации бывают разные, где-то и несколько шагов могут спасти.   По правде говоря, сейчас я даже не могла вспомнить, по какой причине еще в Межрасовке отказалась от идеи научиться перемещениям. То ли они мне просто не давались наряду с невидимостью, и я в меру юношеской импульсивности зашвырнула книжки в дальний угол, сосредоточившись на некромагии, то ли преподаватели отчаялись раньше... Но насколько было бы сейчас проще, если бы не надо было каждый раз дергать других людей, примиряясь с собственной беспомощностью.   Но Алиссия даже не спрашивала, зачем мне так необходимо снова перемещаться на руины. Идеальный исполнитель, ужасный сотоварищ! Киа бы на ее месте сначала наверняка попыталась докопаться, зачем, потом обязательно найти недостатки моего плана и вправить мне мозги... либо без слов сама бы догадалась, что мы там ищем, и кинулась бы в пекло еще раньше меня.   Вчерашняя прогулка с графиней Ламиэль изумительно проветрила мне мозги, а сегодня Ее Светлость была приглашена в гости к какому-то местному знатному семейству, и я, пользуясь свободой, решила наведаться к месту, где был найден алтарь. Не то, чтобы я не доверяла королевским магам, скорее, была заложницей собственного любопытства. И заодно чувства беспокойства за друзей, которые сейчас спасают мою шкуру где-то там, в Эскалиоле... и если я сейчас останусь сидеть на месте, наслаждаясь преимуществами жизни при дворце, то вполне вероятно, полезу на стену, чем вызову искреннее негодование Его Величества Велимира. Или, хотя бы, легкое удивление.   Магиня сопроводила меня до найденного алтаря, и деликатно отошла в сторону, показательно принявшись изучать крону дерева, птичек на ветках, облака... Я же присела на корточки рядом с камнем и задумчиво коснулась его кончиками пальцев.   Меня отбросило на несколько шагов назад, в какой-то куст чертополоха, заставив заметить, что облака, изучаемые Алиссией, действительно сегодня очень живописны. Магиня поспешила ко мне, словно заботливая нянечка к непутевому ребятенку, в очередной раз навернувшемуся с качельки. Помогла встать, отряхнула, 'ощупала' фон вокруг и заключила, что это вполне нормальные остаточные явления.   Что это остаточные явления, я знала и так. Равно как и то, что все догадки о том, что здесь развлекался некромант (а может и чернокнижник) оказались совершенно верными. Интересоваться, есть ли поблизости кладбища, необходимости не было - источник некроматерии и без того был слишком внушительным.   - Далеко отсюда до ближайшего города или села? - Если здесь я не могу разглядеть ничего нового, то нужно искать первых пострадавших.   - Не больше полувески быстрым шагом, - отозвалась Алиссия, и смиренно направилась в сторону дороги, смирившись с тем, что отвертеться ей не получится. А может быть, ее и саму любопытство терзало!   Дошли мы и впрямь очень быстро. Эльфийская деревня, вопреки ожиданиям, отличалась от человеческой. Более узорные заборы, куда больше зелени, да и сама зелень была диковиннее, чем та, что прорастала у нас. Даже сорняки вполне могли вписаться в букет невесты, став чуть ли не главным его украшением.   Хороший знак, кстати. Обычно в первую очередь страдает именно природа, и только потом люди.   А с другой стороны это может нести куда большие проблемы, поскольку сила, которой пропитаны эти места, заключенная в амулет, артефакт или душу, вполне способна разнести если не весь Дариол, то Вилею и половину Гремора точно.   Мы шли по узкой улочке, стараясь озираться как можно менее подозрительно, но жители все равно порой изучали нас настороженными взглядами. Ох не по грибы притащились в такую глушь королевский маг и 'круглоухая'.   Я откровенно терялась, что отвечать на любезное 'вам чем-нибудь помочь?' от местных. Самой бы знать, что ищу!   В конце концов, после очередного вопроса Алиссия не выдержала:   - Незнакомцев у вас здесь не было каких в последние дни? Может, комнату кто искал, или дом?   - Гвардейцы по лесу шастали, - 'доложила' нам молодая эльфийка. - И маги королевские. Вот в таких же мантиях, - и она ткнула пальцем в одеяние Алиссии. Магиня благодарно кивнула, и собралась было уйти, как вдруг вопрос поспел и у меня:   - А маги у вас есть тут? Любые. Травники, может...   - Один был, - вздохнула девушка. - Помогал так всем, где от простуд снадобье сварит, где скот исцелит, а потом сказал, что пошел за какими-то припасами в леса, да больше его и не видели.   - А давно ушел?   - Месяц-два назад, - пожала плечами она.   Не зная, как это можно подвязать к последним происшествиям, я вздохнула, а эльфийка договорила:   - Дом его во-он тот, дальний, с крышей темной. Мальчишки случайно окно выбили почти сразу после ухода, думали, что ругать будет, как вернется, а видите как получилось...   - Сожалею. А вы не против, если мы дом осмотрим?   На немой вопрос Алиссии 'зачем?', я только пожала плечами. Мало ли!   - Да нам-то что, - отмахнулась девушка. - Хозяина-то нет, а нам от его банок проку никакого.   Поблагодарив девушку, мы уверенно зашагали по живописному зеленому коридору к дому с темной крышей. Точнее, уверенно шагала я. Магиня же просто старалась не потерять меня из виду.   - Не спрашивайте, что я там надеюсь найти. Нет у меня зацепок, вот вообще! - решила объясниться я.   - А я и не спрашиваю, госпожа Дарк, - вздохнула Алиссия. - Пообещайте только, что нам не придется за упырями гоняться по болотам. А то я слишком стара уже для такого.   Я усмехнулась:   - Да не так уж и стара. Но обещаю. Если что, за упырями я буду гоняться одна, а вы потом просто доложите господину Риктимиану, в каких степях искать мой хладный труп.   - О, доложу, конечно, не беспокойтесь, - обнадежила меня магиня.   В заведомо пустующий дом я все-таки постучала. Порадовалась, что поблизости нет Лесса или Киа, которых моя манера врываться в кабинеты и комнаты без стука порой раздражала, мысленно сама себе съязвила: 'Видишь, не так уж это и сложно!', и пнула дверь ногой.   Если бы не разбитое окно, мы бы, пожалуй, тут же упали замертво, поскольку даже в давно проветриваемом доме моментально заслезились глаза и засвербело в носу. Я чихнула, Алиссия закашлялась и медленно отступила на свежий воздух. Я махнула ей, что она может постоять на улице, а я скоро к ней присоединюсь. Осмотрела пару баночек на полке, подошла к столу, разворошила сухие листки пергамента, подняв облако пыли... попыталась опереться на стену, но рука утонула в чем-то вязком, и я, потеряв равновесие и успев лишь охнуть, провалилась в никуда.   И если первые два шага боком в этом 'нигде' я еще ощущала землю под ногами, и даже успела заметить, как затянулась арка-'иллюзия', выплюнувшая меня сюда, в темноту... То потом одна нога сорвалась вниз, ботинок подвернулся и я кубарем полетела вниз по бесконечной винтовой лестнице, позволявшей мне периодически прикладываться то головой о перила, то ребрами о стену...   Ступеньки я так и не досчитала.   ...сколько я пролежала на земле, одним богам известно. Да и то вряд ли. Уж их-то бы в такую дыру в поисках приключений точно не занесло. Я со скрипом перевернулась на бок, охнув, потерла плечо. Поочередно пошевелила ногами, руками. Покрутила шеей и вновь прикрыла глаза, стараясь не шипеть от болезненных ощущений. Хорошо приложило...   Вокруг звенела настолько мертвенная тишина, что я невольно испугалась, не отказал ли мне слух... Нет, к счастью.   Полежав еще недолго, будто бы надеясь, что если что во мне и сломалось, то успеет срастись, я все же поднялась по стенке на ноги. На этот раз обошлось, но тело, кажется, превратилось в один большой синяк.   Итак. Что нам дано? Тайный проход из дома травника в подземный тоннель, ведущий... Хрисс его знает, куда. Может, в ритуальную залу, где добрый травник резал тех, кого не долечил, может, куда-нибудь за сотню верст, подальше от Вилеи. А может быть, просто к морю, потому что старик в душе был романтиком? Неплохая картинка рисуется - надоели больные, нырнул в тайный проход и на природу, дышать морским воздухом, радоваться солнцу...   Кончики пальцев приятно покалывало, я только и успевала их растирать и стряхивать излишки, не давая накапливаться неотфильтрованной некроматерии, что так и липла ко мне. Даже светопульсар мерцал, ярко вспыхивая ядовитой зеленью и норовя сдать меня с потрохами любому живому существу, скрывающемуся здесь.   Устав петлять по узким коридорам, я потеряла любую надежду в то, что отсюда есть еще один выход, но возвращаться обратно, а после ползти по лестнице, так ничего и не узнав, мне категорически не улыбалось. А за следующим поворотом я нашла самого травника.   Медленно плывущий по воздуху светопульсар запоздало осветил силуэт... на деле оказавшийся вовсе и не силуэтом, а просто повешенной на угол шкафа мантией с цветной забавной шапочкой наверху.   Далее тянулась целая вереница таких же шкафов, заполненных разнообразными склянками, обвешенных связками из сушеных ягод и трав, забитых холщовыми мешками, источающими самые разнообразные ароматы, от которых хотелось как можно быстрее выбежать на улицу.   То есть, у травника здесь просто хранилище? И все? Никаких запрятанных скелетов, свежих усопших, контрабандных трав?   Осмотр четко дал мне знать, что нет, никаких.   Возникло неподдельное ощущение, что меня надули. Вели-вели заковыристыми путями, чтобы в конце в качестве приза выдать вязкую пустоту и обиду, что столько времени (и ребер) потрачено зря.   Одна из банок со звоном разлетелась о стену, оросив землю шипящей жидкостью. Вторая эхом догнала ее, и звук из мелодичного превратился в назойливый. Я стиснула кулаки, заметавшись по комнате в поисках, что еще можно разбить, чтобы полегчало, но на выручку пришел здравый смысл: в травах и снадобьях я не разбиралась, поэтому никакой гарантии, что содержимое перебитых мной банок внезапно не мутирует во что-нибудь кровожадное.   Звякнула еще одна склянка - на этот раз пустая. И я резко развернулась на пятках и зашагала обратно.   Черные тени появились не сразу. Сначала меня обогнал светопульсар, потом что-то темное проскользнуло под ногами, но я решила, что это крыса. Неправильная, беззвучная крыса. А потом уже я разглядела их - они скользили рядом со мной, точно сопровождая. Не нападали, не пытались опутать, увлечь за собой. Просто держались на полшага позади меня, не обгоняя, словно... свита.   Не сразу я заметила, что яркая зелень пульсара сменилась на глубокий, темный цвет, словно кто-то набросил сверху черную сетку.   - В компании не нуждаюсь, - сообщила я, застыв на месте и развернувшись.   Тени замерли тоже, лишь выгнулись, словно пытаясь ко мне прильнуть. Будто завороженная, я протянула ладонь вперед, и ощутила могильный холод, знакомый... привычный. И тьма - не пугающая, а... своя?   От этой мысли меня тряхнуло, словно от удара молнии. Что-то щелкнуло в голове, я отскочила в сторону, развернулась и так рванула к лестнице, что кажется, даже тени растерялись.   Хотя уже было понятно - они найдут меня, где бы я ни была. Потому что это моя тьма.   ...Стегос не так уж и ошибся в своих обвинениях.         Урок 3. Используйте шантаж.      В парадном зале меня встретило чудовище с горящими ярко-алым светом глазами без радужки, а сопровождавший от ворот (на случай, если я не та, за кого себя выдаю) стражник тут же в панике выставил вперед копье... больше для вида, конечно, чтобы не бежать трусливо под вопросительным взглядом принца. Мне тоже стало изрядно не по себе, только по другой причине.   - Киа? Какими судьбами? - вздохнула я. Радость от прибытия подруги во мне яро соперничала с опасением.   - Возвращайтесь на место, - пришел на выручку стражнику Тим, ненавязчиво вставая между вампиркой и копьем.   - Какими судьбами? - прорычала Киа. - Ты еще спрашиваешь, какими судьбами? Хельга, хрисс тебя дери, Дарк! Где носило твою некромантскую...   - Хелли! - из-под потолка на меня спикировала демоница, стиснув в убийственных объятиях. - Мы так за тебя испугались!   - Свою вину не отрицаю, но пара вопросов у меня все же имеется, - как ученик, подняла руку я, свободной придерживая Поллиэ. - Но...   Намек подруга поняла:   - А ты пробовала когда-нибудь до нее донести 'нет, с нами нельзя?'.   Мы с Тимом в голос усмехнулись, переглянулись и усмехнулись еще раз. Дар убеждения у демоницы был пугающе развит. Причем, больше пугающе, чем развит.   - Ли и Лесс тоже здесь?   - А ты как думала, - фыркнула Киа. - Так где ты была?..   - Провалилась сквозь арку-иллюзию, повалялась в каком-то хранилище, а потом выбралась и, не обнаружив магини, что со мной там носилась, решила добраться до Талиона на перекладных. Остальное время, как понимаешь, добиралась.   Вампирка закатила алые глаза.   - Алиссия сразу пришла ко мне с сообщением, что ты пропала, - опередил вопросы Тим. - Я снарядил поисковый отряд гвардейцев и отправил уведомление в Академию об исчезновении.   - Скажи еще, что не предполагал, что они сюда заявятся?   - К сожалению, предполагал. Но в мои обязанности входило предупредить, - пожал плечами Тим.   - И правильно сделал, вообще-то, - прорычала Киа. - Нет, как у тебя это получается... Мы ведь сюда тебя отправили, чтобы избежать лишних неприятностей, но... Это твой организм так нехватку их, что ли, возмещает?!   - Не исключено, - проворчала я. - Послушайте, я толком не ела, почти не спала, устала, как собака... Можно вы на меня потом поругаетесь?   - О, это ты еще Лесса не видела, - 'обрадовала' меня вампирка.   - О... а можно я тогда просто сразу вернусь, откуда пришла? - печально усмехнулась я. Сомневаюсь, что верлен был в более хорошем расположении духа, чем подруга.   Тактически отступить я не успела. Не то по стечению обстоятельств, не то услышав до боли знакомый голос, в зал ворвался Лесс. И, конечно же, он не стал на меня кричать, он 'всего лишь' одарил меня таким взглядом, что лучше бы накричал. Да даже ударь он меня, и то было бы лучше! Но нет, он был убийственно спокоен, и я догадывалась, какой диалог наедине последует за этим спокойствием.   - Ну здравствуй, - сухо произнес он. - Как себя чувствуешь?   - Привет, - как можно более безразлично отозвалась я. - Терпимо. Устала.   - Распоряжусь, чтобы набрали ванну, - сообщил Тим и перевел взгляд на гостей. - Ваши комнаты уже готовы. Поллиэ, не составишь мне компанию?..   Под нестройный хор 'спасибо' Тим с сияющей демоницей удалились вверх по лестнице, слуги, что статуями стояли по углам зала, тут же разбежались, словно мыши, и я осталась наедине с желающими меня растерзать от волнения друзьями.   Впрочем, вампирка тоже проявила верх деликатности, и сообщив, что поговорит со мной следующей по очереди, ушла пугать обитателей дворца пышущими алым глазами и искать четырехлапого мужа, а мы с верленом, переглянувшись, траурно поплелись в мою комнату...   Едва дверь захлопнулась за спиной, как Лесс обхватил меня за плечи и прижал к себе так, что я едва не поломалась окончательно.   - Я тебя убью, Хелл, - тихо проговорил он мне на ухо. - Это единственный способ точно знать, что с тобой ничего не произойдет.   - Это случайно вышло, - буркнула я, невольно тая в его руках. Только не сейчас! Вдруг он все-таки будет ругаться, а я уже бесповоротно признаю, что соскучилась, и, словно овечка, буду лишь согласно кивать, вместо того, чтобы до последнего отбиваться?   - Веришь - нет, но случайно ты убилась или специально, разницы никакой! Ты меня с ума сведешь когда-нибудь, хриссова некромантка. Я поседею раньше времени!   Не сдержавшись, я хихикнула:   - Всем бы твои проблемы в 62 года.   - Я не настроен сейчас на шутки, - черный взгляд пронзил меня холодом. - Жить в постоянном страхе за тебя... Невыносимо, ты понимаешь? Я ведь думал, что уж здесь-то, в королевском дворце, что может произойти?   - Так во дворце ничего и не произошло, - тихо возразила я.   - Хелл! - Лесс резко развернулся, отошел к окну и вцепился пальцами в пепельные волосы. - За те вески, что прошли между посланием из Вилеи и нашим перемещением - спасибо за него Киа! - я успел трижды тебя похоронить. Трижды!   - Но со мной ведь все в порядке, - возразила я как можно менее эмоционально. - Более того, ничего страшнее падения с лестницы не произошло.   - Мне все твои подвиги перечислить за время нашего знакомства? И что впереди, Хелл?   В душу закрался мерзкий червячок страха, что весь этот диалог ведет к тому, что никакой свадьбы не будет, потому что он просто не в силах смириться с моим умением впутываться в неприятности, и нервы ему дороже...   Поэтому единственное, на что хватило моего полусонного рассудка, это виновато поинтересоваться:   - То есть, можно отменять заказ на платье?..   - Какое платье? Хелл, мы говорим о... Стой. Какое платье?   - Свадебное, - я села на кровать, обдумывая, а не пустить ли банальное женское оружие - слезы - в ход. Но пока, к сожалению, не получалось. Зато горечи в голосе хватало на трех страдающих вдов...   - Я слегка обескуражен, - вздохнул верлен, глядя на меня уже с куда более привычной теплотой.   - Как вежливо ты перефразировал 'какого хрисса', - печально усмехнулась я.   - Разрываюсь между двумя вопросами 'неужели ты заказала платье?' и 'почему отменять заказ?' - уточнил он.   - Это ведь ты больше не хочешь на мне жениться! - почти выкрикнула я.   - Я? - недоуменно моргнул Лесс. - С чего ты взяла?   - Но... - теперь была 'слегка обескуражена' я. - Все слова эти твои... Сомнения, вопросы о том, что впереди, я и...   - И ты решила, что сохранность рассудка мне дороже тебя? - улыбнулся он.   Я честно кивнула. А какой еще вывод я из его слов должна была сделать?   - Какая же ты у меня бестолковая, - он внезапно притянул меня к себе, коснувшись губами виска. - Я пытаюсь донести - в который раз! - что волнуюсь за тебя. И что твое безрассудство меня пугает зачастую. Но я совершенно точно уверен, что отмена свадьбы на это никак не повлияет. Ты продолжишь искать неприятности, я буду дальше, как проклятый, за тебя бояться. И так пока смерть не разлучит нас. А будем мы женаты или нет...   Я порывисто подалась вперед, прервав его на полуслове, запечатав губы поцелуем. Верлен, не ожидавший такого резкого поворота событий, опрокинулся на постель, увлекая меня за собой...   И я готова была разорвать на месте хриссова слугу, который так не вовремя постучался с сообщением о том, что моя ванна готова!   - Я никуда не денусь, - с улыбкой сообщил Лесс, устраиваясь на кровати поудобнее.   Тело с дороги так и требовало горячей воды, но по верлену мы с ним истосковались не меньше, поэтому я еще раз мимолетно коснулась его губ, шепнула:   - Я быстро, - и, забыв об усталости, почти бегом ринулась в ванную.   Пена обволакивала, теплая вода расслабляла, погружая в атмосферу полного блаженства, я лениво водила мочалкой по плечам, рукам, шее, пытаясь собрать все последние мысли в кучу, и терпя при этом полное поражение...   - Знаешь, что я подумал, - дверь тихо скрипнула, и в ванную комнату беспардонно вошел Лесс.   - Удиви меня, - усмехнулась я, невольно прикусив губу.   - Что здесь наверняка закрываются двери... - Щелкнул замок. - Да, я был прав.   - Не дождался?   - А зачем? - резонно заметил он, склонившись надо мной.   Внутренняя пакостливость оказалась сильнее романтичности, и Лесс, вновь не ожидавший от меня подвоха, как был, в рубашке и штанах, плюхнулся ко мне в ванну, окатив стены снопом брызг.   - Ну некромантка...   - Зато теперь у тебя уважительная причина снять одежду, - коварно улыбнулась я, припечатав его по носу мыльной мочалкой.   - Ты еще за это ответишь, - и это прозвучало насто-олько многообещающе, что я даже зажмурилась от предвкушения.   А потом я очень порадовалась тому, что дверь все же была закрыта.   ...и когда спустя вески этак полторы мы, словно партизаны, перебирались в комнату, верлен обмотанный ниже пояса одним полотенцем, я - выше пояса - вторым, хихикая, как идиоты, и оставляя за собой мокрые следы, даже статуя, красующаяся в углу, казалось, смущенно отвела от нас взгляд.      - ...предлагаю вынести на повестку дня сразу два вопроса: как убить некромантку, и как после этого выдать ее замуж. Поскольку решение первого спасет наши нервы, а решение второго - Лессовы. Парень он хороший, за что страдает, спрашивается... О, привет, Хелл! - 'только заметил' меня Ли и приветственно помахал ножом.   Полли, угрожающе замахнувшаяся в приятеля булочкой, вовремя одумалась, и вернула ее в общую корзинку, поймав слегка возмущенный взгляд прислуги. После чего извиняясь, достала опять, с хрустом протерла салфеткой, осыпав крошками скатерть вокруг своей тарелки, и вновь водрузила на вершину хлебной горы. 'Заступница моя' - умилилась я, и уселась на отведенное мне место за обеденным столом.   - А я тут гениальные планы разрабатываю, - мечтательно вздохнул Ли. - И пироженками балуюсь. Кстати, они тут неплохие. Правда, крем какой-то... с отчетливым привкусом эльфятины...   Его Высочество Риктимиан откашлялся, оборотень 'пояснил':   - Я имею в виду утонченность вкуса! Добавки какие-то чисто эльфийские... А не то, что подумали вы, живодеры.   - Чисто эльфийские - это трава, что ли? - хмыкнула я, мерно покрывая половинки распиленной булочки (не той, которую терроризировала Поллиэ, другой) маслом.   Эльфийский принц снова спрятал улыбку за кашлем, демоница едва не подорвалась постучать ему по спине. Ну до чего сопереживающее у нас дите, просто диву иногда даюсь!   - Что слышно от магов с гвардейцами, Тим? - поинтересовалась я раньше, чем оборотень сгенерировал еще какой-нибудь 'гениальный план'.   - К магам сама можешь забежать, а от гвардейцев я еще жду отчета. Два отряда вернулись ни с чем, третьего еще нет. - Тим нахмурился. Я встревожилась. Киа озадачилась:   - Пропали?   - Надеюсь, что нет. Но должны были вернуться полторы вески назад. Смею надеяться, что они нашли зацепку, и потому задерживаются.   - А вдруг на них напали?! - охнула демоница.   - Не каркай, - буркнул оборотень.   - Кар? - вопросительно раздалось из-за окна.   Мы дружно вздрогнули, Тим произнес что-то тихое, но очень ругательное, после чего рывком распахнул раму.   Жирный ворон каркнул еще раз, разжал когти, выпуская что-то маленькое, но судя по звуку, тяжелое, после чего растворился дымкой, точно и не было.   - Karim-ed-he...   - В чем дело?   - Это... Один из магов.   - Оборотень? - едва не хлопнула в ладоши Поллиэ.   - Нет. Он всегда так вести передает. Тиан. - Эльф поднял металлическую подвеску, взглянув на нее на свет. - Это плохо.   Разглядеть удалось даже мне - опаленный отличительный знак Вилейской гвардии. Это было крайне похоже на просьбу о помощи.   Тим ни слова не говоря вылетел из обеденного зала, оставив нас растерянно переглядываться.   - Мы можем помочь, - насупилась демоница.   - Детка, Тиму сейчас, кажется, не до нас, - скривилась Киа. - Если он посчитает, что мы сможем помочь, он нам сообщит. А у нас есть парочка своих нерешенных проблем. Верно, Хельга?   - Верно-то верно, - вздохнула я. - Только боюсь, что эти проблемы крайне тесно между собой связаны.   - Что с Его Высочеством? - Лесс остановился в дверях, обернувшись на растворившиеся следы Тима.   - Пропал отряд его гвардейцев. Сомневаюсь, что он в лесу заблудился. - Я вышла из-за стола, благодарно кивнув слугам, и изучила место, где растворился 'посыльный'. - Полли права, мы можем помочь.   - И чем же?   - Вы действительно хотите решение всех проблем на меня свесить? - возмущенно отозвалась я. - Я свое дело сделала быстро, надежно и качественно.   - Вляпалась? - хохотнул оборотень.   - Нет, - задрала нос я. - Решила, что надо помогать! С вас план, а я собираться.   Киа только и успела мученически закатить глаза, прежде чем я вынырнула за дверь. В первую очередь мне нужна была Алиссия, а дальше сориентируемся.   Но до магини я не дошла.   - Хорошего дня вам, Хельга, - грустно улыбнулась мне графиня Ламиэль. И картинно вздохнула.   - И вам... что-то случилось?   - Что вы, нет! - Эльфийка не столько пыталась меня разубедить, сколько испугалась, что печалилась она ну очень заметно. - Его Величество Велимир сегодня отбыл на прием, а я лишь стараюсь распланировать время, чтобы...   - ...чтобы было не скучно? - перебила Ламию я, слегка стушевалась от своих манер. Все же отсутствие угрозы публичной казни неблагоприятно на них сказывалось.   - ...чтобы провести его с пользой, и... Ох, Хельга. Простите мне мое косноязычие. Я не очень хорошо спала сегодня и посему немного рассеяна.   'А я спала вроде неплохо, но от природы такая', пронеслось в моей голове, но вслух, к счастью, не прозвучало.   - Может быть, вы... попридумываете что-нибудь для свадебной церемонии? - неуверенно предложила я.   - А вы позволите? - воодушевилась графиня, и в глазах ее блеснул нездоровый огонь.   - Не сочтите за грубость, но кто я такая, чтобы вам запрещать? - пожала плечами я, не совсем понимая, что могло так эльфийку осчастливить. Это же ее свадьба, и она как-то без моего участия вполне могла заняться ей, да к тому же...   - ...тогда скажите, много ли вы хотите гостей? Нужно будет каждому подготовить комнату, исходя из предпочтений. К каждому приставить по слуге. Заказать цветы... Цветочная арка! Я видела прекрасные цветочные арки, когда выбирала для своей церемонии, вам понравится!.. Плетение с голубыми розами просто завораживающее!   И тогда до меня дошло.   - Простите Дейма ради, - затараторила я, привычно припомнив темного бога, - вы неверно меня поняли, я просто хотела вам что-нибудь подсказать, но я не свою свадьбу имела в виду, я бы не осмелилась вас просить, тем более, в таком тоне...   Огорчение вновь затянуло едва было загоревшиеся глаза, и мне стало поразительно неловко за возникшее недоразумение, графине - за свой неуемный азарт... И я, понимая, что возможно скоро пожалею о своем скоротечном, а главное - единоличном решении, зажмурилась и выпалила:   - А вообще - почему бы и нет! Дворец есть, гости есть, жених есть, желание есть. Убьем всю нежить одним пассом!   После чего мысленно обругала себя всеми известными ругательствами за мягкотелость. Надо было вслух обругивать. Ламиэль приняла бы это на свой счет, во мне бы разочаровалась, публичную казнь бы все-таки назначили и - ни свадьбы, ни меня, графине весело, да и проклятие там, глядишь, рассосалось бы под шумок. Вот уж точно 'всю нежить одним пассом'. Кстати, хорошее выражение получилось. Надо запомнить.      - Как там Кайлан?   - Стесняюсь спросить, почему ты вспомнила о нем именно сейчас, - пробормотала Киа, изучая живописные кладбищенские развалины, пока я неторопливо рыла ямку в одной из могил.   Я многозначительно ухмыльнулась в ответ, ссыпала горсть земли в мешочек, и заключила:   - Все. Осталось только найти трикветр и дождаться ночи. Как думаешь, Поллиэ знает, что такое трикветр?   - К счастью, да, - отозвалась подруга. - После того, как ты поручила ей его искать, она у Ли уточнила. Он ей его даже нарисовал. И чтоб ты знала, тебя он там тоже нарисовал. Портретное сходство сомнительное, конечно. При всех своих талантах, муж мой явно не смог бы зарабатывать на жизнь художественной деятельностью.   - Он творец, он так видит, - пожала плечами я.   - А я его жена, и... меня он тоже как-то нарисовать пытался. Чуть не овдовела.   Я прыснула, подруга печально пожала плечами.   Разговор с Алиссией дал мне одну подсказку. Если живые не знают ответа, а мертвые молчат, лишь природа, вечный свидетель и невольный участник, хранит в себе все тайны. Нужно лишь заставить ее говорить.   - Я надеюсь, это не очередной крысячий ритуал? - вздохнула подруга, припомнив былой опыт.   - Не крысячий, - вздохнула в ответ я, так и не вспомнив, какое название носил он изначально. Всю жизнь знала, а тут... Спасибо, Киа. Мало того, что прицепилось, так еще и заместило. - Так как там Кайлан?   - Почти не высовывался. Причем даже на занятия. И знаешь - я заметила одну странность. До вашего ритуала он старался как можно чаще мелькать поблизости. Он хотел учиться. Либо очень хотел создать видимость того, что хотел учиться. А сейчас это выглядит так, словно он получил то, что было нужно, и потерял всякий интерес.    - И что ему могло быть нужно?   - Ритуал. К примеру.   - Тут как-то причинно-следственная связь не складывается. Ритуал был проведен из-за вируса, скосившего половину Академии. От безвыходности. И, по сути, Кайлан просто помог мне.   - То-то и оно, - вздохнула Киа. - Что если ему нужен был, например, компромат?   - На меня? - хохотнула я. - О да, я такая персона, что без компромата никак не обойтись. Второе лицо государства после короля! Ну, или третье, учитывая ширину этого самого королевского лица.   - Смейся-смейся. Помнится, ты сама не так давно готова была на него все грехи свесить вплоть до продажи эльфийского принца в рабство два года назад.   - Меня свежий вилейский воздух отрезвил, - хмыкнула я. - Нет, серьезно. Какие причины ты можешь придумать?   - К примеру, он сам планирует нечто 'чернокнижное'. В стенах Академии. И если оно там произойдет, начнется расследование, которое приведет напрямую к его преподавателю.   - Но точно также оно и к нему самому приведет, - отмахнулась я.   - Ты не учитываешь тот маленький факт, что учитель несет ответственность за своего ученика. Прижатый к стенке Кайлан расскажет, что однажды уже помогал тебе проводить черный ритуал. По твоей просьбе.   - Доказательства?   - Половина Академии свидетелей и толпа 'чудесным образом' исцеленных.   - Скажи еще, что и вирус сам Кайлан нам принес. - Тон я сохраняла по-прежнему насмешливый, но внутренний азарт поутих. В словах подруги была своя логика. Местами притянутая за уши, но логика.   - Нет, принес его Ли. Подцепив на месте исчезновения делегации из твоей Межрасовки. К слову, знаешь, что я недавно узнала? Имя Меледан Шиарский тебе о чем-нибудь говорит?   - Само собой. Это мой преподаватель некромагии.   - В той самой делегации Арромонда должен был сопровождать именно он. Но в последний момент резко передумал.   - И к чему ты клонишь? - нахмурилась я.   - Что ты о нем можешь сказать? - вопросом на вопрос ответила подруга.   - Хороший преподаватель. Опытный маг. По моему ощущению, я и наполовину такой, как он, еще не стала. В меру мрачный, в меру двинутый. Ты клонишь к тому, что он каким-то образом прознал, что в дороге планируется засада и потому не поехал? Да это бред, Киа. Они в прекрасных отношениях с ректором, узнай он что - в первую очередь предупредил бы его об опасности. Причины, по котором он отказался, могут быть самые разнообразные - от важных дел, не терпящих отлагательств, до банального расстройства желудка.   - Неужто в Межрасовке нет целителей, способных справиться с этим недугом? - усмехнулась вампирка.   - Я утрирую, - фыркнула я. А потом внутренне вздрогнула, вспомнив об 'одноглазом некроманте', что побывал до меня в попутной деревне. И Кайлан учился именно у него. Три мелочи, которые могут как не иметь никакого значения в нашей ситуации, так и напрямую быть связанными с ней.   - Мотивы. Нам нужны мотивы, - задумчиво проговорила подруга, которая хоть и внимательно выслушала все мои размышления, но осталась целиком при своем мнении. Впрочем, на то она и бывший начальник стражи - чтобы не слушать всяких дилетантов-любителей. И хоть признавать было это неприятно, она ведь действительно могла быть права. Нельзя отметать какую-либо из закравшихся версии. Даже самую странную. У нас не так много времени. Вернее - у меня не так много времени.   - Я нашла! - Демоница приземлилась между нами, ловко перескочив через могилку и сбив венок, извинилась перед усопшим, торжественно повторила: - Трикветр нашла! - а потом огляделась и затараторила: - Хелл, а почему у эльфов есть кладбище? Тим рассказывал, что у них мертвых сжигают и потом делают красивые кулончики - corali... То есть, они красивые, но я такой не хочу и...   - В Вилее не только эльфы живут, - пожала плечами я. - Да и возможно есть какие-нибудь противники подобных традиций. А может, они вазы с прахом зарывают, кто их знает. Веди давай.   'Трикветром' в данном случае назывались три могилы, которые располагались так, что между ними можно было провести линии и составить треугольник. Мне же был нужен не треугольник, а круг с трилистником внутри. Как выяснилось, найти подобное оказалось непросто, оттого летательные навыки демоницы пришлись очень даже кстати. С высоты птичьего полета заметить нужное было куда проще.   Наш пантер лениво зевнул, помахивая хвостом, не то отгоняя мошкару, не то изображая собачку и едва заметив нас, вышедших из-за кустарников, перекинулся в двуногую ипостась.   - Чуть не уснул. Давайте быстрее со своим ритуалом и домой, по койкам.   Оставленный вместо флажка на нужном месте Ли явно истосковался.   - Тебе ли жаловаться, кошачья ты душа. Хоть тут клубком свернись и дрыхни, - фыркнула я, шагами замеряя расстояние между памятниками. Хватало. Концом толстой ветки я очертила первый лепесток вокруг крайней могилы. Внахлест с ним обрисовала второй, захватив вторую. Тот же процесс я проделала с третьей и оказалась в треугольнике на пересечении всех трех элементов. Дочертила круг, почти целиком поглощающий трилистник, критично оглядела результат, и уселась на поваленное дерево неподалеку.   - А теперь ждем.   Он появился после заката.   Поллиэ зажала рот ладошками, охнув, Ли тут же затолкал девочку себе за спину и принял боевую стойку. Киа в два пасса набросила защитный купол на трикветр, что тут же вспыхнул красным. Тонкие вены зловещей зелени моей магии пробежали к вершинам, и погасли.   Человеческая тень скользнула к границам круга, но не смогла их пересечь.   - Это вынужденные меры, извиняюсь, - произнесла я.   Силуэт метнулся в сторону. Зелено-красный всполох отозвался на его прикосновение к барьеру.   - У нас пропал отряд гвардейцев. Ребята хотели помочь разыскать злоумышленника, а теперь мы их самих не можем найти. Нехорошо. Ты - Хозяин этих земель, не поведаешь ли нам, как быть? Где искать? Что делать, чтобы безобразие это прекратилось?   - Некроманты. Терпеть не могу некромантов, - зло бросила тень.   - Быстрее ответишь, быстрее попрощаемся, - пожала плечами я. - Все в твоей власти.   - Полвека на посту. Второй раз за неделю в ловушке. Я уже все рассказал.   - Кому?   - Такому же... - Наверняка, будь такая возможность, тень бы от души сплюнула все свое пренебрежение.   - Так он плохой был, а мы хорошие, - скрестила руки на груди я. Фраза прозвучала откровенно в духе Поллиэ.   - Ты поддалась искушению, и мысли твои черны.   - Неужели? - приподняла одну бровь я. - Отчего же я не планы по захвату мира сейчас прорабатываю, а ищу способ найти пропавших солдат?   - Чувство вины свое же успокоить. Ты же виновата.   - Вот бы не подумала, что 'Хозяин кладбища' может быть таким упертым, - усмехнулась Киа. Тень тут же обернулась на нее:   - Что здесь? Как странно. Столько крови, но смерти не чую.   - Я вампир, приятно познакомиться, - отозвалась подруга.   - Черпать силу из жизни, жизнь не забирая. Приспособились. Я не знаю, где ваш отряд. А вот земли мои с ума сходят. Мертвые слышат голоса. Но мертвые - мертвы!   - Логично, - согласно кивнула я. - А живые - живы. Вот только чтобы эти живые не стали мертвыми, нам нужна помощь. А со своим чувством вины я сама разберусь. Семьям спасенных, равно как и семьям погибших, будет наплевать из каких побуждений я действовала.   - Ищи мага. Травника. Он знает ответ.   - Искать-то где?   - Под землей. Неглубоко. Не убежал. И перестань себя бояться. Бойся за других. Тьма твоя им опасна.   - Вот это ты утешил. Но Дейм с тобой, направление хоть укажи.   - Ищи единорога. И освободи меня.   - Сначала посоветуй, как успокоить аномалии-то местные.   - Прекратите разгуливать по костям. И станет спокойнее.   - И все?   - И все.   Я недовольно скривилась, после чего носком сапога стерла одну из границ трилистника.   - Свободен. И еще раз прости.   - Боги простят. И... соболезную.   Тень, словно жирная капля, плюхнулась в землю и моментально впиталась.   - Какое еще 'соболезную'?! Понаберут же...   - Слушай, - задумчиво проговорила Киа, - я все представляла, конечно. Но мне казалось, что Хозяином кладбища должна быть сущность. Древняя, как мир. Разговаривать загадками, но никак не язвить.   - А этот 'новенький'. Ему полвека всего. - Я старательно затирала прочие следы наших чертежей и рун, с изрядной долей остервенения пиная землю.   - Если ты так планируешь допинаться до 'Хозяина', то, мне кажется, напрасно, - подсказала подруга.   - Я знаю. Но... какой к хриссу единорог? Какое к хриссу 'соболезную'? Больше озадачил только, сволочь.   - Эй, не ругайся при детях! - одернул меня Ли.   - Поллиэ уже и не такое слышала, - отмахнулась я.   - А я, может, и не Полли имею в виду, - насупился оборотень.   - Великовозрастная детина, - закатила глаза вампирка.   - А я видела единорога! - пискнула Поллиэ.   - Умница, детка. Считай, опять просто потратили время, ничего не узнали. Тиму не помогли, себе не помогли, и...   - Хелл, перестань разводить панику. От потока слов, что сейчас из тебя прорывается, пользы точно никому не будет. Сплошная безысходность.   - Я видела единорога, - приблизившись к Киа, повторила Поллиэ, видимо решив, что до меня уже не докричится.   - Поздравляю, детка. А я на нем езжу, - выдохнула подруга. - Нам нужны карты, вдруг мы сможем понять, какое место имел ввиду...   - Да вы меня слышите или нет?! - Демоница взмыла в небо над нами и земля содрогнулась. Я даже голову в плечи вжала, опасаясь, что следом прилетит ее любимая огненная волна (и конечно, вжатая в плечи голова меня от нее прекрасно спасет). - Мы гуляли здесь с Тимом! И он показывал мне гору-единорога! Она похожа на огромную морду лошадиную с рогом! И Тим говорил, что в ней есть пещера, где раньше проводились какие-то странные обряды! Тоже мне, следователи-исследователи! - выпалила девочка и, подняв вокруг себя пыль, приземлилась между нами, отряхнув руки. - Спасибо за внимание.   Мы втроем опешили. Сначала от того, что наша Поллиэ внезапно оказалась старше, чем мы привыкли, а потом от того, как она нас тут всех отрезвила.   - А если вы кричать перестанете, то я вас туда провожу. Вот, - выдохнула она.   - Будь добра, да, - переглянулись мы сначала друг с другом, после воздели взгляды к небу, точно в ожидании гнева демонической прародительницы за то, что ребенка довели, а после гуськом последовали за девочкой прочь с кладбища.   - А чем занят Лесс? - поинтересовался пантер, едва мы выбрались из лесов в поля.   - Примеркой, - хохотнула я. - Нет, сначала он отправился побеседовать с Велимиром, потом с магами, потом ему нужно было переговорить с Тимом, но в какой-то точке маршрута его поджидает моя добрая фея Ламиэль.   - Добрая фея, - усмехнулась Киа. - Вообще-то когда я говорила о том, что правители государств имеют право проводить свадебные обряды, я не думала, что ты действительно этой мыслью загоришься. Губа не дура - куда там мы со своими тихими часовнями...   - ...и кладбищами, - поддакнул Ли.   - Я уже трижды пожалела об этом стечении обстоятельств. Нам некогда, - выдохнула я. - И не до того...   - Тебе всегда будет 'некогда' и 'не до того', - резонно заметила подруга. - Ты себя знаешь, если будет возможность отложить на 'потом' - ты ее не упустишь. Так что Ламиэль действительно просто дар богов.   - Лесс сказал, что мы потом с Велимиром не расплатимся. И с графиней.   - Расплатитесь, - успокоила меня подруга. - Лет десять в счет долга поработаете и расплатитесь.   - Единорог, - заключила Полли, ткнув пальцем вдаль.   - 'Отставить свадебную болтовню', - шикнул на нас Ли, передразнивая девочку, но наткнувшись на взгляд супруги тут же посерьезнел.   Травника мы тоже нашли быстро. Точнее, его труп.   Ли спешно выволок Поллиэ прочь из пещеры, а мы с Киа склонились над телом и задумчиво мдамкнули. Неестественно вывернутая шея нежно обнимала изгиб каменного выступа, намекая на обстоятельства гибели. Если он и знал что-то, то с нами уже не поделится.   - Недолго лежит вроде. - Киа двумя пальцами пощупала его запястье. - Не больше дня.   - Что странно, если учесть, что, по словам местных, пропал он давненько, - почесала я макушку. - Где-то его носило же.   - Кто-то, - подсказала Киа.   - Кто-то носил? - нахмурилась я.   - Почему нет? Похитили, получили от него все, что нужно, и выбросили здесь, свернув шею, чтобы помалкивал. Может, Ритуал Последнего Вздоха?..   - Или обыскать, - договорила я, сорвав с пояса травника сумку и высыпав на землю все ее содержимое.   Пучки трав, обрывки пергамента, перо, крохотные бутыльки, размером с половину мизинца, наполненные разноцветной пыльцой. Пятна крови на ремне.   Я отодвинула сумку с содержимым, перевалила тело на другой бок, обнаружив ровно вычерченную руну на запястье.   - Разделение? - прозвучало над нашими головами.   Оборотень привстал на одно колено рядом с телом, изучая рисунок, и ответил на незаданный, но возникший вопрос:   - Да вы опять забыли что ли? Баловался я рунами по молодости, баловался! Память ваша девичья...   - Для чего она может быть начертана на человеке?   - Руна Разделения? Дай-ка подумать, - почесал подбородок оборотень, изображая усиленную работу мысли. - Что же она может обозначать... Может быть... Разделение?   - Чего с чем? В данный момент я вижу только травника разделенного с его жизнью и шейные позвонки, разделенные с шейными позвонками.   - Разделенный с жизнью? Страшно так, - звякнул колокольчиком голос демоницы. - Это что, значит, что даже если бы мы могли, мы бы их обратно не соединили?   - Нет, это зна... - отмахнулась было я, но застыла на полу-жесте, выдохнула и исправилась:   - Это значит, что я увольняюсь. Если бы мы успели к Последнему Вздоху, у нас бы ничего не вышло. Нужно осмотреть здесь все, а после - травника и его вещи доставить во дворец.      Изучение тела больше походило на ритуал.   Маги стояли кольцом вокруг каменного алтаря, вырисовывая какие-то пассы. Факелы на стенах мрачно освещали подвальные залы, добавляя зловещести. Рассыпанные по тумбе вещи травника были похожи на ритуальные ингредиенты, которые сейчас поочередно будут добавлены в чашу с кровью усопшего, и тут же отнесены к статуе какого-нибудь хриссова божества в надежде на обретение какой-нибудь силы, пробуждение этого самого божества или, в крайнем случае, на дождь.   - Тело изрядно обескровлено, - вынырнула из кольца магов Алиссия, и присела рядом со мной. - Он действительно умер раньше, чем свернул шею. И тот, кто это делал, знал, как нужно собирать кровь правильно. Никаких лишних повреждений, никаких следов борьбы. Но есть и хорошая новость.   - Травник - не злодей? - невесело ухмыльнулась я.   - И это тоже. Но можно создать поисковое заклинание, что кровь соединит с кровью. Если это не выведет нас к виновнику, то хотя бы отведет туда, где это произошло. И быть может, там мы найдем подсказки.   - У меня есть некоторые причины полагать, что где-то там найдется пропавший отряд, - вздохнула я. - Хозяин кладбища был не слишком разговорчив, но мельком намекнул.   - В пещере, где вы обнаружили тело, больше ничего не нашлось?   - Столетней давности рисунки на стенах, явно уже истратившие свою магию, если такая в них была, осколки, останки, пауки - и все древнее, как сами боги.   - Жаль. Очень жаль. Я постараюсь поторопить изготовление. А вас, как освободитесь, просила зайти di'ess Ламиэль.   - Зайду. Как что-нибудь прояснится, расскажете мне по секрету?   Алиссия кивнула и вновь вернулась к телу.   Конечно. У меня же свадьба намечается.   На костях.      Ламиэль порхала бабочкой от свитков к букетам, беззаботная и увлеченная, она даже не сразу заметила мое появление в дверях.   - Хельга! - вскинула голову она в ответ на мое вежливое покашливание.   - Не отвлекаю?   - Напротив. Я беседовала с господином Алмором, он убежден, что все гости уже здесь. Быть может, вы его убедите?   - В том, что не все гости здесь? - озадачилась я. - Не совсем понимаю...   - Родители. Его родители, ваши... Вы разве не хотите их пригласить?   - Боюсь, что на поиск моих мы бы потратили не один год, и в итоге все равно получили бы не самый вежливый отказ, - постаралась отозваться я как можно более беззаботно.   - Простите. - К счастью, воспитание Ламии позволило ей не лезть в эти дебри, в которые даже мне соваться не хотелось. - А господа Алмор?..   - Не имела чести быть им представленной, - хмыкнула я. - Может, Лесс их напугать боится.   - Напугать? - вопросительно приподняла брови Ламиэль.   - Вы себе представляете хоть одного человека - или эльфа, простите - который будет ликовать от счастья после сообщения 'мама, папа, это некромантка, и я на ней женюсь'. Там в лучшем случае все обойдется обмороком. И в лучшем случае - маминым.   - Они нас зимой ждут. Обоих, - голос верлена за спиной заставил вздрогнуть от неожиданности. - Крайне извинялись, но застряли на границах Корханна предположительно еще месяца на полтора. У них там волонтерство процветает, свадьба сына не то событие, что способно их оттуда выдернуть.   - Родители - молодцы, - заключила я, и еле сдержалась от вздоха облегчения. - Я бы, конечно, еще не отказалась лицезреть папашку моей ненаглядной подруги, но боюсь, при государственных делах это еще более 'не то событие'.   - Отправим ему кусок пирога, - пожал плечами Лесс. - С первой же попуткой.   - И подвязку невесты.   - Киа не говори.   - Не буду.   Ламиэль прикрыла рот, чтобы не смеяться в голос, после чего вычеркнула несколько пунктов в своих бумагах:   - Ох, Хельга, Лиралас, я так благодарна, что скрасили мои будни... ума не приложу, чем бы занималась сейчас, если бы не вы. И это так интересно! При подготовке к собственной свадьбе мне доводилось лишь указывать пальчиком на картинки - хочу эти цветы, хочу эту скатерть, а здесь...   - ...вы предлагаете мне указывать на картинки, - с улыбкой подсказала я.   - Именно!   - Я рада, что вам это не в тягость.   - В тягость мне было бы смотреть из окна в ожидании свободного времени у Его Величества Велимира. И позвольте поинтересоваться, как у вас продвигается расследование?   - Плохо! - выпалила Киа, распахнув дверь. - Хелл, Лесс, отвлекитесь, пожалуйста. И ради Литы, простите меня, Ваша Светлость, что перебила...   - Что вы, не беспокойтесь. Мы обсудили все, что нужно. Оставлю вас наедине.   Выдержке графини позавидовал бы сам сир де Асти.   - Некрасиво получилось, но там новости прибыли. Плохие. Двух гвардейцев нашли.   - Ох этот неприятный момент, когда новость о находке является плохой... - вздохнул Лесс. - Где обнаружены тела?   - Одного нашли в Льенской низине. Второй... точнее, его обгоревшие останки, нашлись к югу от единорожьей горы.   Лесс покачал головой, задумавшись.   - Не удивлюсь теперь, если еще одного мы найдем утонувшим, а последнего - закопанным.   Киа на удар сердца замешкалась, сопоставляя мое заявление с уже известными фактами, и глаза ее расширились.   - Нужна карта! - заключила подруга, и ринулась в сторону библиотеки. Мы с Лессом устремились за ней.   Мгновенная догадка подтверждалась: грифель вычерчивал линии, соединяя точки-обозначения мест, где обнаружены тела...   - Еще две вершины и получится...   - Пентаграмма, - выдохнула я. - Знаешь, что пыталась бы сделать я на его месте при помощи жертв и подобных ритуалов? Некроартерии выжать. И всю их силу заключить в какой-нибудь артефакт, будь то амулет или нажья лапка.   - И для чего, к примеру?   - Для чего-то еще более масштабного.   - Массового пробуждения?   - Почему если магия темная, то сразу 'пробуждения', - насупилась я.   - Для чего угодно, - не дал мне доиграть роль обиженной Лесс. - Это как если вампир, носил бы с собой пару ведер крови и получал ту же силу, что если бы испил...   - ...только при этом не лопнул, - подсказала я. Неуместная шутка. Еще одна. - Способности способностями, а любая магия в неограниченном количестве, по сути, не имеет противовесов.   - Если силу, собранную на месте вилейской аномалии, применить, например, на защитный купол греморского королевского дворца...   - ...от дворца с королем ничего не останется. От Эскалиола, возможно, тоже.   - Пока думаем над мотивами, нужно помочь Тиму. Вдруг еще возможно спасти кого-нибудь из отряда. - Киа отметила крестиками две оставшиеся приблизительные 'вершины' пентаграммы, вздохнула, стерла, поменяла на кружки и пояснила: - Что зря крест-то на людях ставить? Пойду доложу Его Высочеству.   - А я магов напугаю лишний раз, - злорадно отозвалась я. - Лесс?..   - А я на повторную примерку. Штаны длинноваты оказались. У свадебного костюма. - Верлен откровенно скривился. Будешь знать, остроухий, как меня замуж звать. Страдай теперь!      Заклинание поиска, созданное королевскими магами, помогло.   К месту, где была пролита кровь, оно привело безошибочно - подземные пещеры, сокрытые от сторонних взглядов, нашлись неподалеку от деревни, где обитал покойный травник. Там же нашлась и часть гвардейского отряда - изрядно помятая, но, слава богам, живая.   Тела, впрочем, тоже были найдены. Ровно в местах, отмеченных Киа на карте. А значит свою пентаграмму наш злоумышленник все же достроил.   Гвардейцы давали показания сбивчиво, споря, путаясь, словно все это время были разделены и видели разное. Но нет, их не разлучали, но отчего-то у одних похититель был один и то - магичка, у других - три мага и один тролль, на третьих же напала толпа разбойников во главе с магом.   - Видать, травник не только в качестве донора нужен был, - мрачно заключила я. - Слишком похоже на какой-нибудь Искажающий дурман.   Два с лишним дня маги пытались считать настоящие воспоминания, что могли все же сохраниться в подсознании. Прочесывание леса по свежим следам также ничего не дало.   Кто бы это все не провернул, и сколько бы возможностей наследить у него не было - он их все упустил, чем изрядно затруднил нам поиски.   И апофеозом всего этого стала графиня Ламиэль, торжественно сообщившая, что к свадьбе готово все.   - Кроме невесты, - мрачно пробурчала я так, чтобы слышала лишь Киа.   - Быть может, я поторопилась, конечно, - улыбнулась Ламия. - У меня ведь все наработки были сохранены еще с подготовки к моей церемонии, достаточно было продумать мелочи и все заказать...   - Мне кажется, вы на что-то намекаете. - Я вздохнула.   - Велимир готов провести церемонию хоть завтра. Но нам нужно все же съездить на примерку, и если платье готово и ничего не придется исправлять, то...   - ...состоится вынос тела.   - Мне нравится ваш радужный настрой, - хихикнула Ламия. - Таких счастливых невест Вилея еще не видела!   - Жениха там тоже от восторга разрывает, сходите, гляньте, - усмехнулась я.   - Уже. Когда штаны укоротили, он стал заметно бодрее. Не представляю, если честно, на кого шились те... если взять телосложение Лираласа, да предположить, что он мог быть выше еще на голову... - Графиня задумчиво задрала голову вверх, примеряясь куда-то под люстру. - Если только с него мерки на бегу пытались снять. Он тоже ведь вечно занят и совершенно не может стоять на месте. Особенно... в нашей ситуации. - Девушка вздохнула, но спешно нацепила на лицо привычную маску благополучия, улыбнулась и сообщила: - Завтра с утра, если вы не против, отправимся в город. Мираннар будет ждать нас.   - Вы еще спрашиваете, не против ли я! - поразилась я. - Да это мне стоило бы вас упрашивать по хорошему счету.   - Мою позицию вы знаете, - учтиво кивнула графиня. - Мне не терпится увидеть на вас творение рук Мирана.   Я хотела лишь пожать плечами, одарив Ламиэль благодарной улыбкой, но вместо этого поняла, что мне тоже ужас как интересно, что такого успел сотворить этот признанный магистр кройки и шитья.   - Составишь компанию? - проводив графиню взглядом, поинтересовалась я у Киа.   - А у меня есть выбор? - участливо отозвалась подружка невесты.      Это была не я.   Не знаю, что за кукла смотрела на меня из зазеркалья, но это никак не могла быть я.   От темно-синего, практически черного, корсета с мелкой россыпью алмазной крошки на лифе, вниз убегала юбка, плавно светлея и доходя до молочной белизны. Спереди сверкали открытые коленки, за спиной мягко тянулся шлейф, и я вертелась перед зеркалом, точно кошка, пытающаяся поймать конец собственного хвоста.   Киа одобрительно кивала, графиня выглядела так, словно только что выиграла сто тысяч золотых в каком-то масштабном споре, касающемся меня и свадебного одеяния. Миран, казалось, утирал скупые слезы умиления и восторга от того, что его шедевр получился действительно шедевром.   - Потрясающе, - наконец-то выдохнула я, замерев. Приподнялась на носочки, представляя себя на каблуках, расправила шлейф.   Миран едва не захлопал в ладоши, и бросился к своему прилавку, а я в ужасе зажмурилась от надвигающегося озвучивания стоимости. Даже я, в тканях не разбирающаяся, догадывалась, насколько дорогой была 'Вилейская ночь'.   - Переодевайтесь и идите в карету, - улыбнулась графиня. - Остальное мы решим здесь без вас.   - Но...   Любые мои попытки возразить тут же были скомканы и засунуты вместе со мной в примерочную. Отбиваться я пыталась и оттуда, уверенная, что даже если цена платья будет в десять преподавательских зарплат, то я лучше эти десять месяцев бесплатно в Академии буду вкалывать, чем позволю графине еще и здесь рассчитаться за меня.   Слушать меня не желали. Вскоре мы с Киа в обнимку с внушительной коробкой, где покоился мой погребальный... то есть, свадебный наряд, оказались в карете, а через несколько мгновений из дома портного показалась и сама Ламиэль.   - Мираннар передает вам с госпожой эо Ланна свои искренние восхищения, поскольку столь очаровательных 'круглоухих' еще не встречал. И платье это - наш с ним подарок вам на церемонию.   - Ваша Светлость, я вам несказанно благодарна, но это уже слишком. Скажите, сколько я должна отдать, и я...   - Поверьте, стоимость вашего платья давно окупилась теми людьми, что приходят сюда по моей рекомендации. И господин Мираннар прекрасно это понимает.   Мне кажется, прекрасно понимал господин Мираннар и то, что преподаватели, сколь бы 'очаровательными круглоухими' они не являлись, позволить себе его творение не могут.   - Вы ведь не хотите меня обидеть, верно? - приподняла брови графиня.   - Ни в коем разе! - замотала головой я.   - Тогда я рада, что вам понравилось. Платье вам невероятно идет!   Карета остановилась у перекрестка, пропуская воз с провизией. Я задумчиво изучала шелковый бант на коробке, Киа оглядывалась по сторонам... и выглядела крайне озадаченной.   - Что такое?   - Мне показалось, я видела вампиров. Двух. Они свернули в проулок.   - После того, как твой папанька вернулся к власти, это, вроде бы, перестало быть чем-то из ряда вон выходящим?   - Да, просто вампиры на городских улицах уже не такая редкость, но... у них глаза алым светились. Ты ведь знаешь, от чего это у нас бывает.   - От крови. Усиление магии, - нахмурилась я. - Мало ли. Колдовать ведь им не запрещалось.   - Сложно объяснить, - качнула головой Киа. - У вампиров не особо устойчивое положение в обществе, чтобы свою магию пускать в дело среди бела дня. И отчего-то сильно сомневаюсь, что они с ее помощью просто дождь на засушливые поля хотели обрушить. По прибытии во дворец, нужно будет поинтересоваться у Тима или Велимира, вдруг...   - ...вдруг им известны причины разгула кровопийц? - усмехнулась я.   Честное слово, готова поклясться, что подруга едва не показала мне язык.   - Формулировка так себе, но суть ты уловила.   Тим, введенный в курс дела, лишь пожал плечами: ничего противозаконного они не делали, никаких жалоб от населения не поступало, никаких прецедентов, подразумевающих магию крови, не происходило.   - Киа, тебе кто-нибудь говорил, что ты предвзята к своим соотечественникам? - усмехнулся принц.   - Факт, - отозвался Ли, показательно начесывая за ухом. - Понимаю, оборотней подозревать во всех прегрешениях, вот где подозрительные типы.   - А за одним из этих типов я даже замужем, - отозвалась вампирка, скрестив на груди руки. - Я не настаиваю на проверках, просто ставлю в известность - кровь мы обычно для простых заклинаний не пьем. Только для... трудоемких, - подобрала таки удачное слово подруга.   - А еще вам это просто нравится делать, - напомнил Ли не самый приятный факт биографии Киа. Будь он в человеческой ипостаси, наверняка еще и шрам бы продемонстрировал на шее. А следом и отпечаток моей руки на спине для полноты картины и получения всей гаммы сострадания от благодарных слушателей.   - Бдительность еще никому не навредила, - согласился Тим. - Я предупрежу патрульных, чтобы были внимательнее. И не давали пить свою кровь незнакомцам.         Урок 4. Возьмите заложника.      В десятый раз убрав с глаз жемчужную нитку, я выругалась и заправила ее за ухо. Волосы аккуратной копной крупных волн были зачесаны набок, и только одна предательская прядь, сверкающая перламутром, так и норовила выбиться.   - Может, ну ее к Дейму? - наконец выпалила я, с мольбой глядя на Киа.   Подружка невесты в бардовом платье вновь закатила глаза:   - Сейчас придет Ламиэль и что-нибудь придумает, расслабься.   - Не могу, - проворчала я, вновь отворачиваясь к зеркалу. - Я в платье, на каблуках и с целым стогом сена на голове. Сразу три фактора мешают мне расслабиться!   - Ну про волосы свои ты зря, конечно, так критично. Но если тебя это утешит - выглядишь ты изумительно. И если сильно надоест, ты всегда можешь подняться к себе в комнату и переодеться.   - Только этой мыслью и живу, - вздохнула я. Вновь прокрутилась перед зеркалом. И еще раз вздохнула.   - Хельга! - сиятельная графиня влетела в мою комнату на крыльях восторгов. - Все готово! Велимир ждет вас в Главном зале, гости собирались, столы накрыты... А я смотрю, мои волшебники над вами уже поколдовали?   - ...и даже выжили, - усмехнулась подружка.   - А если что-то случится? - предприняла последнюю попытку избежать экзекуции я. - Я ведь ни бегать не смогу, ни отбиваться толком.   - Так отбивайся магически, - подсказала моя ненаглядная госпожа Очевидность. - Сомневаюсь, что твои милые мертвяки, увидев тебя в свадебном одеянии, скажут: 'О, нет, ребят, она в юбке, уходим отсюда' и зароются обратно в землю.   - Смешно, - мрачно заметила я.   - Хель, сегодня такой день! - В Киа задремала кровопийца и проснулась добрая фея. - Неужели ты совсем не рада, что станешь наконец-то женой Лесса?   - Рада! - выпалила я. - Но... мне кажется, что все как-то не так должно быть.   - Да-да, и не сейчас, а лет через десять, а то и через двадцать... Ты заслужила свой волшебный пендель, это - он. Только представь - свадьба в королевском дворце! Подготовленная самой графиней Ламиэль! - Ламия учтиво кивнула головой, улыбнувшись.   - Я благодарна! И это все совершенно здорово, но...   - Никаких 'но'. Твоя паника вполне нормальна - мне кажется, было бы странно, если бы ты с дежурной физиономией вышла сейчас в зал, позевала, пока Велимир зачитывает церемониальную речь, а после сообщила 'ну слава богам, отмахались' и ушла глушить эль в ближайший трактир.   - Кстати, где тут ближайший трактир?   - Хельга!   - ...представляете, там Лесс такой краси... О-о-о, и Хелли такая красивая-я! - в комнату влетел ураган Поллиарина.   Стоит признать, выглядела 'девочка' не менее эффектно, чем остальные. Небесное платье строгого фасона с разрезом сочеталось и с серебром волос, и со светло-голубыми глазами, и с почти фарфоровой кожей. Разве что вместо каблуков на девочке были сверкающие туфли на плоской подошве... Интересно, видел ли ее Тим в таком облачении?   - Еще одна подружка невесты готова, - объявила Ламиэль. - Ну что? Могу я уже велеть оркестру играть?..   Я зажмурилась. Вдохнула. Выдохнула. Посмотрела на Киа, которая подсказывала мне, что надо кивнуть, потом на Полли, которая держала ладошки замочком, прижав к груди, и умиленно разглядывала меня, потом обернулась в очередной раз на зеркало и выпалила:   - Можете.      В компактный букет из мелких ромашек и небесно-голубой гортензии я вцепилась, как утопающий в руку спасителя. Казалось, он один меня понимает и поддерживает в такой сложный период жизни, а плотно закрепленные лентами и нитками жемчуга стебли и вовсе превращали свадебный атрибут в орудие самообороны.   Пока я шагала по ковровым дорожкам, окруженная вампиркой и демоницей, крайне наглядно представляла, как в самый напряженный момент крикну 'Ложись!', швырну букет в Велимира, и убегу прочь, злорадно хохоча.   ...а потом я увидела Лесса.   Белая рубашка, камзол - тоже белый, с черно-серебристыми узорами, светло-серые брюки... пепельные волосы, аккуратно затянутые в хвост, и - полный волнения взгляд.   Я застыла на пороге зала на несколько ударов сердца, переводя дыхание, собираясь с мыслями и натягивая маску невозмутимости на лицо, но предательская улыбка так и норовила разрушить желаемый образ.   Когда подруги передали меня жениху и встали наравне с Ли и Тимом - только по мою сторону, душа рухнула куда-то вниз, даже не в пятки, а в самые забытые подвалы дворца под нами. Лесс легко улыбнулся, стиснув мои пальцы, и сумел отвести восхищенный взгляд лишь когда оркестр замолчал, а Велимир заговорил.   Я поймала себя на мысли, что совершенно не различаю слов. В ушах пульсировала кровь, волнение поглощало остатки разума. Его Величество что-то говорил, а я лишь сильнее сжимала ладонь Лесса, и мысленно уговаривала себя дышать глубже...   Мужские голоса за дверьми и лязг оружий заставили меня вздрогнуть - что-то громыхало вдалеке, будто во дворец прорывалась вооруженная толпа. Всколыхнулся магический фон, в довесок завизжали служанки, а к моим пальцам сами собой потянулись черные нити.   Двери распахнулись, будто от удара тараном, запыхавшиеся потрепанные стражники ворвались в зал с криком:   - Ваше Величество! На дворец напали!   Звуки битвы на заднем плане становились все громче. Вскочил Тим, подорвались с места гвардейцы, стоящие в парадной форме у колонн, медленно, но очень угрожающе поднялся Велимир, тут же закрывая своей фигурой Ламиэль:   - Кто посмел?   - Свои...   С очередным вдохом в ноздри ударил неприятный, но до боли знакомый запах. Мертвая энергия наполнила пространство, будто черные тучи окутывали помешавших нашей церемонии.   Я увидела, как с разорванным горлом упал один из гвардейцев. Что-то выкрикнул Тим, выхватывая меч, и бросаясь им наперерез. Зарычал Ли, вытянулись зрачки Поллиэ, алым вспыхнули глаза Киа.   Лица ворвавшихся были мне знакомы. Это ведь были те самые, спасенные... Только теперь я отчетливо видела, что они мертвы. Что за долгоиграющее проклятие было на них наброшено, как еще объяснить, что мы не заметили этого раньше, кто и зачем это сделал с ними... и хрисс вас всех раздери, почему именно сейчас?!   Ледяные копья Лесса пронзили сразу нескольких воскресших, но они лишь пошатнулись, после чего с еще большим остервенением бросились в атаку.   Все смешалось, все полетело в пропасть, пробуждая все мои страхи, что я так старательно прятала как можно глубже. Все, чего я боялась, вспыхнуло жгучими искрами, превращая происходящее в самый настоящий кошмар.   Черные тени выросли за моей спиной. Неслышно они ринулись к нападавшим, снося на своем пути украшения и стулья. С криками разбегались музыканты, особо издевательски опадали цветочные гирлянды, что так любовно выбирала Ламия...   Гвардейцев в зале становилось все больше и больше, вспышки слепили, лязг оружий слился уже в единый звук, перекрывающий все прочие. Тени неконтролируемо сновали между людьми и эльфами, а я... я просто не могла собраться. Лишь злилась, и злость эта застилала мой разум.   ...и тени становились все крупнее.   Вырвавшиеся из-под земли щупальца разбросали всех в разные стороны, не отличая своих от чужих. Зашипела от боли вампирка, от визга умертвий заложило уши, отлетел в сторону Лесс, больно приложившись спиной об одну из колонн. Одна из теней скользнула к нему, вцепилась в горло...   ...и лишь тогда я очнулась. Перехватила несколько нитей, дернув на себя, и едва не обожгла пальцы. Кто бы ни проделал это, свое дело он знал. Призрачно-черный купол рос над залом, то и дело под ним взрывались огненные всполохи, разлетались ярко-алые вспышки. Что-то трещало, ломалось, падало...   Я видела, как прижатый к стене моей же тенью Лесс из последних сил выпустил ледяной шквал, чтобы отбить напавших на Тима и Поллиэ мертвецов. Нити по-прежнему жгли ладони, казалось, я даже видела, как обугливается кожа под ними... да так и выпустила, не дотерпев, и подвернув ногу на хриссовых каблуках бросилась к Лессу, по пути собирая мертвую энергию для пульсара. Зеленый сгусток прошил тень насквозь. Она обиженно вскинулась, обернулась, точно не ожидая от меня такой подлости, выпустила верлена и обернулась ко мне, распахнув прощальные объятия.   Призрачный купол разошелся мелкими трещинами, прорвался лучами света и визгом демоницы. Меня отшвырнуло в сторону, хлестанув позвоночником о ступени. Накрыло черной удушающей простыней, и краем угасающего сознания я успела уловить лишь странно податливого, провалившегося в портал Лесса, и - свой букет на расстоянии вытянутой руки.   Свой почерневший букет из умерших мгновение назад цветов.      ...я помню, как меня раздирало на части. Помню, как цепкие пальцы впивались в плечи, пытаясь удержать, как кричала Киа. И пощечину жгучую - помню.   - Тише, тише... - успокаивающе пробормотала подруга, едва увидев, что я распахнула глаза и дернулась сесть.   Оборотень легко надавил одной рукой на мое плечо, тут же насмерть пригвоздив к лежаку и отсалютовал: 'Обращайтесь'. Удалось лишь запрокинуть голову в попытке осмотреться, и вверх ногами разглядеть Киа, сидящую в изголовье. На щеке вампирки красовалась глубокая царапина, правая рука была зафиксирована повязкой с шиной, а взгляд...   - Я пыталась открыть портал следом. - Подруга болезненно скривилась. - Могла нагнать, или хотя бы проследить, куда...   - Один из нападавших это увидел, - перебил супругу Ли, - и вот результат. А если бы она не пыталась уже с переломом что-то магичить и отбиваться, то возможно обошлись бы парой целительских склянок и советом пару дней не рубить дрова.   - Можно подумать, какой-то перелом важнее Лесса, - мрачно парировала Киа.   - Где он? Что с ним? - наконец-то выпалила я, собрав часть мыслей в кучу.   - А что ты последнее помнишь? - вкрадчиво поинтересовался Ли.   - Купол, портал, и что Лесс в него падает. А потом взрыв и...   Супруги переглянулись. И мне это не понравилось.   - То есть, то представление, что ты устроила с тенями - ты не помнишь? Щупальца такие призрачные, разрывавшие умертвий?   - Не помню... - выдохнула я и, все-таки сумев сесть, вцепилась пальцами в волосы. - Пострадавших много? Как Тим? Поллиэ? Ламиэль с Велимиром?..   - Два гвардейца и один маг погибли. Остальные потрепаны изрядно, но живы. Вэл и Ламиэль целы. Тим с Поллиэ сейчас у магов, но серьезной угрозы нет, простой осмотр...   - А... - ответа на самый волнующий вопрос я боялась больше всего. - Из-за меня кто-нибудь пострадал?   - Мы видели, что магия тебя не слушается, тем более после такого, да и...   - Из-за меня. Кто-нибудь. Пострадал?   - Тебя никто не винит.   - Я не спрашиваю, хрисс тебя дери, винят меня в этом или нет, - вспылила я, взметнувшись вихрем на центр комнаты. - Я спрашиваю, пострадал ли кто-нибудь непосредственно от моих рук?   Ли с Киа одарили меня хмуро-сопереживающими взглядами. Я стиснула зубы и прихрамывая прошлась от стены к стене, шлепая босыми ногами. Подметая полы чудом выжившим шлейфом от хриссова свадебного платья.   - Начинаю понимать, почему чернокнижники сходят с ума, - остановилась я у стены, и обреченно ткнувшись в нее лбом, замерла.   - Хелл, не говори глупостей. Из тебя чернокнижник, как из меня принцесса, - изрекла Киа. Хмыкнул Ли, намекая супруге, что сравнение выбрано ей категорически неудачное с учетом ее прямого родства с правителем Аркхарии.   Черная тень смотрела из дальнего угла, но я лишь скользнула по ней взглядом, вновь обернувшись к друзьям, и медленно сползла по стене на пол.   - Я себя не контролирую. Я вообще себя не контролирую.   - В плане?   - После ритуала с Гранью, что-то изменилось. А может - оно изменилось даже раньше. У могилы Таники. Либо же... - признаваться себе было тяжело. Озвучивать - еще тяжелее. - Когда Вистерион напал на Академию, я... перестраховалась. Сделала так, чтобы его забрали. Навсегда. Это страшнее обычной смерти . Только мне тогда это совершенно не казалось чем-то жутким, это было правильно.   - А сейчас ты думаешь, что ошибалась?   - Любые действия, напрямую направленные на отнимание жизни, по сути своей - черные. У меня настолько сдвинутое понимание смерти, что я уже не разделяю, что хорошо, а что плохо. Если по моей 'просьбе' восстают мертвецы и разрывают в клочья рабовладельцев на варсакской арене, то я не виновата. Это ведь не я их убила. Хотя даже слепому видно, у кого руки в кровище по самые локти.   Киа с Ли обеспокоенно смотрели на меня, не зная, что сказать. А может и зная, но опасаясь, что это вызовет очередную вспышку. Либо понимая, что я нисколько не утрирую. Либо решив, что с сумасшедшими лучше не спорить.   - Хель, - нарушил наконец-то повисшую тишину Ли. - Если тебе так хочется сейчас заниматься самоедством, я не против, но нам тут всем давно уже место в самой большой заднице под крылом Дейма отведено и к светлейшим садам Литы перекрыты все маршруты. Если ты понимаешь, о чем я. Причем, если верить храмовникам, то неважно, убивал ты кого или нет. Специально - или нет. Одного - или целые толпы. Такая у магов судьба загробная.   - Моя судьба загробная вполне четко уже определена. Застряну на Грани на веки вечные. Я ведь сразу знала, что это паршивая идея со свадьбой. Я за Лесса боялась, потерять его боялась как Арлана... и что в итоге? Где он теперь? Где мне его искать?   - Не тебе, а нам, - между делом поправила меня Киа. - И если ты думаешь, что виной всему свадьба - то ты снова ошибаешься. Это все равно бы произошло - с церемонией или без.   - Некромант, не почувствовавший целую армию мертвецов... - усмехнулась я, вновь пропустив ободряющие речи мимо ушей. - Как вам это? Все. С меня хватит.   - Чего хватит?   Я уверенно встала с пола, с ненавистью одернула хриссово платье, сорвав ленту корсета и чувствуя, как медленно ткань расползается, освобождая тело, и зашагала к двери, попутно поддерживая его, чтобы не остаться в одном белье среди коридора.   - Хель, возьми себя в руки. Истерики сейчас явно не лучший выход.   - Я к себе. Переоденусь. Найду Лесса. Сотру с лица земли того, кто его у меня забрал. И отчалю за Грань с чистой совестью. Чтобы госпожа Элейн самолично вздернулась там от моей компании. И больше ни слова при мне о ваших проклятых свадьбах.   Черная тень послушно выскользнула из комнаты следом за мной.      - Они ушли из Вилеи.   Весть пронзила молнией. Вздрогнула я, напряглась Киа, с сожалением покосившись на сломанную руку, посерьезнел Ли.   - Маги следовали за ними, перехватывая волны свежих порталов, - продолжал Тим. - След пропал в деревне за пределами государства.   - Что за деревня? - как можно более спокойно произнесла я.   - Снежная, - проговорила Алиссия, сидящая чуть поодаль. И осознав, что название никому ничего не сказало, уточнила: - Там еще гостевой двор есть 'У Руфуса'.   - Я в нем останавливалась по пути сюда. Меня еще оттуда поганой метлой погнали, потому что накануне у них бывал какой-то хриссов некромант. А что если он там лишь ставил метки для порталов, а после двинулся сюда?   - Это самое интересное. Половина порталов была открыта магией крови. И у меня есть подозрение, что Киа все же была права насчет тех двух вампиров, замеченных в переулке.   - Что у нас имеется в итоге? - изрек Ли. - Некромант, два вампира, толпа воскрешенных, задетый источник сильнейшей магической энергии, некто чокнутый, что убивал людей и выкладывал их тела по четкой схеме. Обескровленные трупы.   - Обескровленные тела также могли пойти на подкормку вампирам, - заметила Киа, - перемещения отнимают немало сил.   - Ну да, - Ли неловко потер шею. - Ну да... Припоминаю.   - Меня больше волнует вопрос - зачем им Лесс? Почему именно Лесс?   - Какая у нас есть уверенность, что это не простое совпадение?   - Не знаю, но есть подозрение, что им что-то нужно от Хельги.   - От меня? - нахмурилась я. - С чего это?   - Много совпадений, - вздохнула подруга. - Пока ты была в Греморе, странности происходили там. Уехала в Вилею - странности начались здесь.   - Насколько мне известно, граница Аркхарии до сих пор работает в прежней мере, - перебил нас Тим. - А значит, ваши стражи из пробкового дерева до сих пор несут свою службу. И наверняка знают всех, кто покидал пределы государства за последнее время.   - А если они покинули их раньше?   - Сир де Асти не так давно вернулся к власти, - сурово произнес Тим и откашлялся, смущенный непроизвольной рифмой. - Тут к провидцам не ходи, прошло куда меньше года. Не так много вампиров тут же побежали покорять неизведанные земли, не так много земель были готовы тут же приютить любопытных вампиров, так что списки, конечно, возможно и будут внушительными, но не составит труда довести их до десятка-двух подозреваемых.   - И что нам это даст?   - Можно проследить связи. Кто, куда, с какой целью. Если где-то мелькнет некромант, можно будет взяться за расследование плотнее. Не промелькнет - будем изучать глубже. Киа, возьмешься?   - Без проблем, - пожала плечами вампирка.   - Хельга?..   - Попросишь сидеть и не высовываться - прокляну, - мрачно заверила я.   Порыв мой бежать по следам перемещающихся вовремя был погашен сначала неловкой обоюдно извинительной беседой с графиней Ламиэль, поймавшей меня у входа в комнату, после - подругой, которая на удивление после всего выслушанного еще не отчаялась достучаться до моего рассудка, и наконец окончательно добит Поллиэ, вырвавшейся от лекарей с целью поведать мне как ее это все расстраивает (покрасневший нос и припухшие веки подтверждали - действительно расстраивает!), пообещать, что будет очень-очень стараться нам помочь с поисками (тут вообще никто не сомневался) и напоследок утешающе выпалить 'зато он не сам сбежал!' (а тут вот вообще не поспоришь).   Поисковые операции усложнялись тем, что их нужно было обдумывать, и мне ничего не оставалось, кроме как довериться своим разумным друзьям - мой собственный мозг с маниакальным упорством декламировал мне одну лишь мысль - где Лесс, что с Лессом, искать Лесса, а не сидеть на месте, тратя драгоценное время на стратегию и тактику. Вот только даже я понимала, что колесить по Дариолу без зацепок можно годами. Стоит ли говорить, что столько времени у меня и вовсе не было?   Да я же самолично сотру Грань с картины мира, если шагнуть в ее объятия мне придется раньше, чем найдется Лесс.   Стребовав с друзей обещание держать меня в курсе расследования и дав свое, что не стану совершать необдуманных поступков, списывая их на то, что 'мы, чернокнижники, с головой не дружим', я вернулась в комнату и устало села на кровать. Хриссово платье смотрело на меня с вешалки, бередя душу, и я откинулась на спину, вперив взгляд в потолок, и прикрыла глаза.   - Где тебя искать...   Я уже почти задремала, когда в дверь постучали. Прислуга интересовалась, не набрать ли мне ванну. Поблагодарив, я вежливо отказалась, прошлась по комнате, массируя виски и замерла перед зеркалом на стене, высотой до самого потолка.   Легкая дымка окутала изображение, точно от чьего-то дыхания. Не удержавшись, я провела пальцем по мутному облаку, но вопреки ожиданиям не оставила на нем и следа. Что за...   'Эс...'   Кто-то по ту сторону неуверенно вычерчивал буквы на стекле. Я застыла, путаясь в смеси тревоги и ожидания.   '...ка...'   Протерла глаза, желая убедиться, что это не сон и не обман зрения.   '...лиол'.   - Лесс! - Я впечаталась ладонями в зеркальную гладь, желая утонуть в ней. Это ведь он! Только он мог до этого додуматься.   И еще долго я всматривалась куда-то в глубины отражений, но чем дальше, тем больше разочарования выражало мое лицо, и тем сильнее таяла надежда.   - Они переместились в Эскалиол!   Вампирка едва не зарядила мне промеж глаз пульсаром не столько с перепуга, сколько ради профилактики, когда я налетела на нее со спины в библиотеке.   - И мне нужна твоя помощь. Можешь переместиться к развалинам старой школы магии?   - Кажется, какая-то часть объяснений затерялась. Предлагаешь задавать наводящие вопросы? - скрестила руки на груди подруга.   Я перевела дыхание:   - Лесс передал послание через зеркало. Написал лишь одно слово - Эскалиол. А мне, прежде чем отправляться туда, необходимо убедиться всего в одной своей догадке. Если действительно тот, кто все это задумал, ушел в Эскалиол, значит, здесь свои дела он должен был закончить. Либо - ушли только пособники, а сам маг еще здесь.   Киа изучила мое лицо, будто считывая мысли и делая выводы о моей адекватности, а после отложила в сторону карту, и выдохнула:   - Идем. Мне нужно подкрепиться.   - Киа! Нашла время думать о еде.   Вампирка закатила глаза, я поняла, в каком месте сглупила и пожала плечами, мол, простите, переволновалась.   - Ты уверена, что это был Лесс?   - Уверена. Не знаю, почему. Если ты ждешь от меня аргументов, то вряд ли дождешься.   - Да нет, я тебе верю, - спокойно отозвалась подруга, извлекая из шкафа зачарованный бутылек с бордовой жидкостью. - В конце концов, ты же пришла ко мне за помощью, а не стала поднимать всех окрестных мертвецов, чтобы они тебя донесли до места назначения. Это уже хороший знак.   - Какого же ты мнения обо мне, дорогая, - усмехнулась я.   - Я просто тебе подыгрываю, - вернула усмешку Киа. - Из всех нас только ты уверена, что сходишь с ума. Вероятно, тебе нравится так думать.   - Вероятно, у меня в голове хриссово месиво из мыслей и то, что это не бросается в глаза окружающим - совершенное чудо, - выдохнула я.   - Вероятно. В голову к тебе я заглянуть не могу. - Киа залпом опрокинула в себя содержимое флакона, а я с неподдельным интересом наблюдала, как наливаются алым светом карие глаза.   Разговор прервался, подруга схватила меня за руку и мы без лишних раздумий переместились к развалинам.   - Как я и думала. Пусто. Этот ублюдок выжал некроартерии до последнего.   Касаясь ладонью земли, я стояла на коленях, растерянно прислушиваясь к магическому фону. Ничего. Пустовали даже клетки, заключавшие в себе одичавшие сущности - хотя я до сих пор не уверена, что это не моих рук дело. Могут пройти годы прежде чем все здесь вновь заполнится энергией, и страшно было даже подумать, куда может быть направлена такая некромагическая мощь.   - Что бы ты сделала, будь у тебя столько магии в распоряжении?   - Воскресила бы кого-нибудь. Полноценно, - подернула я плечом. - И скорее всего - не одного.   - У нас по-прежнему одни догадки, ничем не подкрепленные. Моя душа бывшей разведчицы рыдает горькими слезами, - Киа поправила повязку на сломанной руке и скривилась.   - Болит? - сочувствующе отозвалась я.   - Мешает, - вздохнула подруга. - Никудышная все-таки в Аркхарии подготовка. Надо будет написать папочке де Асти, пусть проследит, чтобы стражников натаскивали на обе руки одинаково колдовать. Все?   - Да, чего боялась - в том и убедилась. Можно возвращаться.   - Скорая вампирская перевозка готова, - шутливо-мученически отозвалась вампирка, когда я вцепилась в ее локоть, дабы не затеряться в пространстве по пути.   Выпали мы в центре парадного зала дворца, перепугав двух служанок и даже заставив вздрогнуть от неожиданности бредущего к выходу Тима.   - Неужели у вас, у магов, до сих пор не придумано каких-нибудь предупреждающих штук? Мигающих фонарей, например, с надписями 'осторожно, сейчас сюда переместятся' или что-то в этом духе? То так и заикой можно сделаться. Если не из-за толпы народа, внезапно выпавшей из воздуха, так хотя бы от этого фирменного вампирского взгляда.   - С каких это пор ты стал пугливым? - хмыкнула Киа.   - Так не о себе ж беспокоюсь. Король у нас вот, например, всего один, им рисковать нельзя. И кандидат на его место, кстати, тоже всего один, так что нам вдвойне королем рисковать нельзя.   Оставив Киа с Тимом, я направилась собирать вещи... но ноги сами собой понесли меня в покои графини Ламиэль. Пусть мы уже успели побеседовать мельком, но все же нечто вроде совести меня уже не просто грызло, а догладывало.   - Прошу прощения за беспокойство, - учтиво кивнула я, едва Ламию оповестили о моем визите и позволили войти.   - Что вы, Хельга, никакого беспокойства. Никак не выходит из головы произошедшее с Лираласом. И с вами...   - Мы скоро отправляемся в Эскалиол, - увильнула я от больной темы. - Я не могла убежать, не поблагодарив вас еще раз за все, что вы сделали для меня. Пусть даже это закончилось... вот так. Все ваши старания...   - Не благодарите, - кротко улыбнулась графиня. - Вам есть на что сейчас разменивать свою душу и без лишних тревог. Вы ведь не считаете себя виноватой, верно?   - Отчасти. По ощущениям мне хочется перед вами извиниться трижды лично и четвертый раз в письменном виде. Но... судьба у меня такая - упускать самые лучшие возможности.   - Вы найдете его, - графиня коснулась моего плеча. - Обязательно, иначе и быть не может. И тогда я буду рада видеть вас в полном составе на нашей церемонии. А если понадобится помощь...   - Хотелось бы и мне когда-нибудь пригодиться вам, - вздохнула я. - Благодарю за приглашение. И за... все остальное. Если повезет, еще свидимся.   - Несомненно. Я, например, всегда мечтала взглянуть на детище сира де Асти.   'Да вон оно, на первом этаже, с Тимом беседует' - чуть было не вырвалось у меня.   - Буду рада вашему визиту. Уверена, ректор Росский тоже. Всего вам наисветлейшего.   И во избежание лишней сентиментальности, раскланялась и ринулась собирать вещи.   ...бросила прощальный взгляд на столь любовно сотворенное господином Мираном платье, стиснула зубы и захлопнула дверь.            Часть III   Пособие для профессионалов.      - ...если я лопну, то я вам этого никогда не прощу, - тяжело выдохнула Киа, снимая защиту с ворот Академии. - Во мне чужой крови больше, чем собственной.   - Цель оправдывает средства, - пожал плечами Ли.   - Оборотень, некромантка, демон и лошадь...   - Кхм.   - Рогар, простите. Мало кто может похвастаться столь разнообразным перечнем перемещаемых.   - Ну не могли же мы оставить Сэма в эльфийских конюшнях. Там и так лошади сейчас ржут с заиканием, а восторг конюха, узнай он, что госпожа некромантка скрылась, оставив ему на попечение нечисть, и представить страшно.   - Но Сэм хороший! - обиженно отозвалась Поллиэ.   Сэм был полностью согласен с мнением демоницы, а посему гордо обошел нас и поравнялся с девочкой, за что был тут же потрепан по холке.   - Идиллия.   Отправив сладкую парочку на кладбище, мы в первую очередь направились в кабинет ректора. Периодически останавливаясь, чтобы выслушать радостное 'ура, вы вернулись!' и подслушать искреннее 'ну во-от, сейчас начнется...' мы шагали по родным коридорам.   - Сначала зайдем мы с Ли, - предупредила Киа. - Лангонский может быть здесь.   Я согласно кивнула: желанием столкнуться с тэром я не горела нисколько, а потому чуть отстала от друзей, поздоровалась с госпожой Сейлетской, выслушала гору соболезнований и уже собиралась было тихо слинять за угол, как Бейлис закончив с сопереживаниями переключилась на переживания:   - А еще не далее, как вчера, ко мне в кабинет кто-то вломился, вы представляете? Сломал печать, раскидал все бумаги, затер все следы... и даже разворошил мой маленький тайничок!   - Тайничок? - озадачилась я. - И что вы там хранили?   - Ничего особенного, несколько листочков с предсказаниями на далекое будущее - просто интересно проверить, сбудется или нет, а то ведь так нескоро это все случится, что я и вовсе уже все забуду.   - И что? Ваши 'предсказания' украли?   - Да что вы, кому они нужны, - огорченно вздохнула Бейлис, очевидно в душе где-то мечтая о том, чтобы за ее пророчествами охотились всеми правдами и неправдами, как за самым сакральным знанием Дариола. - А когда этот кабинет принадлежал господину Фелю - такого не было! Да сжалится над ним Клагул...   'Да сожрет его Изя', мысленно поправила коллегу я.   - Постойте. А не может ли быть такого, что искали там нечто, принадлежавшее Фелю? - поразилась я случайной догадке.   - Может, - еще печальнее вздохнула Бейлис. - Его тайники я даже не открывала.   - Но они точно там есть?   - Точно. У него они везде есть. И в комнате, что была к нему приписана. И в резиденции. Вот это я почему-то точно знаю, - совсем поникла госпожа Сейлетская, - а кто беспорядок в моем кабинетике навел - даже не представляю.   - Не позволите ли нам чуть позже заглянуть? Осмотреть, так сказать, место происшествия? Вдруг госпожа эо Ланна что-нибудь заметит?   - Да загляните, конечно.   - А Росский в курсе?   - Конечно. Тут уже и стража городская ходила с тем неприятным мужчиной, от которого вы огурцами отбивались.   - Лангонский, - едва сдержала улыбку я, точно вспомнив нечто действительно радостное.   - Да, он. Осмотрели и ничего не нашли. А этот Лангонский так и вовсе сказал, что я все сама подстроила, представляете?   - Сами? - приподняла одну бровь я. - И как он свое предположение обосновал?   - Что я так решила привлечь к себе внимание. Он, правда, так и не ответил, каким образом мне удалось стереть следы своего пребывания в кабинете - это ведь совершенно не моя специализация. Более того, все было вычищено настолько, будто в кабинете пару недель не было ни одной живой души!   - Перестарался?- ухмыльнулась я.   - Скорее всего, этот кто-то приходил ко мне в кабинет за это время. И побоялся, что я его опознаю по знакомым 'следам'. Вот и затер как свой прошлый визит, так и новый.   - А заходят к вам, я так понимаю, многие...   - Да, за это время там побывал по меньшей мере весь мой факультет. И даже некоторые студенты с других.   - И преподавателей со счетов списывать нельзя, - вздохнула я. И на всякий случай поинтересовалась:   - А Кайлан к вам не заходил? Ну о-очень любознательный молодой человек с Башни Рун.   - Кайлан?.. - наморщила лоб Бейлис.   - Алларий. Новенький.   - Заходил. Просил разрешение поприсутствовать на нескольких моих лекциях, но почему вы именно про него спросили? Вы думаете, это он мог? Зачем?   - Душа Кайлана - потемки, - пожала плечами я. - А теперь простите, мне необходимо кое-что обдумать, пока мысль не выветрилась.   Распрощавшись с госпожой Сейлетской, я влетела в кабинет Росского.

.

Сайт - .. || ..


Источник: http://samlib.ru/s/shermer_o/kakwydatxzamuzhnekromantku.shtml


Как сделать руку с факелом

Как сделать руку с факелом

Как сделать руку с факелом

Как сделать руку с факелом

Как сделать руку с факелом

Как сделать руку с факелом

Как сделать руку с факелом

Как сделать руку с факелом

Похожие записи: